Морс - Сомнус / Mors - Somnus




«Нельзя постичь сущности бодрствующего сознания без наблюдения того состояния, которое переживает человек во время сна; и нельзя приблизиться к загадке жизни, не занявшись рассмотрением смерти».

Рудольф Штайнер


Сон и Смерть, Морс и Сомнус — два брата-близнеца

Во всех мифологиях (и отчасти, религиях) смерть и сон всегда рассматриваются как очень близкие явления, если не одно и то же. В солнечном мифе, период состояния смерти - ночь, время, которое у людей отводится для сна и сновидений. На связь между сном и смертью указываем мы и поныне, когда говорим об умершем человеке "усопший". 
Сновидец подобно мертвецу смежает очи и становится недоступным внешним впечатлениям. Недаром в славянских сказках богатыри, убитые врагами, воскресая при окроплении живой водой, обыкновенно произносят: "Ах, как же долго я спал!".
Древним египтянам пространство сна представлялось как бесконечный океан, наполненный самыми разнообразными существами: это боги, умершие предки и другие спящие люди, с одной стороны, и злые духи, призраки и проклятые, не прошедшие загробный суд богов умершие, с другой. Согласно древним текстам, во сне человеку открывались тайные и недостижимые области вселенной, к нему являлись боги-защитники, сны несли информацию о будущем, направляли и предостерегали.

*

Римляне в древнейшее время не имели таких вполне определенных представлений о загробной жизни, какие имели греки. Представления о царстве Диса (Dis pater), или Плутона (Аида), и жены его Прозерпины (Персефоны) принесены были в Рим из Греции. В более древнее время римляне верили, что жизнь у умирающего отнимает бог (богиня) смерти Морс (Mors, который также известен как  Letum),  бог Цекул закрывает ему глаза, а душу из тела исторгает бог Видуус. Умершего в могиле принимают боги маны (di manes). Этим богам приносили жертвы во время похорон на могиле. Своих умерших предков римлянин чтил, как богов (di parentum), хранящих вместе с пенатами и ларами его дом, и совершал в честь них празднества в феврале месяце.
Иногда Морс рассматривается в женском роде. Несмотря на греческие корни Плутона между ним и Морсом все же существует определенное различие : Морс – сама смерть, дух смерти, та  самая дама с косой, Плутон  – глава подземного царства, места  куда уходят души умерших и претерпевают там либо определенную трансформацию, либо грубо говоря «складируются».


Часто Морс рассматривается как слуга Плутона. В некоторых сказаниях он соотносится с богом войны Марсом. Также часто упоминается в средневековой и более поздней литературе, живописи, скульптуре. Нередко изображался на картинах рядом с распятием Христа или вообще рядом с умирающими людьми. Противопоставляется жизни  - «Vita».


Является сыном бога Тьмы Эреба ( Scotus у римлян) и богини Ночи Нюкты (Никта, Nox) . У него есть брат – близнец , бог сна – Сомнус (Somnus).

Морс и Сомнус являются эквивалентом греческих Танатоса и Гипноса. Бог сна Гипнос (Сомнус)  всегда сопутствует Танатосу (Морсу) : очень часто на античных вазах можно видеть росписи, изображающие их вдвоем а также в различных скульптурных изображениях и более поздних произведениях искусства.





Их мать –  Нюкта часто изображается с распростертыми крыльями, держащей по младенцу на каждой руке (либо у ног, либо у груди) : белый (светлые волосы)- Сон, черный (темные волосы) - Смерть.




Интересно что смерть вообще, в классической традиции изображалась, как белый младенец рядом с черным младенцем-близнецом. Они спят в полулежачем положении, со скрещенными ногами.

Морс  - Танатос очень часто упоминается у множества античных авторов, чаще всего как просто «смерть». Гораций пишет о Морсе  как о «бледной смерти» которая выкашивает как бедняков в их лачугах, так и королей в их замках. Многократно употребляется у Сенеки - также описывается  как «бледный» дополняя эпитетом «нетерпеливые зубы» («смерть открывает широкие  жадные, зияющие челюсти и раскрывает свои крылья» …Эдип 160). Тибулл описывает его как «темный», «черный». Валерий Флакк в «Аргонавтике» упоминает обоих братьев как “SomnusLetum”.

