Асклепий / Эскулап

АСКЛЕПИЙ БОГ ВРАЧЕБНОГО ИСКУССТВА

Считается, что прообразом бога-целителя Асклепия, культ которого сложился в VII в. до н.э., был царь Фессалии и прославленный врачеватель Асклепий. Он жил во время Троянской войны (XII в. до н.э.), о нем и его сыновьях, героях-военачальниках и искусных врачах, упоминает Гомер в «Илиаде». Сыновей Асклепия звали Махаон и Подалирий: «славные оба врачи, Асклепия мудрые дети». Махаон был знаменитым военным хирургом, а Подалирий прославился врачеванием внутренних болезней. Махаону удалось вылечить раненного Парисом Менелая, а Подалирий поставил правильный диагноз заболевшему безумием Аяксу по его блестящим глазам и беспокойству. Гомер упоминает в своих поэмах об эпидемиях чумы, о лечении ран и укусов ядовитых змей, использовании серы как лекарства и серных окуриваний с целью предупреждения заболеваний. В его поэмах отражена дошедшая до нашего времени терминология греческих врачей, содержатся сведения о применении лечебных средств, заимствованных у египтян и персов, об отношении греков к военным врачам. Одним из них был Махаон, «бессмертным подобный» , который смог сначала вынуть из раны стрелу, хотя «заостренные зубья обратно ее не пускали», а потом вылечить рану.

Асклепия часто называют первым в истории медицины богом врачевания, потому что до него боги — покровители врачебного искусства были не только «божественными врачевателями». Так, египетский бог Тот считался изобретателем письменности, покровителем писцов и хранителем священных знаний. Вавилонский бог Эа, обитатель водных глубин, был покровителем мудрости, частью которой было искусство врачевания. Асклепий и все члены его семьи были врачами. Сыновья и дочери олицетворяли различные аспекты врачебного искусства — лекарственное лечение (Панакея), хирургию ( Махаон), исцеление от внутренних болезней (Подалирий), магическое врачевание ( Телесфор) и профилактическую медицину (Гигиея и Огле). Все они, согласно мифам, обучались медицине у своего отца.Асклепия изображают с посохом, увитым змеями.



Важное замечание относительно сходства посоха Асклепия и кадуцея Гермеса ( Меркурия).С XIX века изображение кадуцея часто используется в ряде стран  как символ медицины, что является результатом распространённой ошибки по причине его сходства с посохом Асклепия. Причина здесь простая : общемедицинским символом кадуцей Гермеса стал в эпоху Возрождения. Вероятно, это связано с тем, что в XVI столетии стала развиваться алхимия, покровителем которой считался Гермес. Основной целью алхимических опытов в это время становится не поиск философского камня, а получение лекарств. На сосудах с лекарственными препаратами алхимики обычно ставили печать с изображением Гермеса. Т.е отношение к медицине и врачеванию здесь очень опосредованное. Кадуций Меркурия не имеет к медицине как таковой никакого отношения. Кадуцей — это жезл глашатаев у греков и римлян; название жезла Гермеса (Меркурия), обладавшего способностью примирять. 
Кадуцей Гермеса :


Прямая связь с медициной – это только атрибуты Асклепия. Посох Асклепия обычно изображался как деревянная палка с сучьями и символизировал связь с землёй и странствия врача.


Звезда жизни с посохом Асклепия :


Посох Асклепия на флаге Всемирной организации здравоохранения :


