Гипнос и Морфей

С наступлением ночи мир погружается в сон. Сновидения дарят нам ощущение полноценной жизни в несуществующем мире, переживаются как невероятное приключение. Во сне различия между воображаемым и реальностью исчезают, в состоянии сна, по словам Жан-Поля Сартра, мы лишаемся "категории реальности": сознание находится в плену сновидения и не имеет иной возможности, кроме как обитать среди построений собственного воображения. Проникающие в сон внешние стимулы  становятся частью сновидения. Во сне ранее увиденные образы, лишь промелькнувшие в реальности, становятся целыми сценами или картинами. Во сне ничто не кажется странным - ни говорящие деревья, ни летающие рыбы, ни способность читать чужие мысли.
Сны не повторяют прошлые или недавние события.  Зигмунд Фрейд по этому поводу говорил: "Сновидение прежде всего обнаруживает непреложную связь между всеми частями скрытых мыслей тем, что соединяет весь этот материал в одну ситуацию: оно выражает логическую связь сближением во времени и пространстве, подобно художнику, соединяющему на картине, изображающей Парнас, всех поэтов, которые, конечно, никогда не находились вместе на одной вершине горы, но в понятии, несомненно, образуют одну семью".
В своём  "собственном царстве" сон творит свой мир. Картины, которые нам рисует  Морфей, только после пробуждения воспринимаются как метафоры, имеющие  поэтическое  сходство с реальным событием. А в царстве Морфея  сходство превращается в явь.  Мы очарованы в "другой реальности", где, как утверждает Фрейд,  лежат глубинные секреты нашего подсознания. В древности эта "другая реальность" воспринималась как проявление божественного, сверхъестественного. Сам процесс засыпания объяснялся присутствием рядом бога, или духа, сна. 

"В объятиях Морфея Беспечный дух лелея, Позволь мне полениться". (А.С. Пушкин - А.С. Дельвигу)





Архетип Морфея – Гипнос, или «Гипнос – Морфей»

В мифах, легендах каждого народа присутствует Бог сна   как один из важнейших персонажей. В древности, не имея возможности объяснить для себя загадочную природу сна, люди создавали владыку сна, которому приписывали особое влияние. В славянской мифологии его так и называли Сон, богиня же сновидений носила имя Дрёма.В древнем Египте — это супружеская чета бог Бэс и богиня Бесит, помимо власти над сном, они оберегали людей и их жилища от болезней, колдовства и других бед. 
Скандинавы поклонялись божеству Оле Лукойе, считая его властным над людскими сновидениями. В Индии с древних времен известна богиня сновидений по имени Свапнещвари. Жители Тибета до сих пор преклоняются перед Гьюма Ченмо-богиней, охраняющей сновидения. Особняком стоят самые древние грозные боги сновидений На-Хаг, Инхабулос, Нхэц- боги, насылающие на людей кошмары во сне. Современной цивилизации все же ближе греческий эпос с его разнообразием пантеона богов.
У разных народов мира существуют традиции и поверья, связанные со сновидениями. Толкованием снов занимались только избранные люди, которые обучались этому мастерству долгие годы. Издавна каждый правитель или государственный деятель, начиная с Древней Греции и заканчивая сегодняшним днем, имел или имеет своего собственного оракула, астронома, астролога или мага. Во все времена толкователи снов пользовались привилегиями. Каким богам они поклонялись? 
История представлений о сущности сна уходит в глубокую старину. Тайных чар древнегреческой богини ночи Никты опасался сам громовержец Зевс. Ее силу множили сыновья-близнецы — бог сна Гипнос и бог смерти Танатос. Они не случайно названы близнецами — погруженность в сон и уход в мир вечного покоя виделись древним грекам как родственные состояния.В античности фантазия древних греков представляла понятие сна во многих образах, смотря по характеру сна. Эллины полагали, что если существуют откровенно различные по характеру сны, то столько и должно быть отдельных мифических образов, которые их вызывают или созидают.
Один из таких образов сна — бог сновидений Морфей, который посещает людей во сне, принимая вид человека или разные человекоподобные формы (morphк — в переводе с греческого — форма). Овидий, описывая пещеру Гипноса в Киммерийской земле, в XI книге своего сочинения "Метаморфозы" называет еще двух богов сна: Фантаз (Φάντασος), который является людям в образе диких зверей или домашних животных, и Фобетор (Φοβήτως), который посещает спящих в образе неодушевленных предметов или явлений природы (Овидий, Метаморфозы, XI 633-649).