У Вергилия (Энеида):

Хаос, и ты, Фле­ге­тон, и рав­ни­ны без­мол­вья и мра­ка,
Дай­те мне пра­во ска­зать обо всем, что я слы­шал; доз­воль­те
Все мне открыть, что во мгле глу­бо­ко под зем­лею таит­ся.
Шли всле­пую они под сенью ночи без­люд­ной,
В цар­стве бес­плот­ных теней, в пустын­ной оби­те­ли Дита, —

Так по лесам при луне, при невер­ном све­те зло­ве­щем,
Пут­ник бре­дет, когда небе­са засти­ла­ет Юпи­тер
Тем­ной тенью и цвет у пред­ме­тов ночь отни­ма­ет.
Там, где нача­ло пути, в пред­две­рье сумрач­ном Орка
Скорбь ютит­ся и с ней гры­зу­щие серд­це Забо­ты,

Блед­ные здесь Болез­ни живут и уны­лая Ста­рость,
Страх, Нище­та, и Позор, и Голод, злоб­ный совет­чик,
Муки и тягост­ный Труд — ужас­ные видом обли­чья;
Смерть  и брат ее Сон на дру­гом оби­та­ют поро­ге,
Злоб­ная Радость, Вой­на, при­но­ся­щая гибель, и здесь же

Дев Эвме­нид желез­ный чер­тог и безум­ная Рас­пря, —
Воло­сы-змеи у ней под кро­ва­вой вьют­ся повяз­кой.
Вяз посре­дине сто­ит огром­ный и тем­ный, рас­ки­нув
Ста­рые вет­ви свои; сно­ви­де­ний лжи­вое пле­мя
Там нахо­дит при­ют, под каж­дым лист­ком при­та­ив­шись.

Танатос, подробнее ЗДЕСЬ
Гипнос, подробнее ЗДЕСЬ

*

«…сон — это тень того, что являет собою прерывание наших земных переживаний, то есть тень того состояния, которое мы называем смертью….»

Эдгар Кейси

Кейси хорошо знакомо, насколько тонка грань между сном и смертью. Практически все предсказания этого пророка сбылись. Рассуждения о том, что сон это короткая смерть не новы. Но большинство из нас воспринимают это сравнение чисто с внешней стороны. И то и другое состояние человеческого организма внешне очень схожи. Тогда как многие исследователи давно пришли к выводу, что это одно и то же состояние, не тела – души!

Вот как об этом сказал сын Эдгара Кейси – Хью-Линн:

«Мы проводим треть своей земной жизни в измененном состоянии сознания — во сне. Благодаря некоторому сходству этого состояния с переходом, называемым смертью, нам дается возможность понять этот переход.
Если у вас нет других причин для записывания своих снов, то вам следовало бы записывать их, чтобы понять, в какое место вы направитесь, когда умрете. Сновидения снабжают вас картой сфер, которые вы сами себе создаете, то есть, куда вы отправитесь после смерти. Вы сможете начать понимать из своих снов, что вас там ожидает……»

Все самые плохие поступки в человеческой жизни совершаются благодаря уверенности в единственности жизни, которую мы проживаем сейчас, после смерти нас ждёт темнота и абсолютный конец. Тогда как на самом деле эта наша жизнь лишь короткий миг на пути бессмертной сущности, которой все мы являемся. Весь багаж знаний, даже вероисповедание и чувство юмора — всё это остаётся с нами и после смерти физического тела. Часто сны являются некой подготовкой к переходу в другой мир.

Сон – это первое орудие; он может стать сознательным, причем степень его сознательности может возрастать вплоть до такого уровня, когда мы становимся сознательными постоянно, всегда и везде, когда сон и смерть будут уже не возвращением к чисто животному существованию, не рассеянием, распадом на естественные составные части, а переходом от одного способа существования к другому.  Разграничения между сном и бодрствованием, между жизнью и смертью обладает той же степенью реальности, что и национальные границы для физической географии. На самом деле нет никакого разделения, разделение возникает лишь в результате недостаточности сознания ; два мира (или, вернее, этот мир с одной стороны и бесчисленное множество миров – с другой) постоянно сосуществуют и проникают друг в друга – взаимно пересекаются. Не что иное как различные способы восприятия одного и того же явления заставляют нас в одном случае говорить "я живу", а в другом – "я сплю" или "я мертв" (при условии, что мы сознательны настолько, что можем осознать это) – точно так же, как можно по-разному познать один и тот же объект в зависимости от уровня исследования, который мы выбираем – субатомный, атомный, молекулярный или чисто внешний. "Потустороннее" находится здесь, повсюду.

