Атака на разум и уловки гуру

Чтобы поддерживать контроль над сознанием, необходимо подорвать доверие человека к себе. Для этого все,что способствует формированию и укреплению веры человека в собственные силы, вероломным образом разрушается. Вера в себя базируется на использовании в качестве обратной связи личного, непосредственного жизненного опыта, а также на формировании ментальных и перцепционных инструментов и схем для обработки, интеграции и оценки связи человека с внешним и с внутренними миром.

Обычно предполагается, что природа духовности не только в корне отлична от повседневной жизни, но и что это вообще вещи несопоставимые. Из этого делается вывод, что способы определения истинности или осмысленности утверждений, проистекающих из жизненного опыта, неприменимы к так называемым высшим истинам, носителями которых служат гуру и религия. Это многовековое деление на духовное и мирское глубоко проникло во все сферы цивилизации. Мы считаем такой раскол трагедией, приводящей к широко распространенному у современных людей распаду психики. Внутренняя битва между предположительно высшей и низшей (хорошей и дурной) частями человеческого «я» часто приводит к психологическим конфликтам, поскольку люди утрачивают способность воспринимать себя как целостное человеческое существо.

Мы никоим образом не отрицаем самой возможности трансцендентного опыта, недоступного восприятию разумом, и его важности. В действительности любой опыт по своей природе не вмещается в рамки тех понятий, с помощью которых люди пытаются его описать. Ведь невозможно с точностью передать ни смысл красного цвета, ни сущность того, что такое любовь. Верно также и то, что разум имеет пределы. Но несправедливо делать из этого вывод, что разум бесполезен или даже вреден, когда требуется свести все эти опыты воедино и извлечь из них общую сущность. Разум и здравый смысл можно назвать полезными инструментами, совершенно необходимыми при анализе и классификации явлений, и отвергать их чрезвычайно рискованно.

Восточный взгляд на просветление как на что-то лежащее за пределами разума, позволяет гуру отрицать разум. Уже одно это делает гуру неподвластным никакой внешней оценке, что весьма опасно, ибо автоматически освобождает его от ответственности за какое бы то ни было поведение. На любые претензии гуру может с легкостью ответить: «Поскольку вы не обладаете просветленностью, вам просто не дано понять то, что я делаю». Если соглашаться с таким подходом, всякое несоответствие между идеалами и реальными делами становится вполне допустимым. Гуру может отразить любую претензию или критику, сказав: «Это твоя проблема, и тебе мешает твое эго». У самого гуру, конечно же, вообще нет «эго». Расхожие фразы, используемые в качестве барьеров, ограждающих от всего, что подрывает духовный авторитет, звучат примерно так: «Это всего лишь ненужное умствование» (или аналитичность, рациональность, психологизм); «Это сопротивляется твое эго»; «Ты руководствуешься умом, а не сердцем»; «Это низменные соображения из материального мира» и т.п.

Как только способность критиковать «обезврежена», последователи начинают воспринимать самые причудливые и несообразные поступки гуру как должное. Гуру проповедуют Единство бытия, изолируя в то же время себя от всех тех, кто с ними не согласен. Они проповедуют аскетизм, а живут в роскоши. Они проповедуют равенство, а требуют поклонения от своих последователей, которые, следуя примеру своего идола, пытаются ставить себя выше тех, кого считают менее духовными. Все, что бы ни делал гуру, может рассматриваться в качестве испытания веры и преданности. 