Медицинские трактаты Древней Индии рекомендовали врачу иметь посох, поскольку больные больше доверяли опытным и пожилым людям. Об этом писали Сушрута и Чарака. У многих народов до сих пор существует обычай оставлять в храмах у статуй святых написанные на листке бумаги просьбы. Яйцо в руке Асклепия   —   символ начала всего живого,  а также новой жизни,  которую боги возвращают больному с выздоровлением.
Исторические параллели: Яйцо было символом начала всего живого как для западной, так и для восточной натурфилософии. Известный средневековый энциклопедист Бируни , рассуждая об индийской мифологии и восточном учении о яйце как начале всех начал писал в X в.: «Подобные взгляды имели греки относительно своего бога Асклепия, основателя медицины. Когда они изображают его, то они, по примеру Галена, изображают в его руке яйцо как указание на аналогичное строение Земли и как символ всех начал, а также для того, чтобы показать, что все живое на земле нуждается в медицине».
Посох Асклепия стал прообразом врачебной трости. В эпоху средневековья и Возрождения в ее верхней части иногда находили лекарство, противоядие, ароматические средства или уксус для предохранения от заражения. Здесь уместно вспомнить о знаменитом мече Парацельса, с которым никогда не расставался этот врач
Иногда символом медицины служил посох с ветками, покрытыми листьями. Они олицетворяли выздоровление, начало новой жизни. 
Змея также связана с медициной, с воскрешением и выздоровлением и об этом чуть ниже.
Чаша также является символом Асклепия, ее часто держат в руках дочери Асклепия Гигиея и Панакея . Иногда происхождение чаши со змеей как медицинского символа связывают с историей ядов и противоядий. Лекарства часто имели сложный состав и включали всебя змеиный яд, который хранили в специальных чашах. Змеиный яд и в наше время входит в состав медицинских препаратов. Особенно большое распространение в качестве  лекарства змеиный яд получил в эпоху средневековья, и вплоть до XIX в. он входил в состав многих противоядий — «териаков». Кроме того, считалось, что печень и жир змеи очищают кровь, а суп из змей прибавляет мужества.
Чаша со змеей и в наше время считается символом медицины и аптечного дела. Люди изображали Эскулапа с чашей в руках, вокруг которой обвивалась змея. Этот образ стал символом медицины и фармацевтики, и сейчас его можно встретить повсюду в мире на дверях аптек и медицинских учреждений.




Однако в истории медицины разных стран чаще эмблемой врачевания все же считалась змея, которая обвивается вокруг посоха Асклепия.



*****

Как-то маленький мальчик по имени Главк увидел на полу мышку и с веселым криком побежал за ней.
Радостный визг малыша долго разносился по всем покоям, а потом внезапно стих. Встревоженные отец и мать бросились на поиски, а вскоре к ним присоединились и сотни слуг. Ведь Главк был не простым мальчиком, а сыном великого критского царя Миноса. Поиски были тщетны: ребенок как сквозь землю провалился. Минос обратился к Дельфийскому оракулу и получил неожиданный ответ: найдет царевича тот, кто лучше всех опишет удивительное существо, недавно родившееся на Крите. А в царских стадах в те дни появилась на свет чудесная телка, трижды в день менявшая масть: с утра она была белой, днем становилась рыжей, а вечером черной. Минос стал расспрашивать всех, на кого она похожа, и того, кто ответил: «На поспевающую ягоду ежевики», приказал доставить в свои покои и отправил на поиски Главка. Асклепий (а кое-кто говорил, что это был именно он, хотя многие утверждали, что и телку сравнил с ягодой, и на поиски Главка отправился прорицатель Полиид) долго бродил по запутанным переходам дворца, пока не спустился к какому-то подвалу. У входа в подземелье сидела сова и отпугивала рой жужжащих пчел. Спустившись, Асклепий обнаружил страшную картину: огромный горшок, заполненный медом, а в нем тело царевича. Маленький Главк опрокинулся лицом в сосуд и утонул — увяз в меду. Асклепий принес родителям тело сына. Он полагал, что его миссия исполнена, но Минос судил иначе. «Я велел тебе вернуть мне сына, а не его безжизненное тело», — сказал он Асклепию, дал врачевателю меч и приказал запереть его вместе с телом Главка в темном склепе. Отсюда или выйдут двое, или не выйдет никто — таков был приговор критского владыки. В унынии сидел Асклепий рядом с телом мальчика — воскрешать он тогда еще не умел. Вдруг послышался какой-то шорох. Присмотревшись, он заметил, как по полу ползет змея. Схватив меч, Асклепий убил змею. Шорох повторился: показалась вторая змея. Первый испуг прошел, и Асклепий решил не убивать эту змею, а посмотреть, что она будет делать. Увидев, что первая змея мертва, вторая уползла прочь, но вскоре вернулась с пучком какой-то травы. Змея обложила травой труп своей товарки — и та немедленно ожила. Змеи скрылись так же внезапно, как и появились. Асклепий обложил тело мальчика пучками травы, и чудо, недавно свершившееся в склепе, повторилось: Главк потянулся, раскрыл глаза и стал тереть их кулачками, как заспанный лежебока. Так змеи помогли Асклепию узнать тайну волшебной травы (впоследствии он нашел ее — оказалось, она росла на могилах), и он научился воскрешать мертвых. За это змею и вознесли на небо вместе с врачевателем. И пусть сомневающиеся твердили, что вся эта история рассказывалась про прорицателя Полиида, любому разумному человеку было ясно: только Асклепий мог воскресить мертвого, больше — из людей — никто!