Представление о самостоятельной душе сновидения широко распространено. Всеобщим может считаться и представление о бессмертии этой части существа. Весь, культ мертвых возник на этом представлении. Однако не только культы у нецивилизованных народов и древние культуры исходят из утверждения о бессмертии души. На этом представлении базируются и сегодняшние религии, такие, как буддизм, ислам и христианство. К. Г. Юнг говорит о представлении о душе: "Если нет пространства, то нет и тела. Тело умирает, но невидимое, не имеющее пространства, может ли оно исчезнуть?"
Толтекское учение также исходит из бессмертия нагваля: "Тональ начинается с рождения и заканчивается смертью, но нагваль никогда не заканчивается. Нагваль безграничен". В мире нагваля смерть не играет никакой роди. Мы можем в сновидении пережить смерть и умереть различными способами, но это не имеет никакого значения, - мы продолжаем сновидеть дальше или попросту просыпаемся. 

Человек древности жил маленькими кочевыми союзами, в которых люди совместно охотились и совместно оборудовали стоянки. Члены племени были обречены на очень тесную связь друг с другом. Такое событие, как смерть одного из членов этого тесного общества, служило большим потрясением для остальных соплеменников и вызывало удивление. Тело мертвого выглядело так, будто он спал, только не дышал более. Смерть разрывала привычное единство племени. Однако взаимосвязь членов племени с умершим не обрывалась окончательно даже после погребения. Живущие продолжали общаться с умершим в своих сновидениях. Сон восстанавливал общество, мертвые были снова рядом, - они охотились в сновидении совместно с живущими, сидели у лагерного огня и т. д. Так развивалось не только естественное представление о неумирающей душе сновидения и жизни после смерти, но и представление об абсолютном приоритете действительности, в которой люди находились в сновидении.
При описании всех этих феноменов мы имеем дело, как представляется, отнюдь не с единичным случаем, который можно было бы представить как забавное мировоззрение "примитивного" народа. Напротив, совершенно ясно, что представление о бессмертной душе сновидения человека является общим культурным наследием, нашим древним наследством. Душа сновидения взаимосвязана с рождением и смертью человека, она содержит некий момент трансцендентности, перехода границы бытия этого мира к бытию иному, потустороннему, и наоборот. Это некая толковательная трансценденция, которую всегда искали как нецивилизованные, так и культурные народы. Они использовали это потустороннее "свидетельство" как духовное оправдание бытия, смысла жизни.
Интересно что как для североамериканских индейцев  так и для аборигенов Австралии сновидения и видения являются трансценденцией огромного значения, которую даже трудно представить из перспективы рационалистической Западной Европы. Так, у племени сиу юноши должны добиться сначала определенного сновидения или видения, прежде чем они будут допущены в общество взрослых мужчин. Для этой цели они проводят в одиночестве многие дни в особой хижине для видений, не имея ни еды, ни питья в ожидании их видения или сновидения. Когда таковое, наконец, случается, то молодой сиу уже не считается более ребенком, а становится вполне уважаемым мужчиной. Сон, который он увидел, определяет отныне всю его дальнейшую жизнь. Он приносит решение, будет ли юноша колдуном, воином, знахарем или шутом. Такой обряд посвящения сиу полностью определяет направление его жизни, начинающейся с этого момента. И эта ориентация не является чем-то надуманным, произвольно запланированным, - она происходит от того трансцендентного мира, из которого первоначально рождается душа и в который она возвращается после смерти.

«Наиболее интересной кажется собственная смерть во сне, ибо она символизирует умирание обветшалого образа, за которым следует возрождение в высшее состояние сознания и подлинное существование». 

Энн Фарадей

Ушедшего в иной мир человека называли не умершим, а усопшим. Что означает слово «усопший»? Усопший человек – это человек уснувший. Уснуть может тело, а можно ли сказать такое о душе? Может ли уснуть наша душа?

