Иксион / Ixion




«Иксион,
Вечно кружимый крылатым колесом,
Вечно по уставу богов
Кричит смертным:
«Кроткою мздою воздавай благодетелю!»
Ему ли того не знать?
Сладкую вкушавший жизнь при благосклонных Кронидах,
Он не выстоял под долгим счастьем,
Он в неистовом сердце своем
Захотел Геру,
Дольщицу Зевсова многорадостного ложа,
И мгновенно в непроглядную беду
Ринуло его дерзновение —
Должное претерпев, избранную понес он казнь
За двойную вину:
Первый из первых героев,
Он коварно замесил меж смертных родную кровь,
И в просторах великой опочивальни
Он дерзнул на Диеву жену.
Но всякая мера — по мерщику!
Непутное ложе
В гущу горя ввергло наложника:
Он спал с тучей,
Он ловил сладкую ложь,
Незрячий!
Видом она была, как небесная Кронова дочь,
А восставила ее в хитрость ему Зевсова ладонь —
Красную пагубу!
И четыре спицы гибельно захлестнули его в узлы,
И рукам и ногам его не уйти от пут,
И что сказано ему — то сказано всем.
Не стояли Хариты вокруг,
Когда рожден был ему сын — не сын.
Единственный от единственной,
Не в чести меж людей, ни в уставах богов,
И вскормившая назвала его Кентавром.
Он смешался с магнесийскими кобылицами
У круч Пелиона,
И от них рождено чудное полчище,
Схожее с обоими, —
Снизу как мать, сверху как отец
»

(Пиндар. Пифийские песни. Гиерону Сиракузскому, сыну Диномена, на победу в колесничном беге…).

Иксион , лапифы и кентавры

Иксион – царь лапифов и по одной из версий – также отец части кентавров (за исключением Хирона, Фола, Харикло, Несса и некоторых других).
Лапифы (Λαπίθαι), в греческой мифологии фессалийское племя, обитавшее в горах и лесах Оссы и Пелиона. В преданиях о лапифах  тесно переплетаются исторические мотивы и мифология. Вероятно, существовало племя лапифов — одно из древнейших постпеласгических племён Фессалии, изгнанных, по преданию, дорийцами. Само название лапифы означает «каменные», «горные» или «дерзкие», имена их героев: Флегий («пылающий»), Пирифой («сияющий» или «быстрый, как струя»). Стильба («сияющая»), Перифат («сияющий окрест»), Фалер («белый»), Астерион («звёздный»), Исхий («мощный»), Леонтей («львиный»), Коронида («ворона»), Элат («ель») и др.
Лапифы родственны кентаврам (первый Лапиф и первый Кентавр — родные братья). О происхождении лапифов и их царях, повествует Диодор Сицилийский, пересказывая древние мифы. 

От Океана и Тефии родился Пеней. От нимфы Креусы и Пенея были рождены  Гипсей  и   Стилба. Стилба родила от Аполлона Лапифа  и   Кентавра.
Лапифы отличаются диким воинственным и независимым характером, который проявился во время их сражения с кентаврами, приглашенными на свадьбу Пирифоя с Гипподамией и побеждёнными лапифами. 

Битва кентавров с лапифами. Картина Себастьяно Риччи


Один из царей  лапифов Пирифой дерзнул отправиться вместе с Тесеем похитить богиню Персефону и за это был навеки прикован к скале в аиде. К лапифам принадлежит великан-оборотень Кеней. Сын царя лапифов Флегия —царь Иксион покушался на богиню Геру (подробнее чуть ниже); сестра Иксиона Коронида изменила Аполлону со смертным. Лапифы — участники калидонской охоты и похода аргонавтов . Их могущество было сломлено Эгимием — сыном Дора, родоначальника дорийцев, которому помогал Геракл.
В любом случае, связь Иксиона с обоими воинствующими племенами – очевидна.

Иксион – царь в опале

Разумеется, рассказы о деяниях языческих богов интересовали бы нас чисто умозрительно, не соседствуй они самым тесным образом с историями о живших с ними рядом людях. Мифология повествует, что боги на заре истории частенько появлялись средь людей, вступали с ними в брак, поощряли их или наказывали. Несомненно одной из главнейших провинностей людей пред лицом богов было бесчестие, нарушение клятв и гордыня (непочтение к богам). На примере Филемона и Бавкиды можно увидеть, как боги поощряли людей. Однако гораздо больше известно историй о том, как боги людей карали. Иксион, Тантал и Сизиф – представители древнейшего послепотопного поколения людей, отличившиеся столь вопиющими преступлениями, что каждому из них был обречен после смерти на особого рода загробные мучения.

Царь Иксион из племени лапифов был первым на Земле человеком, злодейски и умышленно убившим своего близкого родственника….

Иксион – человек и великан необузданного нрава, легковесного отношения к чести и, как, впрочем, и все его соплеменники, имевший сильную тягу к вину. Согласно Дромокриту, первый стремился достичь славы от царствования, у него было сто всадников, которых прозвали  «кентаврами».

Однажды, возжелав жениться, Иксион, окинув пристальным взором окружающее пространство, сделал выбор и обратился к вождю соседнего племени Деионею на предмет сватовства к его дочери Дии, юной и стройной красавице. Иксион заявил при этом, что в качестве компенсации за согласие после заключения брака отблагодарит тестя очень богатыми дарами. После пышной свадьбы отец невесты, деликатно выждав несколько месяцев, стал интересоваться у зятя, когда же, собственно, тот выполнит ранее данное обещание.
Молодой супруг Иксион несколько раз откладывал вручение даров под разными предлогами, но в конце концов пригласил в свою пещеру якобы для демонстрации специально приготовленных для вручения ценностей. Но, отправившись к Иксиону, доверчивый и несчастный Деионей не успел вступить в жилище, потому что оказался в яме с горящими углями… Это вызвало гнев богов, столь же яростный, сколь и праведный. Олимпийцы, посовещавшись, порешили наказать преступника безумием и не преминули тут же исполнить это. Однако, очевидно в пику прочим небожителям, могущественный Зевс мало того, что отменил их приговор и вернул Иксиону рассудок, так еще и пригласил его на пир – прямо на Олимпе, что злодей принял как само собой разумеющееся. Упоминается, что Зевс даже наделил его бессмертием.

Изрядно вкусив божественного нектара и захмелев, бесцеремонный гость «положил глаз» на саму Геру, жену Зевса и стал за ней ухаживать весьма откровенно, и даже вздумал похитить. 

"Иксион соблазняет Геру". Pieter Van Sompel



Громовержец, которому, разумеется, не составило труда распознать подобное намерение, поступил следующим образом: создал двойника своей супруги из облака , нарек ее Нефелой и «подсунул» в качестве обмана эту персону царю лапифов, а тот, весьма довольный случившимся, вернулся домой и еще принялся похваляться  тем, что увел жену у самого могучего Зевса. Дальнейшая судьба Дии, первой супруги Иксиона, теряется в мифологической хронике. Зато по одной из версий именно от связи Иксиона с этой облачной женой Зевса пошло на Земле поколение полулюдей-полуконей – кентавров. По прошествии положенного природой времени у царской четы один за другим стали рождаться дети, и все, как на подбор – кентавры с генетическими чертами буйного характера и неверности – от отца, непоседливости и непостоянства – от облачной матери. Впрочем, не все кентавры рождены от этих родителей. В частности, Хирон – сын Кроноса и нимфы Филиры («липы»), а Фол – прямой потомок Селена и нимфы Мелии, «ясеневой». Подробнее об этом можно прочесть ЗДЕСЬ

Если первый проступок (убийство родича) изначально сошел Иксиону с рук, то посягательство на жену самого Зевса вернуло это событие в памяти богов Олимпа  и в итоге обернулось для него весьма трагически….