*****

Появление на свет Асклепия послужило толчком для целой цепи последующих событий. Если вкратце, то проиходило вот что. Сама Коронида являлась дочерью Флегия(Флегиаса), царя племени флегиев (по другим данным - лапифов), обитавших в Беотии(или в Фессалии, что точно не установлено. Еще в древности Эпидавр и Мессения, где матерью Асклепия называли Арсиною, дочь Левкиппа, наравне с Фессалией заявляли права на честь быть родиной бога-целителя.), сына Арея(бога войны) и Хрисы. Асклепий был рожден "от Аполлона"(условно выражаясь - "от солнечного света"). Видимо, уязвленный подобным самоуправством богов, Флегий, не говоря худого слова, сжег знаменитый храм Аполлона в Дельфах, известный своими предсказа- тельницами-пифиями(змей-"пифонов", т.е. питонов, в этом храме, так же, хватало), - храм, умудрившийся устоять даже в годы нашествия завоевателей-персов.
После подобного крайне возмутительного "подвига" царь Флегий, согласно мифу, был умервщлен - то ли Зевсом, то ли собственным народом, а в Аиде осужден на крайне своеобразную вечную муку - вечно сидеть под огромной качающейся скалой, которая ежесекундно грозит обрушиться, но никак не обрушивается. Нимфа Коронида, которая, однажды необдуманно "воспылав страстью", теперь была бы рада принять ее от любого, обратила внимание на некоего смертного Исхиса(Исхия), который, вероятно, обладал некоторыми данными, более внушительными, чем у Аполлона. Сам же бог Аполлон, был, видимо рад, что появился повод развлечься иным образом: когда он узнал об "измене" от ворона, он окрасил до этого белые перья ворона в черный цвет, а Корониду поразил стрелой, заодно убив и ее нового возлюбленного. Когда тело Корониды сжигали на погребальном костре, Аполлон вынул из её чрева младенца Асклепия и принёс его на воспитание мудрому кентавру Хирону, Новорожденный Асклепий, таким образом остался сиротой в самом начале своей биографии.


Кентавр Хирон, был тот самый мудрый учитель, которому и до, и после Аполлон не раз "поручал" своих незаконно рожденных и брошенных отпрысков, и среди которых числились такие величественные герои греческой мифологии, как Амфиарай, Ахилл, Геракл, близнецы Диоскуры, Ясон и немало других.

Подробнее о кентаврах и о Хироне в частности можно почитать ЗДЕСЬ

Именно Хирон и научил Асклепия искусному врачеванию. Выучившись, Асклепий лечил болезни втиранием мазей, освежающими напитками и священными песнопениями, которые сопровождали не только прием лекарств, но и сам процесс их приготовления. Эти традиции надолго остались в греческой медицине. Греки приписывали Асклепию изобретение лечения музыкой с целью воздействия разнообразными мелодиями на настроение и самочувствие человека.


Исторические параллели:

О лечении музыкой повествуют мифы и древние медицинские тексты многих народов. Исцеляющее действие «истинной» музыки древних, несущей уравновешенность и гармонию инь и ян, отражено в сочинениях философов и врачей Древнего Китая. Вот фрагменты трактата «Весны и осени Лю Бувэя» («Люйчиш чунь-цзю», IIIв. до н.э.): «Совершенная, законченная музыка-ритуал имеет применение: с ее помощью усмиряют пристрастия... Использование музыки как орудия должно быть искусством, которое заключено в том, чтобы стремиться к равновесию». Отсутствие равновесия и гармонии характерно для музыки, полной диссонансов. Она противопоставляется «музыке-ритуалу»: «Музыка смутных времен... Когда барабаны и литавры гремят как гром, когда гонги и цимбалы звенят, как вспышки молний, когда лютни и свирели, пение и танцы подобны воплям — цив сердце слушающего приходит в смятение, в ушах и глазах — сумятица, все тело — в потрясении. Такая музыка не может приносить наслаждение...»
Греческие мифы рассказывают о чарующей музыке великого певца Орфея. Слушая звуки его кифары, люди и боги забывали о своих несчастьях. Сохранились свидетельства о применении музыки греческими врачами, последователями Пифагора и Гиппократа, для усмирения боли и гнева. Древнее искусство врачевания с помощью музыки находит продолжение и развитие в современной медицине.
Асклепий достиг такого совершенства в своем искусстве, что даже стал воскрешать мертвых, похищая их у Аида.

Говорили также, что когда Асклепий накопил в искусстве врачевания большой опыт, Афина подарила ему два фиала с кровью горгоны Медузы: в одном была кровь, способная умертвить живого, в другом — помогающая воскресить мертвого. Кровь, которая текла из левой части горгоны, несла смерть, а из правой части - использовалась Асклепием для спасения людей. Но некоторые поправляли: только оживляющую кровь дала Афина Асклепию, а ядовитую оставила себе.Тот, в поисках применения своих умений обратился к обширному и крайне нездоровому миру людскому и здесь вскоре прославился как величайший целитель, способный воскрешать даже мертвых.

Говорили, что помимо воскрешенного сына Миноса , воскресил Асклепий и спартанцев Ликурга и Тиндарея, и аргивского вождя — неистового Капанея, которого Зевс поразил перуном. Еще Асклепий якобы вернул к жизни Ипполита — сына афинского героя Тезея. Жена Тезея Федра, дочь Пасифаи, оклеветала пасынка, и разгневанный отец обрек его на смерть. А когда после смерти Ипполита узнал, что вины на нем нет, умолил Асклепия вернуть ему сына. Рассказывали, что и Артемида, по неведению убив своего любимца Ориона, бросилась к племяннику (Асклепий ведь был сыном ее брата-близнеца Аполлона) с просьбой воскресить лучшего на земле охотника.

Образ Асклепия напрямую соотносится с противопоставлением СМЕРТИ, как жизни. Противопоставлялся как богу Аиду ( Плутону) так и Крону ( Сатурну).



В итоге, подобная активная деятельность Асклепия переполнила чашу терпения владыки самого подземного царства. С гневной речью Аид обратился к своему брату — громовержцу Зевсу. Он осыпал Асклепия множеством упреков. Люди с его поддержкой стали жить дольше и уже не торопятся спускаться в Аид. Но это еще полбеды. Теперь он с помощью своего волшебного искусства начал похищать подданных Аида — выводить души из царства мертвых. Но разве бессмертие не удел одних только богов? Разве Гея-Земля не стонет уже от множества людей, обитающих на ее поверхности? И как же теперь карать преступников — убийц, предателей и святотатцев? Раньше они страшились Зевсова перуна, а теперь любой, кого Громовержец отправит к Аиду, выйдет на землю с помощью Асклепия! Сын Аполлона нарушает мировой порядок, оскорбляет богов, да еще и наживается на этом нечестии — ведь за воскресение он берет немалую мзду!

Речи  брата привела Зевса в ярость. Не помня себя, он схватил перун и метнул во врачевателя, склонившегося над чьим-то бездыханным телом (говорят, это был Орион). Перун испепелил Асклепия, и душа его, к радости Аида, отлетела в подземное царство. Это вызвало новый мифологический конфликт.

Аполлон отомстил за смерть сына — своими стрелами он поразил киклопов, ковавших Зевсу перуны. Зевс разгневался еще более и принудил Аполлона к вечному служению смертным, чему, впрочем тот, судя по всему, не слишком противился. Так исчез с лица земли Асклепий — величайший из врачей. Кто-то говорил, правда, что Аполлону все же удалось умолить отца простить Асклепия, Зевс воскресил его, но из бога он был превращен в "простого" героя.