Гуру отрицают разум как путь к пониманию. Когда они пускаются в дискурсивные изыскания, то часто особую ценность придают парадоксу. Парадокс является легким способом манипулирования сознанием. Неважно, какое положение ты занимаешь, тебе все равно дают понять, что гуру знает то, что неведомо тебе. Парадокс обычно завершается сдвигом уровней абстракции. В эзотерической «духовности» это представляет собой сдвиг из сферы индивидуализированного существования к абстрактному уровню абсолютного Единства. Например, когда рассматриваешь бытие как нечто состоящее из отдельных сущностей, то отдельные люди закономерно представляются вместилищем страдания. Концепция Единства разделывается с индивидуумами. Путем комбинирования различных уровней и игнорирования того, что они различны, могут быть сделаны парадоксальные утверждения типа: «Страдание существует, однако никто не страдает» и «Все несовершенства совершенны». Изменяя таким образом контекст, можно почти все обратить в парадокс, служащий намеком на особую мудрость. Парадокс может также использоваться для оправдания какого угодно поведения, в том понимании, что гуру говорят о существовании в нем якобы скрытого смысла, являющегося частью парадоксальной природы вещей, и понятного, конечно же, только им.

В некоторых кругах стало модным порочить разум и превозносить чувства и интуицию, пытаясь с их помощью превозмочь сухость механистичной науки и линейного мышления. Но апелляция к чувствам или интуиции без разума свидетельствует о подходе столь же одностороннем и ограниченном, как и при использовании одного лишь разума. Ибо как ум бесплоден без сердца, так и сердце черство или хаотично без ума. Жить творчески — это искусство объединять чувство и понимание. Без разума легко стать «истинным верующим», принимающим те убеждения, которые порождают желаемые эмоции. Здесь если и используется мысль, то лишь для того, чтобы защитить убеждения путем сооружения неуязвимой, закрытой системы, непроницаемой для логики, неподобающих опытов и попыток прояснить противоречия. 

Разумность подразумевает способность реагировать на информацию — как внутреннюю, так и внешнюю — путем адекватных изменений. Вмешательство в этот процесс является одним из самых коварных и часто применяемых авторитарных приемов — отрицается или подвергается резким нападкам собственный житейский опыт последователей, а также их аналитические способности. Это позволяет лидеру манипулировать даже высокообразованными людьми, особенно если их образованность не принесла им удовлетворения.
Наличие разума еще не гарантирует мудрости. Однако он является инструментом для обобщения опыта, из которого рождается вера человека в себя, а это не менее важно, чем мудрость. Когда же на критический разум навешивается ярлык бездуховности или когда его называют препятствием к постижению высшей истины, то создается впечатление, что нет другого пути, кроме как принять точку зрения или идеологию некоего высшего авторитета.

***


Неотъемлемой частью любой авторитарной структуры, как уже говорилось, является подчинение авторитету, почитание его, послушание, отказ от собственных суждений в угоду диктуемым сверху, — одним словом, все, что мы называем здесь капитуляцией. Традиционные отношения гуру-ученик также строятся на капитуляции. Подобно тому, как верующие христиане покоряются воле Божьей, ученики в восточных религиях полностью подчиняются гуру, что позволяет ему проявлять в отношении них чрезвычайную авторитарную власть. Однако не следует думать, что гуру все дается само собой, — он должен отлично уметь добиваться от людей покорности и удерживать их в этом состоянии. Люди обычно тянутся к гуру не просто из любопытства или каких-то личных симпатий, а чтобы получить то, чего им так недостает, — обрести смысл жизни и почувствовать себя приобщенным к миру духовности. На первом этапе это осуществляется через акт капитуляции.