За свои грехи Иксион был после смерти распят на огненном колесе, которое вечно вертится с неимоверной быстротой…. Версии разные: колесо было огненным, колесо было не огненным, летало по небу, вращалось под землей, в Тартаре (Аиде?)… Неважно. Посмотрите на картины о наказании Иксиона:

Giovanni Battista Langetti, Пытка Иксиона


Jose De Ribera, Иксион


Hendrick Goltzius, Иксион (из серии "Четыре позора")


Cornelisz van Haarlem, Иксион


Эти изогнутые линии и спираль золотого сечения. Иксион, как правило, изображается именно в таких «вращающихся» позах, даже если рядом нет колеса. Этакий символ....
Но чаще всего, Иксион все-же прикован (привязан) к адскому колесу.

Jules-Elie Delaunay, Иксион


Керамика, старые гравюры и т.д..







Иксион - действующее лицо трагедий Эсхила «Перребиянки» (фр. 184—186 Радт) и «Иксион» (фр. 90-91 Радт), трагедии Софокла «Иксион» (не дошло ни одной строки), трагедии  Еврипида  «Иксион», трагедий Тимесифея,  Каллистрата и неизвестного автора «Иксион», комедии Евбула «Иксион». В европейской драматургии к сюжету мифа об Иксионе обращались редко. Упомянут в «Илиаде» (XIV, 312).

Вообще, миф об Иксионе, как рассказ, не восходит особенно далеко в древность: это  был первоначально местный фессалийский миф, и он отлился в определенную форму  позже  Гомера и даже Гесиода. Сравнительно позднее происхождение мифа явствует  хотя бы из того обстоятельства, что между вариантами его нет почти никаких  противоречий.  Для  древнего  мифа  Иксион  был одним из прототипов нечестия и вероломства, тем не менее благодаря необычности и особой дерзости его  преступлений,  все  три  великих  греческих  трагика V века сделали его предметом  своих  трагедий, и Аристотель (Poet, с 18) говорит о патетичности самого  сюжета. 
Фантазия  древнего  грека  помимо  моральной  стороны мифа, несомненно,  поражалась  и  представлением  о  необычной  пытке  Иксиона. На одной  Куманской  расписной  вазе,  находящейся в Берлине (N 3023; cf. W. H.RoscherAusfLexs. v. Ixion; Baumeister Denkmaler d. Id. Alt. s. v.), распяленный  Иксион  привязан  змеями  к  спицам  огненного  колеса, которое представлено  колеблющимся  в  воздухе  (это символизируется двумя крылатыми женскими  фигурами,  его  поддерживающими).  Около  колеса изображен с одной стороны  Гермес  в  островерхом  шлеме, с другой - Гефест с клещами, а снизу Эринния с горящим факелом.



На самом деле дошедшего до наших дней материала об Иксионе не так и много, но имя его известно практически всем. От произведений Эсхила  и  Софокла не осталось ничего (может быть, одно слово от Софокла), а от драмы Еврипида 5 5/6 - 9 5/6 строк :

1. О сын Шлегии, деспот Иксион –
2. Тот муж, что был рожден сограждан выше
                    (Неправеден и волей и умом),
                    Теперь друзьям и городу - чума.
3. Ты высшее, что смертные свершили,
                    Старайся превзойти, - ни власть царей,
                    Ни пышный дом без муки не даются.
1. Приобрети хвалу за справедливость
                    И делай все, что прибыльно потом.
2. То враг, но чту я больше справедливость.

Об "Иксионе" Эсхила Диндорф предполагает, что в нем изображалась лишь первая вина Иксиона, т. е. вероломное убийство тестя, и трагедия заканчиваласьтем, что Зевс очищал его (Dind. ad fragm. inc. 329), К. О. Мюллер  предположил у Эсхила целую трилогию Иксиона (Getting. Anzeig., 1827 670; Eumen. s. 138 cf. F. G. Welcker Die gr. Tr. 1839; 1,52).
Еврипидовский  "Иксион" обрисовывался предположительно Велькером (а. а.о. 1839; I, 749 ff.) и Гартунгом (Eur. restit. 1843; II, 370 sqq.).
Согласно их догадкам, Еврипид выводил Иксиона дерзким софистом, который в  корне оспаривал идеи долга и добродетели. Кроме того, Гартунг сделал попытку обрисовать и самый ход действия, потратив на это, без особых результатов, и в этом случае, как во многих  других, немало  рвения, остроумия и любви к Еврипиду.

Так, в одной из схолий к "Финикиянкам" (ad v. 1185) говорится, будто Зевс приказал бичевать Иксиона, привязанного к колесу, причем  самому  Иксиону было приказано повторять: "Надо почитать благодетелей". Кроме того, по одному из вариантов мифа, от облачного подобия Геры  и  Иксиона  родились  кентавры,  "надменный род, чуждый харитам", и, вероятно, в  прологе  или  исходе одной из античных трагедий об этом упоминалось.

В любом случае, Иксион, Сизиф и Тантал были хорошо известными персонажами в средневековой Европе (прежде всего по «Метаморфозам» Овидия) и служили символами трех грехов – прелюбодеяния или распутства, гордыни и жадности.


«В это время с ужасным скрежетом железные ворота отворились, и Эней увидел пятидесятиголовую Гидру, охраняющую вход.
Сивилла сказала ему, что бездна Тартара уходит глубоко вниз, так что его окраины были столь же далеко внизу под их ногами, сколь высоко над головой небо.
На дне этой ямы повержены титаны, что воевали с богами; также Салмоней, который осмелился соперничать с Юпитером и построил медный мост, по которому вел свою колесницу, звук которой напоминал гром, бросая горящие угли в своих людей, имитируя молнии, пока Юпитер не поразил его настоящей молнией и не показал ему разницу между оружием смертных и божественным оружием. Здесь также Титий, гигант, столь огромный, что, когда он лежит, то занимает девять акров земли, в то время как гриф клюет его печень, которая зарастает снова, как только пожирается, так что его наказание никогда не окончится.
Эней увидел группы людей, сидящих за столом с изысканными яствами, тогда как около них стояла фурия, которая выхватывала пищу с их губ, как только они собирались вкусить ее. Другие видели над своей головой подвешенную огромную скалу, готовую упасть, что держало их в постоянной тревоге. Это были те, что ненавидели своих братьев, или били своих родителей, или обманули друзей, которые доверяли им, или те, кто, разбогатев, держал деньги при себе и не делился с другими; последние были самой многочисленной группой. Здесь были также те, кто нарушили брачную клятву, или бились по неправде, или были не верны своим нанимателям. Здесь был один человек, который продал свою страну за золото, а другой – извратил законы, говоря, что «сегодня» и «завтра» – это разные вещи.


Здесь был Иксион, привязанный к ободу колеса, которое постоянно вращалось; и Сизиф, которому было назначено катить огромный камень на вершину горы, но, когда вершина была почти достигнута, камень, отраженный какой-то внезапной силой, падал стремглав вниз. И снова он трудился, тогда как пот покрывал все его усталые члены, но все было бесполезно. Здесь был Тантал, который стоял в луже по подбородок в воде, но все же иссыхал от жажды, которую ничем не мог утолить, потому что, когда он наклонял свою седую голову, жаждущий пить, вода уходила, оставляя землю у его ног сухой. Высокие деревья, отяжеленные фруктами, склоняли над ним свои вершины, груши, гранаты, яблоки и ароматные фиги; но, когда он внезапным рывком пытался схватить их, ветры уносили их высоко, до куда он не мог дотянуться.»

Томас Балфинч «Всеобщая мифология».