Можно сказать, что спящий человек каждую ночь проживает кратковременные фрагменты  иной жизни. Необходимо учитывать, что совсем немногие из спящих и видящих сновидения людей ощущают, что они спят. В большинстве случаев  спящий человек не понимает, что все происходящее ему только снится, и  полностью втягивается в события той - другой реальности. То, что он в это время ощущает эту другую реальность, как явь – научно доказанный  и каждым из нас многократно проверенный  на собственном опыте факт.
Выходит, что мы в продолжение всей своей жизни ежедневно бываем в двух реальностях.  Поэтому не удивительно, если у нас возникает парадоксальный, на первый взгляд, вопрос: «А какая же из этих реальностей  настоящая, а какая – сон? Ведь обе эти реальности мы попеременно воспринимаем, как истинные и самые, что ни на есть, настоящие.
Они существенно отличаются друг от друга. Например, в Другой реальности иначе течет время: там за  несколько минут  сна мы можем  увидеть такое множество  событий,  какое просто не успеет произойти за то же время наяву. Для такого количества событий в нашей реальности потребовалось бы не несколько минут, а несколько дней или даже больше.  Мы можем участвовать в совершенно необычайном сне, яркие и ни с чем не сравнимые краски которых не встретишь наяву. К тому же, все происходящие с нами в Другой реальности события зачастую не последовательны и даже хаотичны. Сегодня мы видим один сюжет во сне, а завтра — совершенно другой, логически никак  не связанный со сном вчерашним. Сегодня  мне, например, снится родная природа, то с чем я соприкасаюсь непосредственно когда бодрствую , завтра — то, что я уже индеец на охоте, а послезавтра — совершенно непонятное футуристическое нагромождение….  А в Этой реальности  все события развиваются последовательно: от детства — к старости, от незнания — к мудрости,  от основ — к более сложным конструкциям. Тут у нас обычно все логично и конструктивно, как в длинном «жизненном» сериале.
Из всего сказанного можно сделать вывод, что смерть – это такое изменение состояния сознания, при котором оно уже не способно функционировать так же, как функционировало при жизни тела. Оно уже не может переходить из Другой реальности в Эту, как делало это после сна.

Но, как нельзя постичь сущности бодрствующего сознания без наблюдения того состояния, которое переживает человек во время сна, так и нельзя приблизиться к загадке жизни, не занявшись рассмотрением смерти.

Жизнь продолжается во время сна, и силы, работающие и творящие во время бодрствования, получают дополнительный «драйвер» и крепость из того, что дает им сон. Человек, который не черпал бы постоянно из сна подкрепления для своих ослабевших сил, привел бы свою жизнь к разрушению; точно так же и рассмотрение мира, не «оплодотворяемое» познанием сокровенного, должно привести к запустению. То же относится и к «смерти». Живые существа умирают , чтобы могла возникнуть новая жизнь.

Есть прекрасное изречение у Гете : «Природа изобрела смерть, чтобы иметь много жизни». Как без смерти не могло бы быть жизни в обыкновенном смысле, так не может быть действительного познания видимого мира без знания о невидимом. Всякое познание видимого должно снова и снова погружаться в невидимое, чтобы мочь развиваться.

Аналогично и сон — это ворота в Другой мир, Другую реальность. Ведь говорят же, что в состоянии полудремы, когда человек уже почти засыпает, он более тонко чувствует мир, и что в такие минуты к нему могут приходить откровения.
Интересно еще и то, что в исламе сон называют маленькой смертью. Пророк Мухаммад так приветствовал своих сподвижников, пробудившихся утром ото сна: «Воистину, Всевышний забрал души ваши, когда пожелал, и вернул их – когда пожелал».
Такое религиозное суждение находится в тесном соседстве с понятием сна, как кратковременного пребывания души в Другой реальности. В общем, можно сказать, что как древние, так и основные традиционные религии были ближе к пониманию природы смерти и основ мироздания, чем весь современный научный мир. И это правда….

В истории человечества все мировые религии всегда считали состояние сна (Другую реальность) очень важным и истинным, а явь (Эту реальность) – гораздо менее существенной. И до сих пор все основные религии мира смотрят именно на земную жизнь, как на временный  этап, и считают Эту реальность гораздо менее важной, чем ту, в  которую мы переходим после смерти. Если в Другой реальности нет времени, а есть жизнь Вечная,  то тогда наше временное пребывание  в Этой реальности гораздо логичнее называть сном. Ведь в отличие от вечности оно ограничено от силы всего лишь несколькими десятками лет.
Следовательно, сценарии наших снов чаще всего напрямую зависят от реальной жизни. Вывод напрашивается сам: «вечный сон», (который на самом деле является вечной жизнью) точно также напрямую зависит от того, как мы проживем свою временную жизнь в Этой реальности. Ведь в Другую реальность мы переносим с собой все, что накопилось в наших душах.

Лати Ринпоче и Джеффри Хопкинс в своей книге «Смерть, промежуточное состояние и перерождение в тибетском буддизме», обсуждают этапы смерти, которые затем повторяются в обратном порядке в состоянии бардо (период между смертью и следующим воплощением) во время перерождения. В ней говорится, что сон по своей сути — репетиция процесса умирания, и выводы поражают и подчеркивают сильное сходство между сном и смертью.