***

После воскрешения Асклепий был женат на Эпионе (Hpionh), дочери правителя острова Кос, которая подарила ему двух сыновей - Махаона и Подалирия, и двух дочерей - Гигиейю и Панакейю ( по другим источникам - трех дочерей).


Махаон и Подалирий также стали врачевателями; знаменитый поэт Гомер знал их, оба они были хирургами (вообще все древние врачи провозглашали себя прапрапра-внуками Асклепия; а “отца медицины”, знаменитого врача Гиппократа, греки совершенно серьезно называли прямым потомком Асклепия в пятнадцатом колене). Позднее Махаон, погиб в Троянской войне.

Так и продолжался род Асклепиадов (потомков Асклепия). Первоначально врачи были кровными родственниками: профессия передавалась от отца к сыну,отношения между врачами определялись семейной традицией. Позже, когда Асклепиады стали принимать с свою среду и «посторонних» юношей, семья превратилась во «врачебное общество», однако по старой традиции все относились друг к другу как родственники. Врачи Греции были свободны от обязанностей перед государством. Их привлекали на службу по добровольному согласию и только на время эпидемий или военных походов.

Дочь Асклепия Гигиейю в Греции почитали как богиню здоровья, (Гигиейя - «здоровье») На изображениях это — цветущая дева; в левой руке обыкновенно она держит чашу, из которой дает пить змее.) Панакейя - (Panacea), «всеисцеляющая». Имена Гигиена и Панацея используются в медицине и по сей день для обозначения соответствующих понятий: Гигиены - повсеместной чистоты и Панацеи - всеисцеляющего лекарства.

***

Забота о теле была характерна для культуры Древней Греции. Об этом напоминает, пришедшая из античных времен поговорка: «В здоровом теле здоровый дух». Здоровый образ жизни ценился очень высоко, и культ Асклепия имел большое значение. Знаменитые Олимпийские игры, где атлеты соревновались в беге, борьбе,   кулачном  бою,   метании
диска и копья, участвовали в состязании колесниц, были первоначально религиозными церемониями в честь Зевса. На земле Олимпии, согласно преданию, он одержал победу над своим отцом Кроном. От даты проведения первых Олимпийских игр в 776 г. до н.э. греки вели летосчисление.
Храм Зевса в Олимпии украшала фигура Зевса Олимпийского — великое творение греческого скульптора Фидия, одно из семи чудес света. Колоссальная фигура сидящего на великолепном троне бога в венке из оливковых ветвей занимала треть помещения храма и достигала высоты 17 метров, почти касаясь головой потолка. В одной руке Зевс держал изображение богини победы Ники, в другой — жезл с изображением орла, священной птицы Зевса.

Исторические параллели:

Атлеты и гимнасты античного мира часто нуждались во врачебной помощи. У них бывали обмороки и разрывы сосудов, случаи удушья и внезапной смерти. Гиппократ указывал на необходимость специальной диеты и режима для атлетов, на пагубные последствия быстрых переходов от праздности к спортивным состязаниям. Он писал об опасности слишком обильного питания, к которому часто прибегали атлеты для укрепления сил. В «Эпидемиях» он приводит в пример «борца Бианта, прожорливого от природы», у которого разлитие желчи было вызвано чрезмерным употреблением непрожаренной свинины и крепкого вина, пирогов и сладостей. Аристотель указывал на необходимость правильной и разнообразной диеты для атлетов. Римский врач Гален осуждал ремесло атлетов, считая его губительным для души и тела. К такому выводу его привел собственный опыт: в 30 лет, желая прослыть искусным борцом, он получил опасную для жизни травму. Главной причиной болезней атлетов греческие и римские врачи считали избыток и чрезмерную плотность телесных соков, что приводило к растяжению и закупорке сосудов.

После смерти Асклепий был вознесен на небо там он и сияет теперь созвездием Змееносца.