Побуждение к капитуляции


Психологический авторитаризм базируется на умелом манипулировании желанием и страхом, поэтому мотивационная технология, используемая для побуждения к капитуляции и ее утверждения, по сути довольно проста — это обещание или вознаграждения (в этой или той жизни), или неотвратимого возмездия. При этом вознаграждение стимулирует капитуляцию, а возмездие, которое должно неизбежно настигнуть вероотступников, призвано удержать их от ухода (81:) от гуру. Так что же, собственно, побуждает человека к капитуляции? Всегда ли сам гуру сознательно манипулирует учениками? Ведь некоторые из них, наиболее фанатично преданные своему учению, всего лишь стараются подражать своим прошлым учителям, от которых они получили эзотерические познания и глубокую убежденность в том, что покорность — необходимое условие любого ученичества. Поэтому традиционные гуру учат тому, чему учили их самих, и обращаются со своими учениками так, как с ними обращались их собственные духовные наставники. А посему покорность признается важнейшей составляющей их учения, она всячески укрепляется и вознаграждается, тогда как любая попытка отказа от нее осуждается. В ход идут особое внимание к наиболее послушным и одобрение их деятельности, а также наказание провинившихся. И хотя некоторые гуру и говорят, что сомнения в некоторой степени оздоравливают, любое проявление нелояльности влечет за собой наказание, иногда весьма утонченное. Сомневающийся никогда не войдет в круг ближайших сподвижников гуру. Свято веря в то, что для передачи их учения капитуляция абсолютно необходима, многие гуру прекрасно осознают, что манипулируют людьми с целью подчинения их себе, но считают, что действуют во благо людей. Такой подход оправдывает не только умышленную манипуляцию людьми, но и их заведомый обман, прикрываясь благой целью — избавить людей от сомнений и открыть им дорогу к духовному совершенствованию.

На самой начальной стадии обольщения гуру и его ближайшее окружение делают каждого потенциального ученика центром всеобщего внимания, так что он чувствует себя очень важной персоной. Затем следуют похвалы, награды, обещания неведомых доселе духовных переживаний, предложения дружбы и любви, — короче, полный набор благ. Те, кто знал новообращенного прежде, находят, что он выглядит абсолютно счастливым, что также свидетельствует в пользу правильности сделанного им выбора. Когда этот первый этап пройден, в ход пускается технология дезориентации. Необходимо подорвать доверие человека к себе и лишить его прошлых привязанностей и систем поддержки. Критическое мышление и опора на предыдущий опыт считаются здесь источником прошлых или настоящих проблем человека. Один духовный лидер даже (82:) провозгласил самого себя настоящим отцом своих учеников, назвав биологических родителей «дьявольскими».

Весьма соблазнительно признать капитуляцию единственным правильный путь к достижению духовных вершин. Несогласным и сомневающимся обычно предъявляются два весьма весомых аргумента — возможность «познать Бога» и «выполнить свое кармическое предназначение». Что касается первого, то человек по своей сути не способен ни точно зафиксировать, ни полностью осознать, удалось ли достичь искомого, в результате чего чувствует себя неполноценным. В отношении второго роль гуру заведомо считается главенствующей, что исключает возможность совершить ошибку. Надо лишь следовать его мудрому руководству:

1. «Забудь, что я твой гуру, а ты мой ученик, ибо это сейчас неважно. Главное препятствие на твоем пути — отсутствие решимости. Пора отбросить в сторону все колебания и обрести мужество полностью отдаться чему-то. Неужели ты думаешь, что можно познать Бога, не посвятив ему всего себя целиком?»
2. «Может ли слепой судить о том, кто видит, а кто нет? Как может ученик знать, что в сердце у его гуру? Если он открывает свою душу гуру, то этим осуществляет свое кармическое предназначение. И если гуру не оправдывает доверие своих учеников, то это его плохая карма, а не их. Но может ли мудрец рубить сук, на котором сидит?»

В некотором смысле, при передаче ученику знания или мастерства заранее известна их особая цель и предсказуемый конечный результат. Так, например, людям говорят, что посредством особой медитации они могут увидеть некое голубое свечение или перед ними предстанет образ гуру, или произойдут другие необычные, казалось бы, явления. Любое обещание такого рода, по сути, мало что значит, поскольку в человеческом мозгу под воздействием внушения или самовнушения могут рождаться любые образы. Попытки же добиться обещанных высших ступеней трансформации сознания и, возможно, даже «просветления» могут растянуться не только на долгие годы, но и на всю оставшуюся жизнь. 