Бог сна Гипнос

В мифах древней Эллады бог сна носит имя Гипнос. 
Гипнос  в греческой мифологии — персонификация сна, божество сна .На божественном Олимпе он занимает особое место, имея власть над другими богами, Сам Зевс вынужден считаться с ним. Гипнос был рожден в результате союза богини ночи Никты и бога вечного мрака Эреба, вместе с братом близнецом-богом смерти Танатосом. В отличие от брата-близнеца, являвшегося беспощадным богом, Гипнос был более благосклонен к людям,  приносил успокоение и отдых. 
В представлении древних греков, дошедших до нас в скульптурах и фресках, Гипнос — это крылатый юноша. Атрибутами Гипноса считался усыпительный жезл, мак ,наркотические свойства которого были известны в глубокой древности и рог со снотворными соками. Как мы видим, в древнегреческой мифологии Гипнос тих, благосклонен к людям, но он находится в опасном родстве со Смертью...
Однажды Гера задумала погубить Геракла, возвращавшегося из Трои, и уговорила Гипноса усыпить Зевса, чтобы он не мешал ей. Когда Зевс проснулся, его гневу не было предела и он собрался жестоко покарать Гипноса, но того спасла его мать Никта и Зевс не решился рассорится с могучей богиней. Однако как повествует Гомер, Гипноса эта история ничему не научила. В другой раз Гера опять уговорила его усыпить громовержца, соблазнив бога женитьбой на одной из харит, красавице Пасифее (Πασιθέα).
Вообще, Гипнос обладал огромным влиянием среди небожителей Олимпа.

По Гомеру бог обитает на острове Лемнос, а по Овидию живет в тихой и темной пещере в стране киммерийцев, откуда вытекает родник забвения; покоится на прекрасном ложе, окруженный роем грез. Сыновьями Гипноса считались божества различных сновидений Морфей (Μορφεύς), Фобетор (Φοβήτως) и Фантаз (Φάντασος). Избранный сын – бог сновидений Морфей, который обнимает людей своими крыльями и погружает их в свой мир сновидений. С тех пор и существует выражение: попасть в объятия Морфея, то есть, погрузиться в сон. Главные атрибуты Морфея – двойные ворота в мир сновидений: одни из слоновой кости для лживых снов, другие – роговые ворота для истинных снов.