Бог врачевания со змеей изображался, впрочем, не раз и Асклепий здесь - далеко не первый. Нечто подобное было и в Древнем Египте. А в Древнем Вавилоне мир богов был так густо населен множеством крайне вредоносных и болезнетворных демонов, что все основные божества имели собственных персональных врачей. Главным божеством докторов являлся бог лечения - Нинурта и его жена Гула. Именно их символом и была - змея.
В Древней Греции культ Асклепия существовал много столетий и лишь к VII-VI векам до н.э. его влияние стало несколько уменьшаться. К этому времени сотни храмов посвященные Асклепию существовали по всей территории Балканского полуострова. С древних времен главными местами его почитания были: Трикка в Фессалии, Эпидавр, где в честь его каждое пятилетие совершался большой праздник Asklhpieia, и Пергам. Храмы, как правило, расополагали во внешне привлекательных, даже живописных местах, в рощах на склонах гор, у целебных ключей и в здоровых, лежащих вне городов местностях, где устраивались бассейны, сады, ручьи.
Большинство дошедших до нас античных изображений Асклепия составляют посвятительные рельефы. Сохранились статуи бога и их фрагменты (голова Асклепия с острова Мелос и др.).

Когда в 293 г. до н. э. тяжёлая моровая язва посетила Рим, обратились за указанием к Сивиллиным книгам, которые дали знать, что эпидемия прекратится, если перевезут в Рим бога Эскулапия (римского Асклепия) из его Эпидаврского святилища.
После однодневного молебствия снарядили в  Эпидавр  посольство за священной змеей бога, которая, по преданию, добровольно последовала за римлянами на их корабль и, по прибытии в Рим, выбрала для своего жилища Тибрский остров; этот остров так и остался посвящённым богу, в воспоминание о чём при устройстве набережной берегам острова была дана форма плывущего корабля, украшенного спереди статуей Эскулапа.
В 291 г. здесь состоялось освящение храма в честь Эскулапа; этот храм и состоявшие при нём службы напоминали собой типичные греческие Асклепиеи. Как и в Эпидавре, в тибрском храме Эскулапа практиковался способ лечения больных посредством инкубации, во время которой они получали во сне необходимые советы; выздоровевшие посвящали богу обетные дары и благодарственные надписи.
Вместе с Эскулапом в надписях часто упоминается и Гигиея  или  Салюс  (Здоровье). Другой храм Эскулапа находился в Анции (в Лациуме), где, по преданию, змея Эскулапа, при возвращении в Рим снаряженного в 293 г. посольства, высадилась на берег и три дня обвивалась вокруг высокой пальмы в роще Аполлона.
Культ Эскулапа был греческий; жрецы при храме бога были из греков; как и греческому Асклепию, римскому Эскулапу были посвящены из животных змея, собака и петух.


 В лице Эскулапа греческое врачебное искусство было официально принято государством, хотя римляне, вообще смотревшие на медицину с отвращением, негостеприимно относились к поселявшимся в Риме греческим врачам. Позднее, медицина стала специальностью греков, среди которых бывало всегда множество шарлатанов. Суеверие и страдания приводили людей к Эскулапу; культ этого бога принадлежал к числу самых популярных и стойких.

Крупнейшим центром культа Асклепия был Эпидавр на Пелопонессе. На его территории находились и храмы других богов (Аполлона, Афродиты, Артемиды), большой жертвенник для приношений, кипарисовая роща и бассейны с водой из минеральных источников.. Кроме того, в асклепийонах были бани, библиотека, гимнасий (место, где юноши обучались философии, литературе, политике, а также занимались гимнастикой), стадион, театр. Важной частью храма был абатон — место для сна. Абатон представлял собой крытые галереи вдоль стены храма.

Больных готовили к лечению с помощью различных церемоний, приносили в жертву животных. При раскопках нашли множество табличек с такими, например, надписями:
«Амброзия из Афин, слепая на один глаз, пришла, ища помощи у бога; проходя по святилищу, она насмехалась над рассказами  об исцелениях. Ей казалось неверным, невероятным и невозможным, что хромые и слепые могли исцелиться при помощи одних только сновидений. Однако, и она увидела сон. Ей показалось, что к ней явился бог и обещал исцелить её, но при том условии, если она пожертвует в храм дар по обету; при этом она должна принести в дар серебряную свинью как память об её глупости. После такой речи бог вынул её больной глаз и влил бальзам. Когда наступил день, слепая проснулась здоровой».


