Норвежское чудо

Вопрос «Где на планете Земля лучше всего жить?» может показаться риторическим. Кто-то ответит: «Там, где нас нет», но у Организации Объединенных Наций на этот риторический вопрос есть вполне конкретный ответ – лучше всего жить в Норвегии. Уже десятый год подряд ООН признает за этим северным королевством право называться лучшей в мире страной для проживания.



Норвегия уверенно оставляет позади и монстров мировой экономики вроде США, Японии и Германии, и традиционно благополучные Швейцарию с Новой Зеландией, и сказочно богатые нефтяные монархии Аравийского полуострова.


Несколько столетий назад скалистые и неприветливые берега этой страны были проклятием всей Европы. Именно здесь находилось «осиное гнездо» безжалостных морских разбойников раннего средневековья — свирепых и бесстрашных норманнов.
Все побережье Европы трепетало при одном упоминании о бородатых пришельцах с севера в рогатых шлемах и звериных шкурах. Они бросались в бой, как бешеные псы, не боясь смерти и не чувствуя боли. Викинги были непобедимы — под их натиском бежали войска королей франков и англосаксов, сдавались замки и крепости. Чуть ли не каждый год приморские области европейских королевств с ужасом наблюдали зарево от подожженных викингами монастырей и селений.
Поклонявшиеся жестокому богу войны Одину, они жили одной мечтой — умереть с оружием в руках, ибо только тогда их души достигали высшего блаженства — переселялись в обитель героев — священную Вальхаллу.

Несколько веков подряд самые бесшабашные покидали свое пасмурное отечество и устремлялись навстречу неминуемой гибели. Смерть по-разному настигала викингов — кто-то тонул в бушующем ледяном море, кто-то падал изрубленный мечами франков или пронзенный стрелой византийского лучника. Но никто из «детей Одина» не умирал в своей постели.
Мало-помалу набеги стали стихать. Бесконечные походы истощили северных варваров — в скандинавских селениях все меньше находилось охотников сложить за морем буйну голову. Постепенно Норвегия превращалась в страну мирных рыбаков и земледельцев, предпочитавших собственным упорным трудом, а не разбоем и грабежом вырывать у мрачной природы севера ее скудные дары.

***

Государственную независимость Норвегия обрела лишь в 1905-м. До этого страна находилась под властью Дании, а затем Швеции. После обретения независимости в Норвегии были проведены своеобразные выборы — всеобщие выборы короля. Им стал датский принц из династии Глюксбургов, взошедший на норвежский престол под именем Хокона VII. В дальнейшем королевская власть передавалась по наследству. Сегодня Норвегия — наследственная демократическая конституционная монархия, населенная миролюбивыми, спокойными и благополучными подданными, в которых совершенно невозможно разглядеть свирепые лики их беспокойных предков.

Откуда деньги ?

Объясняя «норвежское чудо», почти все сразу же произносят магическое слово «нефть». Как будто мало на земле стран, которым огромные запасы нефти не только не позволили подняться на вершину мирового рейтинга благополучия, но даже не помогли избавить миллионы собственных граждан от элементарной нищеты.
«Нефтяная» история Норвегии началась в 60-х годах прошлого века.
В 1963 году Норвегия объявляет суверенитет над континентальным шельфом, а через два года происходит его раздел между Норвегией, Данией и Великобританией. В 1966 году норвежцы бурят первую скважину и через несколько лет начинают добычу «черного золота».
Именно в этот период перед Норвегией в полный рост встает стратегическая проблема — каким образом вести добычу нефти. Сторонники либеральных принципов в экономике настаивают на полной передаче нефтедобычи в частные руки (на практике это означало переход нефтяного сектора страны под контроль зарубежных компаний). Другие предлагают смешанные варианты. На норвежское правительство оказывается кулуарное давление — в перспективе речь идет о миллиардах и миллиардах долларов.



Однако постепенно власти Норвегии приходят к твердому решению — государство не будет уходить из нефтяной сферы. То, что по воле природы даровано всей нации, будет принадлежать именно ей. Доходы от нефтедобычи будут работать на всю страну и весь народ, а не на отдельные семьи и корпорации.
В соответствии с этим подходом в 1972 году образовывается государственная компания «Статойл». 1975 год становится переломным для норвежской экономики — добыча нефти превысила ее потребление в стране.