Морфей - в греческой и римской мифологии бог сновидений, крылатое божество, сын бога сна Гипноса. Он являлся людям в снах, принимая образ любого человека. Он умеет абсолютно точно подражать голосу и стилю речи человека, которого изображает. Морфей удивительно точно копировал все: лицо, походку, манеру поведения, одежду, голос. Считается, что в таком облике он часто выходил в мир людей и забавлялся курьезами, совершая поступки от имени других людей. В Морфее много от трикстера.
Только во время отдыха он сохранял свой собственный облик. Греки и римляне изображали его в виде стройного юноши с небольшими крылышками на висках. Греки обычно изображали его на вазах, а римляне на саркофагах. Овидий, рисуя пещеру Гипноса в Киммерийской земле, среди сонма сыновей этого бога выделяет именно Морфея. Люди верили, что сон приходит к ним, когда Морфей обнимает их своими крыльями. Так и появилась поговорка: «Попасть в объятия Морфея». Быть в объятиях Морфея — пребывать во сне, спать. Поэт О. Э. Мандельштам (эпиграмма-пародия на поэта М. Л. Лозинского, известного своими переводами античных авторов):
Делия, где ты была? — Я лежала в объятьях Морфея.
Женщина, ты солгала, — в них я покоился сам.
В обязанности Морфея так же входит следить за снами избранных – героев и царей. Морфей одет в черные одежды, в руках кубок с маковым нектаром. Древние греки размещали изображение Морфея на вазах, древние же римляне – на саркофагах. Иногда он изображался с венком из цветков мака на голове, в черном плаще, по полю которого рассыпаны звезды. Морфей, являясь людям во сне, способен принимать любой образ, подражать любому голосу. Древние греки полагали, что Морфей  способен навевать только легкие и сладкие сновидения. В «Метаморфозах» Овидия у бога сна имеется тысяча сыновей, что характеризует многообразие сновидений. 
Братья Морфея так же являются людям в снах, Фобетор подражает животным и птицам, Фантаз же является спящим в образах окружающего мира – земли, воды, деревьев, камней и других предметов. У Эллинов бог сновидений Морфей пользовался не меньшим почитанием, чем его отец бог сна Гипнос, существовала особая каста дельфийских жрецов, занимавшихся расшифровкой его посланий.

***

Вообще часто Гипнос и Морфей ассоциируются как одно целое.
Гипноса , как и Морфея изображают в произведениях искусства юношей, который ласково улыбается; обычно он держит в руках цветки мака; иногда его изображают с крыльями за плечами или на шапке, как у Гермеса.
Изящный, ладный юноша, само олицетворение легкого, прекрасного сна, пронизанного сновидениями и иллюзиями, собственно, он и сам мало чем отличается от изящной иллюзии. Немногим выше среднестатистического смертного, похожий на своих друзей муз, Гипнос предстает в виде одного и того же миловидного молодого человека с перламутровыми, дымчатыми глазами, короткими, мягкими волосами, изящными чертами лица. Однако некоторые из вариантов, описывают Гипноса - Морфея как бородатого старика, держащего в руках цветок мака.
Несмотря на то что люди любят изображать его обнаженным с его обычными крыльями на голове – он все же использует одежду, считая ее не бесполезным атрибутом, особенно в землях, куда не заглядывает Солнце. Гибок, изящен, его сложно представить с мечом или под доспехами, он скорее вестник летящий вперед, чем воин защищающий свои земли. Среди людей часто принимается за философа или человека искусства. В волосах часто носит цветок мака, любит легкие, призрачные ткани, не носит украшений, в руках обычно держит роговой кубок, в котором покоится напиток забвения.
Легкий Бог. Способен принимать облик птицы, чем иногда пользуется, чтобы преодолевать расстояния незамеченным для своих родственников.
Лояльный, дружелюбный, открытый, впрочем, его сложно к чему-либо принудить или во что-то втянуть, он вдумчиво оценивает все свои решения, полагаясь на врожденное, сильное чутье. Спокойный, уравновешенный, внешне нежный и гибкий, на деле твердый в решениях и поступках. Ироничный, веселый он любит подшучивать и подтрунивать над окружающими, часто участвует в розыгрышах и является их инициатором, насылая людям странные, увлекательные сны или мании в снах, впрочем, способен и склонен усыплять даже Богов.
Поклонник искусств и часто является их покровителем, склонен к искусству, легкому, медитативному времяпрепровождению. Говорят - похож на Диониса, наверное из-за увлечения маками и как следствие опиумом. Часто создает впечатление опьяненного. Чаще всего его можно застать дремлющим в своих покоях на поле из маков, где стоит его постель. 