«Человек с язвой в животе.  Во сне он увидел
лицо. Ему показалось, что бог приказал его слугам, следовавшим за ним, связать его и крепко держать, чтобы он мог разрезать ему живот. Он хотел бежать, но его схватили и крепко привязали к дверному кольцу. Затем Асклепий разрезал ему живот, вырезал язву и снова зашил разрез. После этого больного развязали. Он встал совершенно здоровым.  Пол в святилище,  однако,  оказался  залитым  кровью».

Толкованию снов придавали большое значение. Священный сон был одним из видов лечения в храмах Асклепия, Больные засыпали прямо на полу, на шкурах принесенных в жертву животных. Во сне им должен был явиться Асклепий и дать советы о том, как лечить болезнь. Вероятно, жрецы-врачеватели делали операции в храме, усыпляя больных с помощью гипноза и успокоительных средств. В большом количестве водились в храме священные змеи — «асклепиевы ужи», олицетворяющие образ бога-врачевателя. Во время раскопок в храмах Асклепия находят множество изображений исцеленных частей тела и внутренних органов, сделанных из мрамора, золота, серебра, слоновой кости, глины, дерева и других материалов. Их приносили в храм в благодарность за лечение.

Исторические параллели: Обычай оставлять в храме изображения различных органов тела в память об исцелении существовал у многих народов. Например, в России с просьбой избавить от зубной боли обращались к св. Антипию, и в православных храмах в память об исцелении привешивали к его образу серебряные зубки. Особенно широко этот обычай был распространен на севере России. В храмах Архангельска такие привески молено было увидеть еще в конце XIX столетия.

***

Изображался Асклепий также на геммах и монетах. В средние века Асклепий встречается в миниатюрах медицинских и мифологических трактатов. Он рано стал считаться патроном врачей и аптекарей, поэтому часто изображался в книжных иллюстрациях сидящим в аптеке среди лекарств и инструментов, но уже в эпоху Возрождения Асклепий как персонаж изобразительного искусства утратил значение (бронзовая статуя Асклепия работы Франческо ди Джорджо — редкое исключение]. В живописи 16 —17 вв. популярностью пользовался миф о гибели Корониды и рождении Асклепия (фреска Доменикино, гравюра X. Голциуса и др.), но главное действующее лицо здесь не младенец Асклепий, а сам Аполлон.
Культ Аклепия был распространен не только в Греции, но и в Риме. В Риме почитание Aсклепия (Aesclapius) введено в 291 г. до Р. X. Тогда, во время страшнейшей эпидемии чумы, по приказанию, извлеченному из сивилинских книг, в поисках срочных средств спасения римские послы вынуждены были отправиться в Грецию в Эпидавр, в храм Асклепия. Во время переговоров послов со жрецами, на римский корабль, что стоял на якоре в гавани заползла змея. А когда судно возвращалось к берегам Италии, змея, на глазах у всех поплыла к итальянскому берегу. На римлян подобное совпадение произвело немалый психологический эффект. И когда, не без греческих врачующих жрецов эпидемия прекратилась, культ змеи и культ Асклепия был безоговорочно принят и в Древнем Риме. В честь самого Эскулапа-Асклепия был построен храм на острове Тибра. (Liv. 10,47. Ov. met. 15,622-744.)

Более того, один из наиболее известных врачей Древнего Рима, грек по происхождению, носил имя Асклепиад(возможно, вымышленное). Он был достаточно серьезным философом(р.124 г. до н.э.) и прибыл в Рим, с первначальной целью - изучать риторику. Он, однако имел и немалые знания в медицине и начал свою медицинскую карьеру с эпизода, который, возможно, был "впутан" в биографию чисто мифологического бога Асклепия. Как-то, будучи в Риме, когда мимо него следовала похоронная процессия, он, по положению тела умершего и по его внешнему виду пришел к выводу, что это - еще вполне живой человек. Своим восклицанием он остановил толпу и, применив свои умения, возвратил человека к жизни. Весть об удивительном событии пронеслась по всей стране и Асклепиад, а за ним и многие другие прославленные греческие врачи были с готовностью приняты в Риме, а в 46 году до н.э. Юлий Цезарь даже даровал им полное гражданство. Так, вкратце, можно охарактеризовать культ Асклепия, культ бога, кторый неразрывно был связан со знаменитой символикой медицины - змей, обвитой вокруг чаши.