«Колесо Иксиона»

В древнегреческой мифологии человеческая судьба, находящаяся в руках трех мойр,неразрывно связана с колесом. Мойра Клото на колесе своей прялки неустанно прядет жизненную нить, Лахесис определяет судьбу человека, а Атропос перерезает нить жизни.
Иное символическое значение колесо приобретает в мифе об Иксионе, где оно является эмблемой кары, расплаты за неправедные поступки, судьбы, рока… В этом контексте в Иксионе много от Сатурна и много от Старшего аркана «Колесо Судьбы» но в более трагичных тонах. Слишком много детерминации и отчасти безысходности. Колесо жизни, по Проклу, - символ цикла созидания, или колесо Иксиона. Оно и символизирует нашу судьбу.
Миф об Иксионе нашел продолжение в христианском представлении о колесе Ада - огненном, с тысячью спиц, по ободу которого корчатся души; «огненный» ангел крутит его тысячу раз в день,и каждый раз - на расстояние, равное промежутку между соседними спицами, и с каждым движением колеса очередная тысяча душ отправляется на муки (Видение св.Павла. 4). А монах Гунтельм, посетивший в своем видении Ад, в самой глубине  Преисподней видит Иуду, распятого на крутящемся колесе: колесо не закреплено на оси и с великим шумом проваливается куда-то вниз. У Винсента Бове этих колес, медленно вращающихся, много, при этом к ним привязаны половые органы грешников.



И четыре спицы гибельно захлестнули его в узлы,
И рукам и ногам его не уйти от пут,
И что сказано ему — то сказано всем.

Вот эти «4 спицы», которые «гибельно захлестнули» Иксиона, считается, сравнением с известным греческим приворотным средством . Представление о судьбе как о кольце, внутри которого заключен человек, позволяет понять «колесо» Иксиона и использование в симпатической магии птички-вертишейки .Берется одна птица-вертишейка, привязывается к четырем спицам колеса и крутится что есть силы – после такой «магии» любовь обеспечена (связывают любовью намеченную жертву (Тheocr. II; Ноr. Ероd. XVII 7)).

«С Олимпа принесла людям Кипророжденная цветную вертишейку, прикованную к неизбежному кругу», — говорит Пиндар (Руth. IV 214 слл., ср. Nem.IV 35), следующими словами описывающий кару Иксиона, постигшую его за любовь к Гере: его привязали за руки и за ноги к колесу, бросив в «неизбежные узы» (Руth. II 40 cл., ср. кару Тития). Колесо — это особого рода «узы» с вынужденным движением.      
Еще есть легенда ,которая возводит такой ритуал к нимфе Иинге – дочери Пана. Она дала Зевсу зелье, при помощи которого он влюбил в себя Ио.. Да-да, ту самую Ио, которая потом станет коровой….
В наказание за зелье, Гера превратила Иингу в птичку Вертишейку и уготовила ей участь быть вечно привязанной к четырем спицам, которые вращают при любовных заклинаниях.

В этой истории Иинга – малозначительная деталь, которая перекликается, по версии специалистов, с историей о наказании Иксиона, мол, его, как чарующего и вероломного любовника так же и наказали.
С этими идеями, вероятно, связано и происхождение орфической концепции κύκλος - круга или колеса, к которому привязан человек, проживающий нежеланную судьбу. Прокл сообщает, что посвященные Орфеем Дионису и Коре похваляются выходом из круга и отдыхом от бед (Рlat. Tim. 42 с-drphFr. 229 Кеrn); Симплиций добавляет, что по учению орфиков человек привязан к колесу судьбы и порождения, из которого невозможно выйти никому, кроме тех, кому Зевс назначил выйти из круга и отдохнуть от бед (Simp. Cael. II 1, 284 а, 14=Оrph. Fr.230 Кеrn).

*

Символизм огня и колеса объединяются в послании апостола Иакова (3:6), которое цитирует Юнг: «И язык - огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны.» Интересно отметить различия в библейских переводах. То, что здесь называется "кругом жизни", в других изданиях выступает как "колесо рождения", "закон природы", "цикл природы", "все колесо творения", "колесо нашего бытия" и "ход жизни".
Мы можем понять образ колеса рождения или колеса творения как обращение к изначальной Самости, исходному состоянию цельности, с которым эго сохраняет подсознательную связь. Констелляция процесса индивидуализации требует, чтобы эго стало сознательным и разотождествилось с Самостью. Для этого неосознаваемая  идентичность эго и Самости, очень приятное состояние существования в младенческом и детском возрасте, превращается в пытку огнем. И примером тому служит великий миф об нашем персонаже - Иксионе, который в наказание  был привязан к огненному вращающемуся колесу. Сохранилось множество рисунков на древнегреческих вазах, изображающих Иксиона на пылающем колесе в царстве мертвых. Мы понимаем этот миф как образ мучений от подсознательного отождествления с Самостью, когда индивидуализация уже начинается и становится необходимостью.
В орфических золотых таблицах, описанных в книге Джейн Харрисон «Введение в изучение греческой религии», находится и  другая интересная ссылка на это зловещее колесо. У древних орфиков имелось представление, аналогичное египетскому, что покойный, оказавшийся в царстве мертвых, был обязан ответить на определенные вопросы, дабы достичь состояния блаженства. Поэтому на похоронах орфики помещали в могилу покойного золотые таблицы с указаниями относительно правильных ответов. Золото не разрушается, что позволило современным археологам раскопать таблицы, и мы теперь можем их прочитать. Покойного наставляют, что он приблизится к стражу ворот, который задаст некоторые вопросы; изображение колеса представляется одним из предметов, о которых пойдет речь. Усопший был обязан назвать свое имя, объявить, кто он и чего  совершил. Затем, согласно таблицам, покойный должен был сказать стражу:

«Я слетел со скорбного томительного Колеса.
Я прошествовал нетерпеливыми стопами к желанному Кругу.
Я припал к груди Деспойны, Царицы Преисподней [Персефоны]...
Счастлив и Благословен, станешь ты Богом вместо смертного.»

Наставление заканчивается примечательным заявлением: «Я — козленок — упал в молоко». Словно бы сразу же после беседы со стражем является океан молока как образ райского блаженства. Однако вначале придется сказать: «Я слетел со скорбного томительного Колеса.» Скорбное томительное колесо соответствует тому, что называют heimarmene (судьбой как порядком и последовательностью причин, в результате которых одно событие порождает другое), колесу  гороскопа, с которым связана судьба человека.
Пока существует подсознательное отождествление с изначальной целостностью, каждый из нас связан со своей архетипической судьбой, скорбным томительным колесом. Вырваться из привязанности к колесу в психологическом отношении означает осознать колесо своей цельности. Затем можно по своей воле выбрать архетипическое предназначение. Больше не будет бессознательной привязанности. Больше не будет огненного пыточного  колеса Иксиона. Изображение привязанности к колесу прослеживается во всех  различных культурных контекстах, поскольку этот образ соответствует базовой архетипической реальности.
Согласно легенде, Колесо Иксиона иногда останавливается. Например случай с Орфеем…Ради своей возлюбленной - Эвридики, Орфей спускается в подземелье Аида…Поступок более чем смелый. Он спустился в Аид и когда коснулся руками струн своей лиры, то все кто там находился, замерли в безмолвии…Кербер забыл что должен охранять врата преисподней, остановилось колесо Иксиона, присел отдохнуть на своем камне Сизиф и впервые увлажнились слезами лица ужасных Фурий….Можно сказать так : вот она, сила прекрасного….

Зависимости и одержимости

Самое адское в Аду – его бесконечность. Мы можем выдержать все, зная, что этому наступит конец. Адское – значит, безнадежное, бесконечное и беспросветное. Адское состояние – это ощущение тупика. Обратим внимание на дантовский Ад в образе концентрических кругов; при движении к центру Ада возрастает глубина человеческого падения, и становится понятно, что последствие такого падения – это символическое продолжение состояния нравственного тупика вследствие совершенного выбора.
Например, льстецы, распространявшие всю жизнь словесный мусор, в Аду погружены в экскременты, которые доходят им до рта. Так как эти люди обречены на вечную лесть, их рты будут всегда наполнены жидкими фекалиями. А материалисты? Они обречены судьбой вечно перетаскивать огромные валуны. Обжоры тоже обречены, так как не смогли понять, чем им нужно питаться, в чем заключается истинная духовная пища. В самом центре Ада находятся вмерзшие в лед предатели: холод их сердец стал их вечным наказанием.
В таком случае смысл образного представления Данте заключается в том, что мы становимся тем, кем были, и даже, более того, в таком состоянии мы остаемся навсегда. Это уже звучит привычно, ибо кто из нас не становится все больше тем, кем он уже является, чувствуя себя обреченным на навязчивые повторения? Вот почему это состояние становится Адом, и Адом становимся мы сами.