Во всех войнах был вестником Богов, часто доносил до героев предсказания и советы их покровителей. Сам по себе Гипнос никогда ни о чем не жалеет. Несмотря на разнообразных и временами не слишком дружелюбных родственников, Гипноса можно назвать самым щедрым из Богов. С детства одаренный сильным даром, он никогда не скупился на свои дары. Принося успокоение, умиротворение в мир. Он всегда был рад поделиться снами со всем человечеством, к которому всегда был лоялен. Откуда такая лояльность к миру? Он просто всегда находил в мире нечто, ради чего стоило бы жить.
Надо сказать, он всегда любил своих родственников. Несмотря на то что многие из них пытались манипулировать его даром и вынудить идти на какие-то вещи против его воли – он все равно любит своих родственников. Он искренне радуется успехам своих родственников или пополнению их рядов, обожает своих прихожан и не упускает случая помочь им, хотя бы тихой, безмятежной смертью во сне, если более он ничем помочь не может. Рад что его старший брат, на которого он всегда равнялся, стал помощником Аида, хотя не отрицает в душе, что на краю света без Танатоса стало....
К своим успехам Гипнос относится довольно спокойно. Ровная, спокойная дружба с Герой, искренний интерес и восхищение Зевсом, он никогда не был тщеславным, не требовал похвалы. Просто знает свое место в мире Богов. 

Elsie RUSSEL. The Realm of Hypnos (1995): У реки Лета спит красавица, её будит спустившийся Морфей, тогда как Гипноз с хрустальным шаром в руках внушает ей чудищ сновидения.

Именно духи Сна, по мнению аборигенов Австралии, сотворили землю и все живое. Для них Сон - это вневременной момент сотворения мира, а значит во сне человек способен понять Истину. Австралийцы говорят, что эту таинственную силу можно ощутить в священных местах, особенно там, где и поныне совершаются традиционные ритуалы.
У славян, как и у многих других народов, было распространено представление, что во время сна душа человека, а особенно - ведьмы, временно покидает тело, в различном облике (чаще всего зооморфном) выходя из его рта, и путешествует по местам, которые человек видит во сне. Этим объясняли опасность резко будить или тревожить крепко спящего человека - его душа не сможет найти пути назад, и человек заболеет или даже умрет. Смех во сне значит, что человека забавляют ангелы, зубовный скрежет - борьба с чертями. Разговаривать во сне считалось не к добру, однако если в этот момент взять спящего за мизинец, он расскажет всю правду.
Чтобы просыпаться в желаемое время, нужно носить на шее специальную косточку из петушиного крыла или ударить большим пальцем ноги о дно кровати несколько раз, обозначая час, когда нужно проснуться.
Запреты и предписания касались и позы спящего, его одежды. Спать следовало ложиться головой к Красному углу и поперек половиц (вдоль клали покойников). Мужчине нельзя спать на животе, а женщине, особенно беременной, - на спине, дабы не стать жертвой нечистой силы. Спать следовало на правом боку, чтобы уберечься от злых духов, мучающих человека по ночам, однако в некоторых местностях считали, что так можно придавить ангела-хранителя.
Сны, приснившиеся человеку, спящему на правом боку, сбываются, а вон навзничь или ничком - нет. Это зависит также и от фазы Луны, дня недели и времени суток - сон на понедельник "пустой", "праздничный сон до обеда".
Чтобы запомнить приснившийся сон, клали под голову камень, а проснувшись, кусали угол подушки и избегали смотреть в окно. Чтобы поскорее забыть сон, брали себя за темя. При желании присниться человеку, увиденному во сне, переворачивали подушку. Чтобы не сбылся страшный сон, также переворачивали подушку, выворачивали наизнанку белье и наволочку, не рассказывали сон три дня, вешали полотно на придорожный крест в дар Богу, садились на поперечную лавку, хватались за дерево или за железо со словами: "Куда ночь, туда сон. Как не станет срубленное дерево на пне, чтоб так не стал сон на правде".