Как только ученику удается добиться определенных сдвигов в процессе перерождения, гуру и его окружение начинают всячески поддерживать, укреплять и усиливать веру в конечный успех мероприятия. Уже первое достижение такого рода, например, видение голубоватого свечения, преподносится как значительный шаг на избранном пути. Каждое заранее предсказанное переживание используется в качестве лишнего доказательства истинности учения гуру, что укрепляет его власть и авторитет. В действительности это лишь доказывает, что умело используемые приемы воздействия на человеческую психику, опирающиеся на знание ее свойств, позволяют добиться вполне предсказуемых результатов. В частности, людей приучают смотреть на гуру как на источник новообретенных положительных эмоций и ощущений, а затем, чтобы воспроизвести эти эмоциональные состояния, в сеансах медитации используют изображения гуру.

Сам по себе процесс капитуляции учеников перед Гуру может быть как постепенным, когда по прошествии времени они покоряются ему все больше и больше, так и быстрым, когда происходит фактически мгновенное обращение, сопровождающееся полной и безоговорочной капитуляцией. Такие быстрые и иногда неожиданные обращения к вере могут случаться в любой системе убеждений, хотя чаще их можно наблюдать в религиозных структурах. Всевозможные «видения света» позволяют ученику почувствовать себя свободным от старого багажа, обновленным и даже родившимся заново. Глубокое душевное потрясение, испытываемое в момент обращения, сопровождается, как правило, чувством глубокого облегчения, связанного с освобождением от прежней личности и обретением новой. Вся прошлая жизнь переоценивается с точки зрения нового мировоззрения, безвозвратно вытесняющего старое. Эйфория, порождаемая новым состоянием души, воспринимается как окончательное подтверждение истинности вновь обретенного знания, однако в действительности всякое изменение мировоззрения сопровождается душевным подъемом. А посему обещания гуру, прямые или косвенные, касающиеся удивительных и глубоких душевных ощущений, которые человек сможет пережить при условии подчинения гуру, отнюдь не оказываются пустым звуком. Убедившись в этом на практике, ученики начинают свято верить, что их гуру воистину является «просветленным». 

Многие культы и евангелистские фундаменталистские религии не только применяют обращение, но и используют его в качестве важного свидетельства собственной истинности. Некоторые современные религиозные группы стимулируют обращение на своих «тренингах», доказывая отсутствие авторитаризма предполагаемым индивидуальным опытом переживания истинности этих вероучений. Однако на самом деле происходит нечто иное. Уже само по себе то, что столь многие группы со столь радикально различающимися вероучениями способны использовать единый прием, означает, что капитуляция перед каким-либо лидером или идеологией может мгновенно вызывать сильные чувства и приводить к полному перерождению личности. Ощущение обновления часто сопровождается полнейшим отказом от прежних моральных установок. Сила переживаний, испытываемых при обращении, заложена в психологическом переходе от запутанности к определенности. Затем возникает потребность поддерживать и защищать новые убеждения, не давая исчезнуть приятному чувству обретенной правоты.

Цена, которую за это приходится платить, — уступка одной из старейших форм авторитарного контроля над сознанием. Ее сила такова, что люди нередко готовы защищать святость авторитета даже ценой своей жизни. В этом случае перерожденный человек в конце концов отгораживается ото всего, что не согласуется с его новым, жестко очерченным мировоззрением. Он способен раскрыться только внутри своей группы, тогда как сама группа закрыта для посторонних. В итоге он чувствует себя комфортно только с теми, кто либо уже находится внутри системы, либо открыт для обращения в ту же веру.


Сохранение превосходства


Капитуляция перед авторитетом является неотъемлемой частью психологической основы авторитарной иерархии. Властные структуры, особенно те, которые претендуют на духовное лидерство, опираются на иерархию ценностей, согласно которой вождь признается наиболее достойным и безупречным изо всех людей или вообще существом иного порядка. Далее приоритет отдается прямому наследнику или кругу приближенных. Таким образом, находящиеся на каждом уровне фактически отгорожены ото всех остальных, но особенно непреодолимая преграда отделяет всю структуру от тех, кто находится вне ее. Таким образом, капитуляция перед лидером (или гуру) означает вынужденную капитуляцию и перед самим авторитарным принципом иерархических взаимоотношений, подразумевающим господство и подчинение.