Одержимость: непрошеные идеи

Одержимость – это идея, которая внедрилась в сознание и обладает достаточной энергией, чтобы подавить волю. Такая деспотическая власть над сознанием, конечно же, провоцирует у нас тревогу, которая, в свою очередь, вызывает рефлекторную реакцию с целью сгладить внезапный внутренний импульс, возникший благодаря этой идее. Каждому человеку свойственны навязчивые мысли, и каждый из нас имеет склонность к тем или иным навязчивым повторениям.
Иногда мы осознаем свое одержимо-навязчивое драматическое поведение, иногда нет. Иногда мы совершаем индивидуальные ритуалы, в основе которых лежит магическое мышление, с целью снизить уровень своей тревоги; эта тревога иногда проявляется в том, что человек часто моргает, ломает пальцы рук и т.п.; при этом он обычно плохо осознает, что с ним происходит. Как правило, такое поведение в основном остается бессознательным, и человек с ним смиряется. Иногда оно становится навязчивым и серьезно вторгается в нашу жизнь.

Примеры :

Лауреат Нобелевской премии поэт Уильям Батлер Йетс  пятьдесят лет страдал навязчивой одержимостью. В 1889 г. он увидел прекрасную девушку, ирландскую революционерку Мод Гонн. Позже он сказал, что с этого началось величайшее несчастье в его жизни. Спустя пятьдесят лет, находясь на смертном одре, он все еще продолжал о ней писать. Писать стихи о ней. Йетс везде следовал за ней. Он неоднократно предлагал ей выйти за него замуж, и всякий раз она его отвергала.
На протяжении десятилетий Йетс был поглощен своей навязчивой одержимостью Мод Гонн. Время от времени он даже хотел покончить жизнь самоубийством, чувствуя патетическое отчаяние и безнадежность. Навязчивая одержимость Йетса питала всю его поэзию. Вспомним, что остановила огненное колесо Иксиона, правда, лишь на время, одна только прекрасная музыка Орфея. Точно так же одержимость Йетса смягчала лишь прекрасная лирика, которая время от времени исходила из глубины его истерзанной души. 

Адольф Гитлер, его новый порядок и одержимость властью, что привело к катастрофе."Новый порядок" (Neuordnung), гитлеровская концепция полного переустройства германской общественной жизни в соответствии с нацистским мировоззрением. Выступая в июне 1933 перед руководством нацистской партии, Гитлер заявил, что "динамизм национальной революции все еще существует в Германии и что она должна продолжаться до полного ее окончания. Все аспекты жизни в Третьем рейхе должны быть подчинены политике "гляйхшалтунг". На практике это означало формирование полицейского режима и установление в стране жесточайшей диктатуры. Рейхстаг, как законодательный орган, стремительно терял свою силу, а действие Веймарской конституции прекратилось сразу же после прихода нацистов к власти. Нацистская пропаганда неустанно пыталась внушить немецкому обывателю, что "новый порядок" принесет Германии истинную свободу и процветание.

*

Короче говоря, муки Иксиона известны практически каждому из нас. Навязчивое поведение, связанное с одержимостью идеей, заключает нас в замкнутый круг: "одно и то же, одно и то же". Кто из курильщиков не чувствует отвращения к себе при очередной неудачной попытке бросить курить? Какой пьяница не пьет горькую, желая заглушить вину, вызванную последним запоем? Какой обжора-невротик не трясется при виде сала? Кто не ощущал себя прикованным к стальному колесу рациональных защит и привычных стилей поведения, даже если они лучше всего помогали установить контроль над собой или достичь социальной успешности? Распространенным является мнения об алкоголиках как о людях потерянных и безвольных, но есть другое представление: это люди, которые больше всего стараются показать свою способность контролировать ощущения своего Я.

Например, Грегори Бейтсон утверждал, что запойный пьяница верит, что может вызвать духов и управлять ими. Приняв этот вызов, духи вступают в борьбу и, как правило, в ней побеждают. Но тогда пьяница подвергает свою силу воли новому испытанию - если не старается достичь абсолютной трезвости, которая рано или поздно должна прийти в результате давления повседневной жизни, то фантазирует о возможности управлять неуправляемым. Таким образом эмоциональная боль, от которой пьяница хочет избавиться, становится вторичной в сравнении с мобилизующим его стремлением испытать довлеющую над ним силу. Эта цикличность может лишь усиливать напряжение, пока, как утверждают Анонимные Алкоголики, человек не признает в этом испытании свое полное бессилие.
 В обращении к основателям Ассоциации Анонимных Алкоголиков Юнг сказал следующее: "Пристрастие к алкоголю (на низшем уровне) эквивалентно духовной жажде целостности, присущей нашему бытию", внутреннему стремлению к соединению с высшей силой. Физиологическое воздействие алкоголя или любого наркотика, изменяющего настроение, позволяет человеку на какое-то время установить эту связь, но затем ее разорвать. Человеку приходится продолжать пить, чтобы заглушить новую боль, и все начинается сначала. Отказавшись от фантазии об управлении и контроле, а потому испытывая не только страдания из-за отказа от власти Эго, но и боль из-за отказа от защиты от боли, можно ощутить освобождение от колеса Иксиона. Это переживание во многом напоминает подчинение человеческой воли божественным силам - "не моей, а Твоей воле".

Юнгианский аналитик Мэрион Вудман очень проникновенно описала адскую сущность колеса Иксиона…..За масками успешности скрываются унижение и ужас. Постоянно существует один общий фактор. Людей сознательно подводят к тому, чтобы они становились все лучше, оставаясь внутри жестких рамок, которые они для себя создали; бессознательно они не могут управлять своим поведением. Есть великое множество социальных и индивидуальных причин, побуждающих вырваться из хаоса, чтобы покончить с повседневной суетой. Так долго может сохраняться только сила воли. Если эту силу воли человек может поддерживать за счет какой-то зависимости, то перед ним открывается пустота. Когда вечером для человека наступает время вернуться к себе, его маска и внутренняя Сущность не вступают в контакт... Навязчивая одержимость сужает спектр жизненных ощущений, пока не прекращается жизнь: существование, наверное, продолжается, но это уже не жизнь. (Addiction to Perfection: The Still Unravished Bride, p. 12).
Вудман отмечает, что эти рамки - колесо Иксиона - создает сам человек, хотя он этого не подозревает. Какую бы психическую структуру мы ни создавали для поддержания шаткого ощущения своего Я, наше зависимое поведение становится защитой от страха, осознаем мы это или нет. По существу, любая зависимость - это тот или иной способ справиться с тревогой. При активизации психического материала, с которым связан данный аффект, психика начинает выполнять защитную функцию. При возрастании страха наше поведение подчиняется определенным стилям, позволяющим нам "войти в контакт". С установлением контакта тревога медленно снижается. Это происходит обычно неосознанно. Человек может зажечь сигарету, покурить, потушить ее и в то же самое время продолжать беседу. К сожалению, полезные воздействия при кратковременном контакте непродолжительны, поэтому в период следующей активизации материала поведение, позволяющее преодолеть страх, должно повториться.

Колесо Иксиона катится, периодически возвращая человека обратно - к началу.