*

Когда человек погружается в сон, то изменяется связь между его членами - составляющими. Та часть спящего человека, которая расслабленно лежит на кровати, содержит в себе физическое и эфирное тело, но не содержит астрального тела и «Я». Поскольку во сне эфирное тело остается связанным с физическим телом, то жизненная деятельность продолжается; ибо в то мгновение, как физическое тело будет представлено самому себе, оно должно распасться. Погашенными же оказываются во сне представления, страдание и наслаждение, радость и горе, способность проявлять сознательную волю и другие подобные явления бытия. Носителем всего этого является астральное тело. Оно существует, но в ином состоянии.
Чтобы человеческое «Я» и астральное тело не только были исполнены наслаждения и страдания и всего вышеназванного, но также и сознательно воспринимали все это, необходимо, чтобы астральное тело было связано с эфирным и физическим телами. В бодрствующем состоянии оно связано с ними, во время же сна – нет. Оно вышло из них. Оно приняло иной род бытия, чем присущее ему во время его связи с физическим и эфирным телом.
Это можно сравнить с грубым делением на две различные души у одного человека , которое встречается практически повсеместно. Индуизм делает различие между "золотой душой" (жизненной душой) и "серебряной душой" (душой сновидения). Во время сна серебряная душа покидает тело и воспринимает в сновидении другие места в мире или даже иные миры. Индейцы аймара различают "большую душу" (жизненную душу) и "маленькую душу" (душу сновидения). Такое деление целиком совпадает с индуистским. Согласно последнему, душа сновидения во время ее путешествий соединена с жизненной душой тонким светящимся шнуром, который может сколь угодно растягиваться. По этому шнуру и возвращается душа сновидения после путешествия назад к жизненной душе и к физическому телу. В теме Альчеры подобное уже было затронуто ( в контексте мифологии племени аранда).

Спящие, и умершие люди попадают в одну и ту же реальность?

Многие люди хотят во сне повстречаться со своими умершими близкими. Это очень понятное желание: еще раз увидеть и поговорить с любимым человеком. Есть простые сны, реализующие это несбыточное наяву желание на уровне подсознания. Но есть и действительные встречи в Другой реальности, при которых усопший может сообщить спящему что-то важное – это вещие сны. В реальности сна возможно общение двух наших миров, и такие явления нередко случались.
Часто такое общение радости не приносит, а наоборот — идет только во вред. Потому что люди, потерявшие близкого человека, хотят, чтобы он приходил к ним во сне снова и снова. И если такое происходит, то они становятся зависимыми от этих встреч во сне, отдаляясь при этом от своей жизни. Им становится легче и радостнее жить в Другой реальности, и они сами не замечают, как рушится вся их жизнь, все их планы и отношения с людьми. Но самое страшное – это то, что в обличии любимого человека во сне к нам могут приходить темные сущности, привлеченные нашей темной энергией отчаяния и не только….

Просчитывать вероятность нежелательной и опасной ситуации логично для всякого взрослого и психически адекватного  человека. Но это только в физическом плане человек может быть взрослыми и разумными, а в плане духовном – большинство людей находится на уровне детского сада. Вот такие любопытные «детки» стремятся выйти в неизведанный и опасный духовный Другой мир, чтобы со всеми там познакомиться и пообщаться. Частенько все это заканчивается плачевно.

Смерть во сне – как символ. Ушел и не вернулся.

Остальные же наивные «исследователи», которые всему этому учатся или  вызывают для бесед духов, подобны малолеткам, открывающим всем окна-двери нараспашку. Потом, естественно, во все эти «окна-двери» вламываются разные мерзкие сущности и начинают хозяйствовать по полной программе. Могут, как ребенка, увести безвозвратно, или просто даже напугать так, что потом всю жизнь будете просто бояться засыпать, а не то, что по другой реальности « прогуливаться». Существует немало случаев невозврата после таких астральных «прогулок». Вышел по Сомнусу, не вернулся по Морсу…). Именно так и никак иначе.

Сон – это особое состояние нашего сознания, на время переносящее нас в Другую реальность. Пробудившись ото сна, мы каждый раз возвращаемся в Эту реальность. И лишь после смерти мы переходим в Другую реальность навсегда.

«Страх смерти происходит от того, что люди принимают за жизнь одну маленькую, их же ложным представлением ограниченную часть её».