Когда новые ощущения становятся привычными, эйфория исчезает, и вновь приходят сомнения. Чтобы не дать Ослабнуть чувству преданности, необходима система поддержки, укрепляющая новую человеческую личность. Принцип работы данной системы во многом напоминает пресловутый педагогический прием «кнута и пряника». Чтобы сильнее сплотить группу вокруг себя, сделать ее приоритетной ценностью, гуру постоянно поощряет учеников, внушая им, сколь важно единение. При этом ужесточаются требования к покорности как единственному способу достижения духовного прогресса и обретения свободы от собственного «я». Что же касается «пряника», то его роль играют вожделенные эзотерические знания — тот самый ключ от таинственной двери в царство спасения и очищения, который гуру готов передать лишь тем, кого сочтет «созревшим». Ожидание каждой новой «порции» сокровенного (ученики никогда не получают все сразу) удерживает возле гуру поклонников, жаждущих подтверждения своей исключительности. Ведь с каждым шагом они обретают знание, недоступное остальным.

Любой конфликт учеников с гуру трактуется как их отказ склониться перед высшей истиной, как негативное проявление их прежнего «я» или как нежелание порвать со старыми привязанностями. Поскольку вначале подчинение вызывает лишь положительные эмоции, это обстоятельство используется для мощного психологического давления. Ведь если люди начинают ощущать себя более достойными и открытыми, то они ошибочно делают вывод, что все способствующее этому также должно быть истинным и благим. Так «ощущение себя хорошим» и раскрытие границ своей личности ошибочно приравнивается к истине. И наоборот, все, что противоречит установкам гуру, получает клеймо «негативного», и любая информация, не согласующаяся с принятыми убеждениями, отторгается и преследуется. Такой прием успешно противостоит возникновению любых нежелательных эмоций в качестве ответной реакции на то, с чем трудно смириться.

Люди, власть которых основывается на подчинении окружающих, используют богатый набор приемов, позволяющих им отвергать и подавлять все, что ставит под сомнение или оспаривает их статус, поведение или убеждения. Они высмеивают или пытаются запутать людей, которые задают провокационные вопросы. Их излюбленный прием, простой, но безотказный, сводится к тому, чтобы просто-напросто «отфутболить» спрашивающего, попытавшись продемонстрировать окружающим его глупость или некомпетентность. К примеру, стоит кому-нибудь спросить, почему тот, кто проповедует аскетизм, живет столь расточительно, в ответ он услышит следующее: «Вы просто не понимаете истинной природы аскетизма, которому нет никакого дела до показной роскоши. Аскетизм — это полная свобода от привязанностей и сопоставлений. Неужели вы думаете, что все это имеет для меня какое-либо значение? Но поскольку это важно для вас, и вы склонны сравнивать себя с другими, то, следовательно, вы не свободны. А только полностью свободный человек может постичь Вселенную». Такой ответ, как вы понимаете, никак не связан с заданным вопросом, однако в нем содержится намек на то, что, следуя учению гуру, каждый сможет приобщиться к тем же благам.

Еще одна из уловок, весьма эффективных и успешно используемых в обиходе любым гуру, заключается в том, что любые трудности и проблемы объявляются посланными специально для того, чтобы «испытать веру» его сподвижников. Умение с достоинством преодолевать все препятствия свойственно лишь истинно верующим. Чем труднее испытание, тем большее удовлетворение получает его преодолевший. При этом сам гуру подвергается наиболее трудным испытаниям и искушениям, а посему любой его эксцентричный и экстравагантный поступок может быть оправдан. Стоит отказаться от здравого смысла, и логически опровергнуть истинность любого утверждения уже невозможно. Вот почему даже самые высокообразованные интеллектуалы, попав в «сети» идеологии, готовы поверить во все, что угодно, сделать все, что угодно, и оправдать все, что угодно.