Как отмечает Вудман, нельзя постоянно сдерживать хаос, нельзя не чувствовать ужаса, ощущая, как земля уходит из-под ног, поэтому паллиативное поведение человека заставляет колесо сделать полный оборот. Вина, стыд, неудача следуют по очереди, быстро сменяя друг друга; при этом мы надеемся, что они нас освободят, но они только еще крепче нас связывают. Разумеется, нам не следует себя ругать за свою внутреннюю травму, так как воздействие страха делает нас очень слабыми.
Нет более адского Ада, чем зависимости, ибо ничто другое мы так уверенно не считаем своим грехом. "Куда б ни полетел, я окажусь в Аду; ведь Ад - я сам". Но мы подчиняемся идее, она всегда заложена в нашей личности. Эта идея не ассимилирована, она часто привязана к прошлому, к первичным отношениям. Нам следует помнить, что если такая идея связывает нас с прошлым, наши возможности остаются ограниченными, как в детстве. Такие идеи обедняют нам жизнь; они редуктивны и по своей природе, и по своим последствиям, так как защищают нас от страха, который обязательно сопутствует личностному росту. Страдания Йетса, по крайней мере, превращались в произведения искусства, а потому поэт время от времени ощущал себя свободным от колеса Иксиона. Наша задача, ужасная задача, заключается в том, чтобы разобраться в истоках своей одержимости, вскрыть противоречия зависимости, чтобы найти первичную, неассимилированную, глубоко скрытую идею. Тогда мы, взрослые люди, сможем выдержать невыносимое, подумать над немыслимым, выстрадать то, что не могли выстрадать раньше, чтобы стать свободными людьми.
Колесо Иксиона тихо и неумолимо катится дальше. Никто из нас не может все время находиться в сознательном состоянии, а вина и стыд, которые порождаются нашими многочисленными недостатками, истощают именно ту силу, которая необходима для конфронтации с бессознательным. Погрузиться в состояние тревоги, ощутить то, что вы реально ощущаете,- значит "преодолеть" деспотизм эмоций, которые нас постоянно преследуют, и покончить с ним. Мы - это Ад; мы бессознательно его создали и рефлекторно от него зависим. Спуститься в Ад и пройти через его круги - единственный способ найти выход, как это сделал Данте во время своего ужасного путешествия. Спастись от Гадеса можно только спустившись в царство Гадеса.

По материалам Джеймса Холлиса "Душевные омуты"


*



Миф об Иксионе связан с таким понятием как «инфляция».

В словаре приводится следующее определение слова инфляция: «преувели­ченный, наполненный воздухом, нереально большой и неправдоподобно важный, пребывающий за пределами своих собственных размеров; отсюда такие значения, как тщеславный, самовлюбленный, гордый и самонадеян­ный».  Термин «инфляция» употребляется  для описания психологической установки и состояния, которое сопровождает идентификацию эго с Самостью. В этом состоянии нечто малое (эго) присваивает себе качества чего то большого (Самости) и в результате настолько увеличивается, что выходит за пределы своих размеров.

Инфляционное действие Иксиона заключалось в попытке соблазнить Геру. Зевс расстроил этот план, придав облаку облик мнимой Геры, с которой Иксион вступил в связь. Зевс застал Иксиона врасплох и наказал его, привязав к огненному колесу, которое должно было вечно катиться по небу . В этом случае инфляция проявляется в вожделении и стремлении к удовольствию. Олицетворяя эго в состоянии инфляции, Иксион стремится присвоить себе то, что принадлежит сверхличностным силам. Попытка Иксиона изначально обречена на провал. Наивысшее достижение Иксиона состоит в установлении контакта с облаком в виде Геры, т.е. с фантазией.
Его наказание, привязанность к огненному колесу, олицетворяет довольно интересную идею. В принципе, колесо символизирует мандалу. Оно вызывает дополнительные ассоциации с Самостью и связанной с ней целостностью. Но в данном случае колесо превращается в орудие пытки. Это указывает на то, что может произойти, когда идентификация эго с Самостью продолжается слишком долго. В таких случаях идентификация превращается в пытку, а пламенные страсти инстинктов принимают форму адского огня, которые крепят человека к колесу до тех пор, пока эго не приобретет способность отделиться от Самости и увидеть в своей инстинктивной энергии сверхличностный динамизм. Эго остается привязанным к огненному колесу Иксиона до тех пор, пока оно рассматривает инстинктивную энергию как источник своего удовольствия.

Греки испытывали чувство ужаса перед тем, что они называли hybris. В первоначальном употреблении этот термин обозначал необузданное насилие или страсть, возникающую из гордости. Этот термин синонимичен одному из аспектов явления, которое я называю инфляцией. Hybris (гордыня)—это человеческое высокомерие, присваивающее человеку то, что принадлежит богам. Оно предполагает выход за собственно человеческие границы. Гилберт Мюррей выражает эту мысль следующим образом: «Существуют незримые барьеры, которые не желает преступить человек, имеющий aidos (благоговение). Hybris преступает все барьеры. Hybris есть высокомерие непочтительности, грубость силы. В одной форме hybris есть грех низкого и слабого, непочтительность; отсутствие aidos в присутствии чего-то более высокого. Но почти всегда hybris есть грех сильного и гордого. Hybris рождается из Koros, пресыщенности, «слишком высокого благополучия»; hybris сталкивает со своего пути слабых и беспомощных, «презрительно взирает», как говорит Эсхил, «на великий алтарь Дике»».

Hybris—это типичный грех, осуждавшийся древними греками. Производными от hybris были почти все грехи, за исключением некоторых грехов, связанных с определенными рели­гиозными запретами и производных от слов, обозначающих «безобразное» или «неуместное».
Мюррей рассматривает aidos и nemesis (возмездие) как центральные понятия эмоционального опыта греков. Aidos обозначает почтительность по отношению к сверхличным силам и чувство стыда, испытываемое при нарушении границ этих сил. Nemesis—это реакция, вызванная недостатком или отсутствием aidos, иными словами, реакция на tybris.

Замечательный пример боязни греков преступить разумные человеческие границы приведен в истории Поликрата, которую записал Геродот. Поликрат был тираном Самоса в VI веке до рождества Христова. Он был невероятно удачливым человеком. Все, что он делал, приносило ему благо. Везение никогда не изменяло ему. Геродот пишет:

«Замечательная удачливость Поликрата не осталась без внимания Ама-сиса (его друга, царя египетского), которого встревожила такая удачливость. Амасис написал и отправил на Самос следующее письмо: «Амасис так говорит Поликрату: мне приятно слышать о процветании друга и со­юзника, но твое невероятное процветание не доставляет мне радости, ибо, насколько я знаю, оно вызывает зависть богов. Я желаю себе и тем, кого люблю, чтобы в жизни удача чередовалась с неудачей, и не было постоянной удачи. Ибо я никогда не слышал о человеке, который был бы удачлив во всех делах и в конце не встретился бы с бедой и полностью не разорился. Поэтому прислушайся к моим словам и так относись к своей удаче. Подумай о тех сокровищах, которые ты больше всего ценишь и с которыми ты меньше всего хотел бы расстаться. Возьми это сокровище и выбрось, чтобы оно никогда не попадалось на глаза человеку. Если после удачи не наступит неудача, спасайся от беды, сделав еще раз так, как я посоветовал тебе!»
Поликрат внял совету и выбросил в море драгоценное изумрудное кольцо. Однако несколько дней спустя рыбак выловил настолько большую и красивую рыбу, что подумал, что ему не удастся ее продать, и поэтому решил поднести ее в дар царю Поликрату. Когда рыбу разрезали, в ее брюхе лежало изумрудное кольцо, которое было выброшено царем. Весть об этом событии настолько испугала Амасиса, что он прекратил дружбу с Поликратом, опасаясь попасть в беду, которая непременно должна была наступить после такого необыкновенного везения. Разумеется, в конечном счете, Поликрат погиб после успешного восстания. Он был распят на кресте.