Иоганн Генрих Фюссли. Сон и Смерть несущие тело Сарпедона. 1803. Цюрих. Haus zum Rechberg


Evelyn Pickering De Morgan. Night and Sleep

Сон (Морфей – Гипнос) всегда был тайной, загадкой для человека. Как всякая тайна, он необыкновенно привлекателен, недаром вокруг этой загадки столько всего: и народные верования, и сказки, и предсказания, колдовство... Интерес к снам характерен для всех эпох человеческой культуры. К постижению феномена сна стремилась наука, недаром сейчас создан Институт снов. Платон считал, что сны могут служить источником творческого вдохновения, Аристотель — продолжением деятельности. Проблема снов занимает особое место в медицине, особенно в психологии, в области исследования бессознательного.
Следует отметить, что на античном Олимпе, как правило, не существовало случайных и необоснованных родственных связей. Приходится лишь удивляться безупречной ассоциативной логике и образной глубине мышления прославленных эллинов.
В самом деле, рассматривая художественную и культурную традицию
каждого народа, заметно, что сон есть воплощение двоякого символа -
непроницаемых, сакральных ночных тайн и бесстрастного сумеречного царства вечного небытия - смерти. Аналогия между смертью и сном издавна прослеживается в лингвистической и культурной сферах: нередко «покойника» называют «усопшим», а люди пережившие клиническую смерть, воспринимают её как сон.



Интересны также реальные исторические курьёзы и феномены, происходившие с различными историческими лицами во сне, и имеющими последствия на явную жизнь. Стали хрестоматийными примеры, как химик Кекуле, потратив много сил и времени, в конце концов нашёл формулу бензола во сне, увидев обезьян, державших друг друга за хвосты и двигающихся в хороводе.
Дмитрий Менделеев после многих сознательных усилий увидел во сне способ распределения химических элементов, в соответствии их атомарным числам, в последствии ставший известной Таблицей Менделеева.По собственному свидетельству Кольдидж «создал» во время снов около трёхсот стихотворений, 54 из которых успел запомнить и записать. Вольтер «сложил» во сне одну из песен «Генриады». Державин признавался, что последнюю строфу оды «Бог» нашёл во сне. Грибоедову, как считается, приснился сюжет «Горе от ума».
Берлиоз и Тартини сочиняли во сне музыку, которую потом записывали.
Известный археолог Шлиман, как он утверждал, во сне увидел место нахождения легендарной Трои.Физиолог Бударх совершил научное открытие, которое в последствии записал.
У многих музыкантов и поэтов рядом с кроватью лежала ручка и бумага для записи произведений.


Каждый из нас хоть раз в жизни сталкивался с тем, что находил
происходящее в жизни как бы повторно, уже видимым во сне (Dejavu).
Может сложиться впечатление, что сновидения - это всегда переживания, связанные с явной жизнью. С теми впечатлениями, которые видит и получает человек в окружающей его действительности.
Но как быть тогда с теми образами и видениями, в которых люди видят нечто такое, что никогда не видели в окружающей жизни и вряд ли когда
увидят.

Юнг рассматривает сны как предшественников будущих тенденций развития личности. В этой связи интересна дерзкая идея К. Юнга о психологических архетипах. Идея архетипов очень древняя. Она близка идее Платона об уже существующих в Божественном разуме идеальных формах-образах, которые определяют формирование материального мира. Юнгу принадлежит концепция психологических архетипов - характерных черт, которые изначально существуют в коллективной душе человеческой расы и вечно повторяют себя в душах отдельных, индивидуальных человеческих существ. В своей работе Юнг опирался на то, что символы, возникающие в человеческих сновидениях, зачастую точно соответствуют образам древних мифов, искусства, религии, культуры из тех мест, о которых сновидящий никак не мог ничего знать. Значит в человеческом бессознательном существуют некие первичные символы, обладающие определённым универсальным смыслом. В то же время, эти «первичные образы» образуют биологическую схему, в соответствии с которой формируется основная психологическая структура человека.
Поскольку эти типы встроены в базовый коллективный субстрат  человеческой души, они не нуждаются ни в культурной, ни во временной, ни в пространственной преемственности.
Тонкая связь между внешними ассоциациями окружающей действительности и внутренними процессами сознания создают сложный и причудливый узор сновидения. Узор, который на протяжении многих веков пытались понять и расшифровать сначала мудрецы и толкователи древности, а затем психологи и психоаналитики разных направлений. Возможно, что для понимания этих вопросов нельзя обойтись без синтеза основных образов и понятий, а также научного подхода аналитических психологов. Возможно использование какого-то отдельного подхода окажется более продуктивным и интересным.
Наука открыла связь снов с мифами, а также универсальный характер ряда образов и символов, что в свою очередь было подхвачено литературой, особенно романтизмом. Романтики считали, что сны играют решающую роль в творческом процессе. Большой интерес к снам был у символистов. Сны — одна из самых привлекательных и распространенных сфер человеческого духа как для писателей, так и для читателей.