Л. Н. Толстой


Смерть — великое таинство, рождение человека из земной жизни в вечность.

К такому мнению пришли уже и очень многие ученые. Но если рассматривать вопрос гораздо глубже, чем это делает наука,  КОПНУТЬ ГЛУБЖЕ, постигая тайны мироздания, то повторяясь, о жизни и смерти можно сказать следующее:  наша жизнь в теле подобна короткому, – в лучшем случае, длительностью в несколько десятилетий – сну. Но, кроме тела все мы имеем дарованную нам ВЫСШИМ бессмертную душу. Получается что для тела смерть – это «вечный сон», а для души – пробуждение в  ином мире (в Другой реальности). Поэтому умершего человека и называют усопшим, что тело его уснуло, т.е. упокоилось, перестав функционировать без покинувшей его души.
Смерть – это не «ничто» — не пустота и забвение, а только переход в Другую  реальность и пробуждение бессмертной души в «вечную жизнь». Явление смерти нужно воспринимать лишь как завершение телесной жизни  и, одновременно, как начало нового состояния человеческой личности, которая продолжает существовать отдельно от тела. Смерть больше не конец жизни, а просто дверь в иной мир. И какие мы есть сейчас, такие мы туда и придём. Вот чего нас всех ждёт – слияние двух миров, квантовый переход и т.д.

У. Блейк. Сон и Смерть, несущие тело Сарпедона. 1876



Итак, существует некая бесконечная "лестница" взаимно пересекающихся и существующих одновременно реальностей, к восприятию которых сон открывает естественное окно. Действительно, если мы отбросим поверхностную классификацию "жизнь – смерть – сон" и перейдем к более глубокой и существенной классификации, относящейся ко всей вселенной, то мы увидим, что эта вселенная сверху донизу (если в ней вообще существует верх и низ) есть ни что иное как континуум сознания-силы, или, как определяет ее Шри Ауробиндо, шкала планов сознания, которые следуют непрерывно друг за другом – от чистой Материи до чистого Духа: Тонкое Физическое, Витальное, Ментальное, Супраментальное (кому как угодно), и все, что случается, происходит именно на этих планах: наша жизнь, наш сон и наша смерть. Эта шкала охватывает все, ничто не существует за ее пределами, и все, что есть, не только находится в ее пределах, но и сосуществует там одновременно без всякого разделения. Жизнь, смерть и сон – это различные положения сознания внутри все той же шкалы. Когда мы бодрствуем, мы получаем ментальные или витальные вибрации, которые переводятся в определенные символы, способы видения, понимания или проживания; когда мы спим или "мертвы", мы получаем те же самые ментальные, витальные или иные вибрации, которые переводятся в другие символы, в другие способы видения, понимания или проживания все той же реальности. В любом случае ключом к нашему существованию – здесь или вообще где угодно – всегда является способность обладать сознанием; если мы недостаточно сознательны в жизни, то таковыми мы останемся всегда и везде, смерть будет действительно смертью, а сон – настоящим оцепенением. Поэтому наша фундаментальная задача – начать осознавать эти различные степени реальности. Когда мы закончим эту работу, разрушатся все искусственные границы, которые разделяют различные уровни {modes} нашего существования; мы будем переходить от жизни ко сну и к смерти без всяких помех, сохраняя непрерывность в сознании; вернее, уже не будет ни смерти, ни сна так, как мы их понимаем, – это будут различные способы восприятия тотальной Реальности, которые, весьма вероятно, в итоге сольются в интегральное сознание, которое будет воспринимать все одновременно. Таким образом, наша эволюция еще далека до завершения. Смерть – это не отрицание Жизни, а процесс Жизни

И Сон и Смерть равно смежают очи,
Кладут предел волнениям души,
На смену дня приводят сумрак ночи,
Дают страстям заснуть в немой тиши.

И в чьей груди еще живет стремленье,
К тому свой взор склоняет Ангел Сна,
Чтоб он узнал блаженство пробужденья,
Чтоб за зимой к нему пришла весна.

Но кто постиг, что вечный мрак — отрада,
С тем вступит Смерть в союз любви живой,
И от ее внимательного взгляда
К страдальцу сон нисходит гробовой.

Константин Бальмонт

***


Использованная литература :

Мирча Элиаде  «Аспекты мифа»
Сатпрем  «Шри Ауробиндо, или Путешествие сознания»
Рудольф Штайнер «Очерк тайноведения»