Боязнь чрезмерного везения глубоко коренится в человеке. Существует инстинктивное ощущение, что боги завидуют успеху человека. Психологически это означает, что сознательная личность не должна заходить слишком далеко, не обращая внимания на бессознательное. Боязнь зависти божьей отражает смутное сознание, что инфляция остановится.
В природе вещей и в природе самой психической структуры действительно существуют пределы. Вне сомнения, иногда боязнь зависти божьей доходит до крайних пределов. Некоторые люди не осмеливаются признать успех или позитивное событие из боязни, что такой успех или событие приведет к какому-то неясному наказанию. Как правило, такая установка формируется в результате неблагоприятной обстановки в детстве и поэтому нуждается в пересмотре. Однако, наряду с личностной обусловленностью, здесь участвует и архетипическая реальность. После подъема должен наступить спад. Оскар Уайльд как-то сказал: «Хуже, чем не получить то, что хочешь, может быть только одно—получить то, что хочешь». Примером этому служит участь, постигшая Поликрата.

Эту же мысль выразил и Эмерсон. Он рассматривает ее в своем эссе «Компенсация», которое содержит литературное изложение теории, впоследствии разработанной Юнгом применительно к компенсаторным отношениям между сознанием и бессознательным. Приведем несколько фрагментов из этого эссе. Эмерсон говорит о том, что каждое событие, к счастью или к несчастью, имеет свою компенсацию где-то в природе вещей. Далее он говорит следующее:

«Мудрец распространяет этот урок на все сферы жизни и знает, что благоразумие требует удовлетворять требование каждого истца и каждую справедливую потребность в вашем времени, в ваших талантах и в вашем сердце. Всегда необходимо платить; вы должны полностью выплатить свой долг. Люди и события могут на время стать между вами и справедливостью, но это лишь временная отсрочка. В конечном счете, вы должны погасить свой долг. Если вы благоразумны, вы будете испытывать страх перед процветанием, которое лишь обременяет вас ...ибо с каждой прибыли, которую вы получаете, взимается налог. Благоговейный страх перед безоблачным полднем, изумрудом Поликрата и процветанием, а также инстинкт, побуждающий каждую благородную душу брать на себя выполнение задач благородного аскетизма и спасительной добродетели, отражают колебание весов правосудия в душе и сердце человека».
Более подробно идея инфляции выражается в иудейских и христианских теологических концепциях греха. В древнееврейских трактатах концепция греха, вероятно, сформировалась под влиянием психологии запрета. Запретное считается нечистым. Но запретное также означает священное, святое, заряженное избыточной, опасной энергией. Вначале грех означал нарушение запрета, прикосновение к тому, к чему нельзя прикасаться, поскольку запретный объект нес в себе сверхличностные энергии. Прикосновение к такому предмету или его присвоение подвергало эго опасности, поскольку преступало собственно человеческие пределы. Поэтому запрет можно рассматривать как защиту от инфляции. В дальнейшем идея запрета была вновь сформулирована в форме воли Бога и неизбежности наказа­ния в случае нарушения Его воли. Но за новой формулировкой все еще таится идея запрета и связанный с ней страх перед инфляцией.
Христианство практически отождествляет грех и инфляцию эго. С психологической точки зрения, заповеди блаженства можно рассматривать как похвалу, адресованную эго, не подвергшемуся инфляции. В христианской теологии концепция греха как инфляции была прекрасно описана Блаженным Августином. В своей «Исповеди» он дает яркое описание природы инфляции. Вспоминая о побуждениях, которые он испытывал, воруя в детстве груши из соседского сада, Августин пишет, что сами груши ему были не нужны,—он наслаждался самим грехом, а именно чувством всесилия. Далее он описывает природу греха как подражание божеству:

«Ибо так гордость подражает возвышенности; но Ты один есть Бог, возвышенный над всеми. К чему стремится честолюбие, как не к почестям и славе? Но Ты достоин славы и почестей превыше всех. Бессердечие сильных мира сего заставляет бояться их; но кого же тогда не бояться, как не Бога одного... Любопытство подражает жажде познания; но Ты один обладаешь высшим знанием... праздность должна успокоиться; но сколь же непоколебим покой рядом с Господом? Роскошь называют полнотой и изобилием; но Ты есть полнота непреходящего изобилия и нетленных ра­достей... Алчность стремится к обладанию многими вещами, а Ты обладаешь всеми вещами. Зависть претендует на превосходство; но что может быть превосходнее, чем Ты? Гнев стремится к мести; но кто может превзойти Тебя в справедливом отмщении?... Печаль оплакивает потери, очарование своих желаний; ничего нельзя отнять у печали, но ничего нельзя отнять и у Тебя... Таким образом, все, удалившиеся от Тебя и восставшие на Тебя, неправильно подражают Тебе... Души, погрязшие в своих грехах, стремятся хоть в чем-то походить на Бога».

В скрытом виде эта же идея инфляции присутствует и и буддийском понятии авидъи, «незнания» или несознания. Согласно буддийским представлениям, человеческое страдание вызвано страстным желанием и стремлением личности, проистекающих из незнания реальности. Это положение дел олицетворяет образ человека, привязанного к колесу жизни, которое вращают свинья, петух и змея, символизирующие различные виды страстного желания. Индийское колесо жизни сопоставимо с вращающимся огненным колесом Иксиона. Оба колеса олицетворяют страдание, сопровождающее идентификацию эго и Самости, когда эго стремится присвоить себе для личного пользования сверхличностные энергии Самости. Колесо есть Самость, состояние целостности, но оно остается колесом пытки до тех пор, пока эго пребывает в состоянии бессознательной идентификации с ним.

В психотерапевтической практике часто встречаются различные состояния инфляции, вызванные остаточной идентичностью эго и Самости. Когда терапевтический процесс раскрывает бессознательную основу, появляются грандиозные и нереалистические установки и допущения. Именно к таким инфантильно-всесильным допущениям преимущественно адресованы теории и методы Фрейда и Адлера. Редуктивная методика этих подходов применима в работе с симптомами идентичности эго и Самости. Но даже и в таких случаях не следует забывать о необходимости сохранять ось эго-Самость. Редуктивный метод воспринимается пациентом как критика и уничижение. Действительно, эти особенности объективно существуют. Сводя психическое содержание к его инфантильным истокам, интерпретация отвергает его сознательный, очевидный смысл и таким образом вызывает у пациента чувство уничижения и отвергнутости. Этот метод нередко необходимо применять для ускорения разделения эго и Самости, но обращаться с этим острым оружием необходимо чрезвычайно осторожно. Цель метода состоит в обеспечении дефляции, и именно эта цель нашла отражение в просторечии, когда психиатра стали называть «охотником за головами». Тем, у кого вызывает возмущение даже осторожное применение редуктивного метода, можно напомнить слова Лао-цзы:

Тот, кто чувствует укол, Когда-то был пузырем,
Тот, кто чувствует себя безоружным, Когда-то носил оружие,
Тот, кто чувствует себя униженным, Когда-то был полон самомнения,
Тот, кто испытывает лишения, Когда-то пользовался привилегиями...

 - Эд Эдингер, «Эго и Архетип».