Чтобы в этом убедиться, достаточно привести произведения, в названиях которых присутствует само слово «сон»: «Сон в летнюю ночь» Шекспира, «Жизнь есть сон» Кальдерона, «Сон смешного человека» Достоевского. Особенно сны привлекают поэтов: ведь лирика непосредственно выражает чувства поэта. Например, это два «Сна» у М.Ю.Лермонтова, «Сон», «Сновидение» у А.С.Пушкина, «Сон на море» Ф.И.Тютчева, «Сон», «Сны раздумий небывалых» А.Блока, «Сон и жизнь», «Смерть — это ночь, прохладный сон...» Г.Гейне, «Сон» Байрона и т.д.



Толкование сновидений, основанное на исторической традиции толкователей -  сонников, используют в своей основе понятия общие для всего человеческого ареала. И накопленная в них за это время база данных и опыт различных народов в вопросе толкования сновидений не могут быть отброшены без применения и научного рассмотрения. Толкование сновидений, основанное на опыте и теоретической базе психоанализа, также не может считаться исключительно правильным, учитывая, что каждое направление психоанализа использует при толковании различные основные мотивы и главные психические императивы, свойственные данному направлению.
Толкование сновидений возможно в контексте общей психической обстановки индивида, с учетом знаний в вопросах толкования знаков и образов, а также с использованием научной базы психоанализа и глубинной психологии.
Еще одной интереснейшей загадкой Гипноса является существующий опыт и практика различных народов по активному воздействию на подсознание, а также на потустороннюю реальность с помощью активного поведения во сне и получение ответных реакций на свои активные действия, производимые за гранью реальности.
Исследования «Царства Гипноса» продолжается и сейчас, а значит, каждый новый день сулит новые разгадки и загадки. Это ведь диалектика!

Наука:

«Штаб-квартира» Морфея

Сущность сна и сновидений многие века занимала философов и психологов. В зависимости от своих воззрений они понимали сон или как мистическое состояние, или как специфическую работу мозга. В древнеиндийском эпосе «Упанишады», созданном за тысячу лет до нашей эры, уже говорилось о трех формах существования - бодрствовании, сне глубоком и сне со с-новидениями. Аристотель расценивал сон как некое пограничное состояние «между жизнью и не жизнью». Большой вклад в понимание сущности сна внесли русские ученые И.М. Сеченов и И.П. Павлов. Последний, определяя сон как «разлитое корковое торможение», рассматривал его как один из важнейших вопросов в изучении высшей нервной деятельности человека.
Таким образом, сон понимался исследователями двояко: и как естественный физиологический процесс, и как проявления глубинной работы подсознания. И по-другому быть не могло, так как в значении «сон» представлены разные стороны человеческого существования. Чтобы дифференцировать их, было принято рассматривать отдельно сон - как восстановительный процесс и сновидения - как отображение каких-то образов во сне.