Учитывая, что власть гуру зиждется на покорности учеников, неудивительно, что некоторые гуру объявляют проявленные по отношению к ним неповиновение и неуважение самыми серьезными проступками, которые могут наиболее пагубно отразиться на духовном состоянии ослушников, или даже, более того, наполнить тысячи других человеческих жизней болью и страданиями. Такая угроза — весьма эффективное средство добиться требуемой покорности.

Для утверждения своей веры и своего авторитета духовные лидеры всегда прибегали к помощи таинственных и сверхъестественных сил. Даже в наше время находятся люди, готовые поверить в то, что способность совершать какие-либо действия, не поддающиеся простому объяснению и выглядящие как чудо, доступна только тому, кто имеет доступ к истинному, высшему знанию. Если бы кто-то вдруг пролетел над землей, как птица, то многие люди отнеслись бы к рассказам того, кто это видел (или кому показалось, что он видел) вполне серьезно.

Издавна было известно о существовании людей, обладавших особой божественной силой. Они пользовались славой целителей, умели передавать энергию на расстоянии, владели магией и даром материализации объектов. Один гуру утверждал, что может научить людей становиться невидимыми и левитировать. Глядя на подобные явления, невольно задаешься вопросом — что же в действительности при этом происходит? Является ли все это просто хитроумным трюком или же демонстрацией реальных, пока необъяснимых, потенциальных способностей человека? Где кроется источник энергии, исходящей от гуру, — в нем самом или же в его аудитории, обладающей повышенной восприимчивостью, которой он успешно манипулирует? И что представляет собой та энергия или сила, с помощью которой творятся подобные чудеса, — действительно ли она признак духовности? Или же это нечто похожее на тот экстаз, в который впадают юные поклонницы рок-звезд, падающие в обморок при появлении своих кумиров? Иными словами, всегда ли особые способности являются признаком особой мудрости?

Все это, безусловно, представляет большой интерес, однако в контексте наших рассуждений куда важнее выяснить не природу сверхъестественных явлений, а то, для чего их обычно используют. Можно бесконечно спорить о реальности магических действий, а вот цель их демонстраторов вполне ясна и заключается, прежде всего, в желании добиться превосходство над толпой, укрепить в ней веру в свою связь с могущественными потусторонними силами и заставить окружающих трепетать и преклоняться. И если авторитет устанавливается с помощью подобной магии, то можно с уверенностью утверждать, что безотказно сработал древнейший способ установления авторитарного контроля над человеческим разумом.

Но какие бы силы не пускались в ход с целью дискредитировать здравый смысл и заставить людей слепо следовать за лидером, к мудрости все это не имеет никакого отношения. Утверждение, что мудрость подтверждается магическими способностями, оспаривается даже традиционными восточными мыслителями. Считается, что любой, кто попытается использовать сверхъестественные силы или сам окажется в их власти, подвергается величайшей опасности, которая только может подстерегать человека на духовном пути. Обычно к чудесам прибегают для того, чтобы произвести впечатление. Но что для нас действительно является тайной, это то, почему люди демонстрируют свои необычные способности столь неуместным или даже тривиальным образом. Конечно, целительство, что ни говори, вещь хорошая, однако этот дар не обладает тем масштабным планетарным воздействием, которого можно было бы ожидать от объявляющего себя избранником Божьим. Впрочем, мир, находящийся на грани саморазрушения, ради своего спасения может использовать все, что ему предлагают. Но все же те, кто готов прибегнуть к любым экстраординарным средствам, лишь бы заставить других ему поклоняться, вызывают подозрения.