Комплекс Дамокла

Сценарий «Дамоклов меч» (по Берну).
«Ты благополучен лишь тогда, когда радуешь других», «Я надеюсь, что радую других, но боюсь, что в любой момент все закончится и меня накажут». «Мне сейчас так хорошо, но что будет завтра? Мое благополучие зависит от вашего настроения»….- все это сценарии Дамокла.
Дамоклу на один день было позволено блаженствовать в роли царя. Во время пира он увидел обнаженный меч, висящий на конском волосе над его головой, и понял призрачность своего благополучия. Девиз этого сценария: «Пока радуйся жизни, но знай, что потом начнутся несчастья». Ключ этого жизненного сценария — это зависший меч над головой. Это программа на выполнение какой-то задачи (но задачи не своей, а родительской, причем негативной). «Вот выйдешь замуж, наплачешься» (в итоге: или неудачное замужество, или нежелание выходить замуж, или сложности в создании семьи и одиночество). «Когда вырастишь ребенка, тогда ты почувствуешь себя на моем месте!» (в итоге: или повторение неудачной программы своей матери после того, как вырастет ребенок, или нежелание иметь ребенка, или вынужденная бездетность). «Гуляй, пока молодой, потом наработаешься» (в итоге: или нежелание работать и тунеядство, или с возрастом — тяжелый труд). Этот сценарий поведения называют «После…» Человек, выполняющий сценарий «После» помнит, что за любой радостью последует расплата. «Отличная вечеринка! Но завтра будет болеть голова». Всегда помнит. И не очень-то радуется, честно говоря. Предпочитает думать и о грядущей расплате и ждать ее.
Как правило, люди с этим сценарием живут одним днем в постоянном ожидании несчастий в будущем. Это бабочки-однодневки, их жизнь бесперспективна, в результате они часто становятся алкоголиками или наркоманами.
Сценарий «После» омрачает секс предчувствиями и опасениями. Например, страх беременности может помешать женщине испытывать полноценный оргазм или заставит мужчину слишком быстро кончать. Если половое сношение прерывается, чтобы не допустить зачатия, до того как мужчина кончает, оба от этого с самого начала нервничают, и обычно женщина остается напряженной и неудовлетворенной, если пара стесняется использовать какой-либо другой способ, чтобы удовлетворить ее. В сущности слово «удовлетворение», которое часто используют при обсуждении этой проблемы, показатель того, что что-то не в порядке, поскольку хороший оргазм гораздо лучше, чем бледный призрак «удовлетворения».





Астрономическая справка : Иксион — объект пояса Койпера. Является одним из крупнейших плутино(то есть транснептуновым объектом, орбита  которого сходна с орбитой Плутона). Как и Плутон, Иксион находится в орбитальном резонансе 2:3 с Нептуном (делает два оборота вокруг Солнца за то же время, которое необходимо Нептуну для трёх оборотов). В итоге, цикл Иксиона – около 248 с половиной лет. Эксцентриситет орбиты — 0,2412. Большая полуось орбиты — 39,5391 а. е. 
Интересный факт : «Очень Большой Телескоп» зафиксировал у Иксиона кометную активность, но не обнаружил комы. На момент (28 июня 2015 года) Иксион находился на расстоянии 40,181 а. е. от Солнца, возможно, кома может развиться при прохождении перигелия. Этот интересный факт связывает Иксион с объектами группы кентавров, часть из которых также имеют кометную активность.


Перигелий/афелий :

8/12/1574 
28/ 3/1698 
12/11/1822 
15/ 8/1946 
23/ 9/2070


«Спуститься в Ад и пройти через его круги - единственный способ найти выход, как это сделал Данте во время своего ужасного путешествия. Спастись от Гадеса можно только спустившись в царство Гадеса»  - это фраза из работы Холлиса мне показалась интересной. Ранее я уже предполагал связь природы Иксиона с Сатурном как планетой судьбы (упрощенно) но факт трансформации личности и постоянного прессинга и давления коррелирует с природой Плутона…Конечно же важна и отвага и сила Воли…и выдержка…Все это внутренние плутонианские ресурсы. Связи по темам «глубоких недр», спуска вниз ( буквально : внутрь себя) – также очевидны в контексте связи Иксиона и Плутона. Более того и в астрономическом контексте Плутон и Иксион имеют множество схожих характеристик : эксцентриситет орбиты, наклонение, большая полуось, период обращения, цикл.

Перигелии и соответственно афелии Плутона и Иксиона находятся в совершенно разных секторах эклиптики. Интересен и взаимный цикл этих объектов - они могут образовывать между собой лишь два мажорных аспекта: секстиль и соединение.
Не стоит забывать и об Нептуне, планете, которая управляет орбитальным движением Иксиона. Также Иксион связывает орбиты Нептуна и Плутона являясь символическим «мостом».

Гороскоп открытия :

Владыкой гороскопа открытия Иксиона является Юпитер (управитель асцендента и Мц). Также мы видим активные знаки Водолея (Уран,Нептун), Стрельца (Иксион, Плутон, Марс) и Близнецов ( Солнце, Сатурн, Юпитер, Меркурий). Можно говорить о симбиозе энергий Юпитера, Сатурна, Нептуна и Плутона.


Иксион в 6-ом градусе Стрельца вблизи Мц в 9-ом доме.
Аспекты : оппозиция с Солнцем и Сатурном и секстиль с Нептуном.Также Иксион в это время находился в точном соединении со звездой Марфик (лямбда Змееносца).


Природа Иксиона, на мой взгляд, хорошо ассоциируется с тремя Старшими Арканами Таро : это «Колесо Судьбы» о чем говорилось ранее а также «Смерть» и «Повешенный», что является непростой коллаборацией.


"Колесо Судьбы" мы рассматриваем как процесс что несет перемены ,но при этом сообщает, что ситуация нам неподконтрольна, а планы находятся во власти неподвластных нам сюрпризов судьбы. На событийном уровне оно и в самом деле часто соответствует ситуациям, где мы ничего не можем поделать, и которые при этом затрагивают самые основы устоявшегося хода вещей. Нередко в ведении этой карты оказываются вопросы возвращения к чему-то, какие-то повторяющиеся ситуации. В жизни все повторяется, в том числе чисто кармически, все возвращается на круги своя - чувства, мысли, события. Эта карта говорит о покорности року, о «наступлении момента» и возвращении к своей судьбе, о чем-то, над чем мы не властны.

"Смерть" – это переход. Окончание. Трансформация. Основное значение карты – близок естественный конец существующей ситуации. И в этом нет ничего плохого. Смерть – часто исцеляющее начало жизни. Смерть естественна и одновременно строга. Она советует по-хорошему (то есть, сознательно) отказаться от привычного, но устаревшего, сказать «Наконец-то это кончилось!» и позволить через какое-то время возникнуть чему-то новому.

Но обе эти карты «умножаются» на "Повешенного". Ввязывание во что либо (Повешенный связан), «зависнуть» на каких-то целях и образе жизни на длительный срок (Повешенный висит), превращение в «недвижимость» (утратить возможность распоряжаться своими деньгами, временем или другими ресурсами). Время апатии, отсутствие продвижения вперед и капитуляция перед внешними факторами, оказывающими сильное влияние. Нахождение в состоянии волевого ступора, паралича, потеря контроля над происходящим, невозможность повлиять на события.

*

Иксион связан также с темами власти. Он может выражать как похоть и стремление к богатству и власти, или обрисовывать ситуации, связанные с богатством и властью, где нужно противостоять проблемам морали. Сценарий потери власти, затем ее возврат и так по замкнутому кругу.

Могут затрагиваться вопросы «родственной крови». История с Иксионом напоминает историю с Каином…Темы рода, близких отношений на особом, глубоком уровне. Жертвы, которые многие из нас приносят во благо ( или во вред) нашей семье . Семья как жертва. Особые, глубокие связи с предками, наши корни…Расплата за грехи отцов. Дети отвечают за родителей. Нелицеприятная история семьи и последующая расплата.

Иксион безусловно будет нести в себе темы фрустрации и их возможного преодоления, но скорее всего даже при достижении цели – это все равно воспринимается как сильное травмирующее состояние. Разрушение планов.
Хочется напомнить, что результатом фрустрации является – изменение поведения человека. Например, «уход в фантазии», когда человек начинает жить в выдуманном мире и не воспринимать мир реально. Или появляется агрессивное поведение, нарастает неуверенность в себе, снижается мотивация, появляется безразличие к событиям, озлобленность к окружающим, в общем, происходит дезорганизация сознания и деятельности человека.
Больше всего состоянию фрустрации подвержены эмоциональные личности, те, кто склонен фанатично стремиться к определенной цели любым путем, с установкой: добиться во чтобы то не стало. Когда такой человек встречает препятствия на своем пути, и не может найти решение, он попадает в состояние фрустрации, поскольку достичь цели – для него самое главное. 