За счет какой нейрохимии происходит чередование стадий сна? Каковы механизмы, включающие медленный и парадоксальный сон? Эти и многие другие вопросы занимают пристальное внимание ученых, исследующих нейрофизиологические, биохимические и филогенетические аспекты сна. Всего несколько лет назад был определен «центр сна», который находится в глубине мозга, в области переднего гипоталамуса. Он содержит особые нейроны, выделяющие главное тормозное вещество мозга - гамма-аминомасляную кислоту. Эти нейроны ослабляют деятельность своих активирующих «коллег», что способствует погружению в медленный сон. У парадоксального сна собственный «штаб» управления, расположенный в задней части мозга, главным его химическим передатчиком сигналов служит медиатор (ацетилхолин), обеспечивающий активность клеток коры мозга в сновидческой фазе. Ученые уверены, что в парадоксальном сне интенсивно перерабатывается информация, полученная в предшествующем бодрствовании и хранящаяся в нейрологической памяти, в том числе и генетическая информация. Но каким образом? На этот вопрос ответа пока нет. Великий сомнолог XX века Мишель Жуве, будучи уверенным, что сон является квинтэссенцией жизненных процессов в мозге, заметил: «Кто откроет тайну сна, тот познает тайну мозга».


Разгадывание «вещих» снов было распространено с глубокой древности. Еще во II веке грек Артемидорус составил первый заслуживающий внимания сонник, в котором толкование снов производилось в соответствии с обликом, характером, именем и социальным положением человека. Сегодня выходит сонм изданий такого рода, в США выпускаются даже общественные журналы сновидений. Дело каждого - верить «сонникам» или нет, но нелишне вновь сослаться на слова Юнга: «Абсолютной глупостью является вера в существование готовых, систематизированных справочников по толкованию снов, в которые можно просто заглянуть и отыскать любой конкретный смысл. Ни один образ из сна не может быть отделен от той личности, которой этот сон приснился…»
Другое дело - творческие озарения, приходившие к поэтам, ученым, изобретателям. Общеизвестно, что именно во сне Д.И. Менделеев сумел упорядочить Периодическую систему химических элементов, А. Эйнштейна озарила мысль о взаимосвязи между пространством и временем, Нильс Бор «увидел» структуру атома, а Флеминг - формулу пенициллина. По мнению А.М. Вейна, такие озарения возможны, потому что сновидения создают условия для самопогружения, подсознательной проработки информации, над которой творческий человек интенсивно размышлял в состоянии бодрствования. Есть мнение, будто такие плодотворные сновидения можно научиться вызывать осознанно, правда, если человек способен запоминать сны.





Морфин (от имени древнегреческого бога Морфея (греч. Μορφεύς или Μορφέας) — главный алкалоид опия, содержание которого в опии составляет в среднем 10 %, то есть, значительно выше всех остальных алкалоидов. Содержится в маке снотворном (Papaver somniferum) и в других видах мака.
Впервые морфин был выделен немецким фармакологом Фридрихом Сертюрнером из опиума в 1804 году. Именно Сертюрнер дал морфину его название по имени бога сновидений в греческой мифологии — Морфея, сына Гипноса, бога сна. Кстати в его космограмме Морфей в широком соединении с Солнцем.
Морфин был первым алкалоидом, полученным в очищенном виде. Однако распространение морфин получил после изобретения инъекционной иглы в 1853 году. Он использовался (и продолжает использоваться под строгим контролем) для облегчения боли. Кроме того, его применяли в качестве «лечения» опиумной и алкогольной зависимости. Широкое применение морфина во время Американской гражданской войны, согласно предположениям, привело к возникновению «армейской болезни» (морфиновой зависимости) у более 400 тысяч человек.
В небольших количествах морфин также образуется в ходе деметилирования кодеина, которое происходит внутри печени человека. Данный процесс происходит после применения кодеинсодержащих препаратов. Подвергается деметилированию примерно 10 % кодеина.
В 1874 году из морфина синтезировали диацетилморфин, более известный как героин.

Джон Уильям Уотерхаус. Сон и его сводный брат Смерть. 1874 г.


По теме :

*