Гуру обычно трактуют свою исключительность как итог целой серии очищений, через которые они прошли в течение прежних жизней. Негласно считается, что человек не может достичь просветления за одну жизнь, как бы не старался. Ведь намного легче заставить человека покориться некому воплощению Совершенства, нежели себе подобному. Вот почему гуру всегда заботятся о том, чтобы по отношению к ним применялись эпитеты, обычно используемые, когда речь идет о божестве, — всемогущий, всемудрый, всеблагой и т.п. Ну и конечно же, все они заявляют, что могут показать людям путь к спасению, просветлению, блаженству, самопознанию, бессмертию, покою, победе над страданиями и познанию самого Бога. Путь этот весьма труден, однако цель в высшей степени привлекательна. Вступившего на него вдохновляет и укрепляет обещанная гуру безграничная любовь. Впрочем, совершенно неважно, какого рода эмоциональная связь при этом устанавливается, — главное, что она обусловлена капитуляцией и послушанием. Гуру умело насаждает те идеалы, которые укладываются в концептуальные представления его последователей о духовности и чистоте, не забывая при этом отметить ту мудрость, которую они проявили, всецело ему доверившись. Фактически, каждый слышит то, что хочет услышать.

Главный обман, на котором основаны почти все уловки, сводится к утверждению, что гуру вообще не имеют корыстных интересов. Традиционное понимание «просветленности» позволяет обману править свободно, поскольку гуру причисляют к категории «находящихся за пределами знаний и суждений других». Поэтому гуру удается логически обосновывать любое свое противоречивое поведение. Помимо этого, учеников весьма привлекает несложная мысль о том, что, достигнув просветления, можно делать все что угодно, и они тайно надеются на то, что, благодаря самопожертвованию, придут именно к этому. Такая психология позволяет успешно процветать мировоззрению Единства, основанного на целостности всего сущего как конечной реальности. В свете подобных представлений любое обособление или индивидуализация считаются либо абсолютно иллюзорными или, в лучшем случае, менее реальными, чем единение. В системе ценностей этого мировоззрения гуру представляет собой центральную фигуру — некое реальное, не имеющее «эго», воплощение такого Единства. Таким образом, концепции Единства и просветления, создавая замкнутую систему, работают в тандеме, где одно подтверждает другое: идеология Единства утверждает существование некоторого числа просветленных, которые, в свою очередь, удостоверяют истинность идеологии Единства.

Избранные должны свято верить не только в возможность будущего просветления, но и в праведность всего учения в целом. Знание того, чего другие люди не знают, но очень хотят узнать, автоматически определяет господство гуру. Люди, не верящие себе, ищут того, кому бы они могли полностью довериться. В результате власть захватывают те, кто выдвигает идею, четко выражающую то, что все хотят услышать. Кроме того, чтобы собрать последователей, необходимо уметь управлять человеческими притязаниями и заблуждениями и пообещать осуществление всех их желаний. Убежденность, в сочетании с традиционной схемой Единства, позволяет гуру относительно легко сохранять неприступные позиции. К тому же, использование словесных формул, проистекающих из идеологии Единства, например: «Мы все едины» или «Все совершенно», не представляет особой сложности и к тому же позволяет отклонить любые претензии или сомнения. Поэтому любой считающийся непререкаемым лидер с легкостью может прибегнуть к простой старой уловке — заявить, что в своих бедах каждый виноват сам.

Еще одной уловкой, непременно используемой в рамках идеологии Единства, является придание отрешенности от всего мирского статуса величайшей ценности. Проще говоря, всякая привязанность к индивидуальному, к тому, что выпадает из общей концепции Единого как некой объективной реальности, является проявлением субъективизма, а значит, препятствует достижению просветления. Эта концепция побуждает людей отдавать все, чем они владеют, в том числе и самих себя, своему духовному учителю, поскольку, любые привязанности внутри материального мира препятствуют достижению просветленности. Проповедь отречения и самопожертвования авторитарна по определению — ведь именно авторитет диктует, от чего следует отречься. Если человек проникается вышеизложенной идеологией, то отречение от имущества, связей и даже от самого себя может вначале улучшить его самочувствие, потому что со всем этим часто связаны весьма болезненные проблемы.

В основе авторитарного контроля заложен неосознанный принцип, согласно которому принятие новых убеждений способно сгладить существующие противоречия. Мы считаем, что любое немедленное решение проблем, порожденных авторитарным контролем, приводит к тому, что они перерастают в проблемы завтрашнего дня. 

Джоэл Крамер и Диана Олстед . The Guru Papers: Masks Of Authoritarian Power