Еще возможные ключевые понятия :

Изначальное спасение, рука помощи оттуда, сверху, но затем неотвратимое возмездие. «За все надо платить». Кара за грехи. Сансара. 
Смерть и рождение. Осознание этого вечного процесса. Солнце на небе, его ежедневное рождение и умирание. Противоположность холодной Луне – жар огня. Птица Феникс и возрождение из пепла. 
Прощение, затем наказание а не наоборот. Также и классический сценарий преступления и наказания. 
Переход от индивидуальности к социальности.
Мифические фантазии о себе. Конфликт со своим Я. «Зависание» во времени и пространстве. Невозможность изменить положение дел. Неспособность отличить реальное от иллюзорного и фиктивного. Жертва желаний ЭГО. Уклонение от ответственности.
Персональный Крест что мы несем через жизнь на своих плечах. Ошибки прошлого.
Повторяющиеся мотивы.Освобождение от паттерна повторяющихся событий, созданных внутри нас. Циклы, Ритмы, интервалы, особенно повторяющиеся интервалы с четкой периодичностью.
Толерантность против каких-либо стандартов или принципов. Нетрадиционные взгляды.
Освобождение от паттерна повторяющихся событий, созданных внутри нас.
Ностальгия. Имитация жизни и движения как цель создания видимости жизни и движения. Симулякр («копия», не имеющая оригинала в реальности).
Беспощадность.

Сортировка Лжи от правды, мечт от реальности.

Революционные преобразования в контексте освобождения от привычных порядков.
Экстрим, свобода, отказ принять ограничения относительно персональных целей. Освобождение в более позитивном смысле, но и деспотизм в более негативном смысле. Принятие власти как и проецирование ее на себя, вместо того, чтобы пассивно разделить ее с другими.

Иксион может воплощать в себе роль трансгрессора, как одномоментный выход за пределы общественной морали, ярость против Бога, - генетик, генетические мерзости, алхимическая мутация, исследование созидания (создание чего -либо (как в науке). Будучи отцом кентавров показывает роль большинства кентавров, которая заключается в радикальном преобразовании нынешней реальности .

Гордыня. Нежелание смотреть на вещи критически. Одобрение собственных необдуманных поступков. Действие себе во вред. Безответственные вещи. Отсутствие наличия морали и этики, понимания что есть «правильно» а что «неправильно».
Обыденная жизнь обретает новый смысл. Соприкосновение с "высшим" через страдания. Символический спуск в Аид.
Депрессия, боль, разочарование. Непредвиденные проблемы и малоприятные (жуткие?) результаты деятельности. Социопатия.
Угрюмая, тайная, скрытая жалость к себе. Чувство прощения. «Прощать в себе свою темную сторону». Наша совесть против наших устремлений.
Страх, зависимость, омут.
Ощущение тревоги, наказания, незаслуженной награды.



В театре памяти Джулио Камилло  Иксион находится во втором секторе (Меркурий (Сандалии Меркурия), Меркурий (Пасифая и бык)) и отвечает за дело, занятие, работу, утомительные заботы, труды…..Не исключено что НАПРАСНЫЕ ТРУДЫ в контексте всего вышеизложенного что роднит его с Сизифом.

Фокусировка на том, что человеку вообще не надо....что не его...абсолютно...Но он туда лезет, все равно. Это момент такого странного честолюбия, гордыни даже может быть. За что Иксион и поплатился. 

Задача, возникающая в этом мрачном душевном омуте зависимости,- отважиться выдержать невыносимое. Возможно что это и стоит назвать «проработкой Иксиона». То, что не может быть осознано, будет проецироваться на человека, на предмет, на процесс, и колесо покатится дальше.

 «Человеческая жизнь, по мнению Шопенгауэра, есть цепь мучительных страданий. Он сравнивает их с муками Тантала или с мифическим огненным колесом Иксиона: Иксион, царь, осмелившийся перечить Зевсу, был в наказание привязан к пылающему колесу, что вращалось вечно; Тантал за свою непочтительность к Зевсу был осужден на вечные искушения соблазнами, которые он никогда не мог удовлетворить. Человеческая жизнь, говорит Шопенгауэр, вечно вращается вокруг оси желаний, за которыми приходит насыщение. Но удовлетворяет ли нас это насыщение? Увы, лишь на время. Почти немедленно вслед за насыщением наступает скука, и мы снова приходим в движение – на этот раз чтобы избежать ее мучений».

- Ирвин Ялом. « Шопенгауэр как лекарство»

Можно ли считать нахождение Иксиона в том или ином секторе натальной карты – поражением этого сектора, присутствием ощущения неизбежности и как бы наказания и кары извне ? Вполне.
Присутствие на символическом колесе огня может быть истолковано как то, что мы делаем для себя, если мы не можем простить себя / принять себя. Место где стоит Иксион может быть там, где мы думаем, что мы непрощенны… присутствие метки, черного пятна в душе.., как идея «первородного греха», отсутствии уверенности в прощении. Но это вряд ли сугубо персональное, скорее это действительно сродни наработанному опыту поколений на уровне коллективного бессознательного. 

Иксион – как «непрощенный» - оригинальный источник раскола, имеется в виду раскол в человеческом сознании. Он способен на что угодно, но он также «король диссоциации» - мои самые глубокие страхи о том, кто / что я действительно есть на самом деле и на что способен. 

««Колесо Иксиона» необязательно должно быть внешне круглым, оно может быть и просто галерой, провонявшей селедкой, с капитаном, взявшим, очевидно, неверный курс, но внутренне в принципе оно непременно круглое, как кругло или кругло вечное одно и то же или судьба – «колесо Фортуны»»

 - Bизгин В.П. «Эстетизм против историзма: случай Шопенгауэра».

Первый урок – ответственность за свои поступки. Осознание структуры целостности и правильности. «Не причиняй вред и ущерб другим, уважай власть, но уважай в согласии с собой и своим Я».

Также символом Иксиона может считаться первернутый крест апостола Петра.

Крест Святого Петра (также известный как перевёрнутый крест) — обычный латинский крест (изображённый в соответствии с римско-католической традицией), перевёрнутый на 180 градусов. Крест святого Петра с 4 века является одним из символов святого Петра, который, по церковному преданию, был распят головой вниз в 67 году н.э. во время правления в Риме императора Нерона. Иногда перевёрнутое распятие несёт смысл крайнего непочтения к христианской религии ( и оф. власти ВООБЩЕ ?) и может использоваться для представления дьявольских сил (грехи Иксиона). 




Ингрессии:


Стрелец - 19/12/1505
Козерог - 31/ 1/1529 
Водолей - 19/ 3/1546 
Рыбы -  4/ 9/1560
Овен -  2/ 6/1571 
Телец -  4/ 7/1583
Близнецы - 7/ 7/1597 
Рак -  16/12/1614
Лев - 6/10/1634
Дева - 26/10/1659
Весы - 4/12/1688
Скорпион - 4/12/1720 
Стрелец - 21/12/1750 
Козерог - 17/ 1/1775
Водолей - 30/ 1/1793
Рыбы -  13/ 4/1806
Овен - 29/ 4/1818
Телец - 19/ 5/1830
Близнецы - 25/ 7/1843
Рак - 11/ 7/1860
Лев - 21/ 8/1880
Дева - 16/10/1904
Весы - 29/10/1933
Скорпион - 26/12/1964
Стрелец - 13/12/1995
Козерог - 4/ 5/2020
Водолей - 13/ 2/2039
Рыбы - 11/ 3/2053
Овен - 16/10/2065
Телец - 15/ 7/2076 
Близнецы -  6/ 6/2090

***

По теме :


(при копировании материала ссылка обязательна !)


darker 76 / 2015 -2016