В последующие годы нефтегазовая отрасль Норвегии (газ начали добывать в 1977 году) переживает бурный рост. Страна получает очень серьезные доходы, однако государство расходует их исключительно рачительно.
Итак, самой важной отраслью Норвегии является энергетический сектор. На добычу нефти приходится 21,5% ВВП и 48,9% от общего объема экспорта государства. Сегодня Норвегия занимает 15 место в мире по объему добычи нефти и 11 по экспорту. Почти половину всего норвежского экспорта составляет нефть, а инвестиции в нефтяную промышленность составляют 20% от всех инвестиций в экономику.
Нефть Северного моря сделала Норвегию одним из самых процветающих государств на планете.

Начиная с 2001 года добыча нефти Норвегии снизилась с 3,5 млн. баррелей до 1,8 млн. баррелей в 2015 году. Несмотря на это нефть продолжает рассматриваться норвежскими властями как стратегически важный национальный ресурс и является основой норвежской экономики.
Норвежцы устанавливают цены на свое черное золото, основываясь на текущей рыночной обстановке. Норвегия не входит в организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК), но  ее нефть влияет на мировые цены (например добываемая в Северном море марка Brent — является эталонной и маркерной для определения цен на мировом рынке).

Средства от добычи нефти очень разумно инвестируются в экономику — Норвегия имеет развитую промышленность и один из лучших в мире рыболовецких флотов. Для страны с населением всего лишь в 4,4 млн. человек это очень неплохо.

Одновременно норвежское правительство страхует будущие поколения на случай сокращения поступлений от нефти.Согласно сообщению Центробанка Норвегии, объем норвежского Государственного нефтяного фонда на середину 2016 года составляет почти 1 триллион (!) долларов США.


Накопление стабилизационного фонда и развитие промышленности отнюдь не мешает Норвегии проводить сильнейшую социальную политику. В королевстве действует специальная система государственного социального страхования, которое охватывает всех проживающих в Норвегии. Система работает исключительно эффективно — она включает в себя медицинское страхование, пенсионное обеспечение, выплаты и социальную помощь в случае инвалидности, потери кормильца, различных несчастных случаев. Норвежская система образования, что называется, «повернута лицом к человеку».

В Норвегии преобладают государственные школы, обучение в которых бесплатное. При этом допускается и создание частных школ с тем, чтобы родители имели соответствующий выбор. Но в любом случае ребенок имеет все возможности получить достойное образование вне зависимости от толщины кошелька его родителей.
Кроме того, в стране организованы школы со специальным отделением для инвалидов. Предусмотрена и система адаптации для тех, кто недавно приехал в Норвегию (беженцы, иммигранты) — они могут пройти одногодичный вводный курс для иноязычных учащихся. Государство внимательно относится к трудоустройству выпускников школ, колледжей и ВУЗов — действуют многочисленные программы, помогающие молодым людям найти высокооплачиваемую работу по специальности.

Вообще к проблеме безработицы в Норвегии подходят исключительно серьезно. Норвежское правительство не разделяет взглядов рыночных ультралибералов о том, что достаточно высокий уровень безработицы вполне допустим и даже полезен для экономики, так как якобы стимулирует трудовые ресурсы. Подобные воззрения в Норвегии не имеют ни малейших шансов на успех. Власти королевства не позволяют себе относиться к собственным гражданам как к абстрактным «трудовым ресурсам». Тот, кто по тем или иным причинам не смог самостоятельно найти работу, всегда может рассчитывать на самую разностороннюю помощь государства — от выплаты солидного пособия до помощи в переобучении и переквалификации.

Стоит заметить, что все эти усилия приносят свои плоды — уровень безработицы в Норвегии – один из самых низких в мире.
В стране действуют самые разнообразные формы поощрения для молодых родителей — им выделяются безвозвратные ссуды, выплачиваются высокие детские пособия, предоставляется увеличенный отпуск по уходу за ребенком. В результате уровень рождаемости в Норвегии превысил средний по Евросоюзу.
Вообще сложно представить себе категорию населения, которая была бы незащищена в Норвегии. Здесь оказывают помощь всем — от младенцев до беженцев из стран третьего мира и от пенсионеров до больных наркоманией.
Именно благодаря всем этим социальным достижениям (а не только в силу экономической мощи) Норвегия и признана ООН наиболее удобной страной для проживания. Слово «удобная» исключительно точно — оно показывает, что в Норвегии думают не о макроэкономических показателях (темпы роста, уровень инфляции, размер стабфонда и пр.) и не о геополитической мощи и престиже. В Норвегии думают о главном — о простом, скромном, «среднем» человеке. Об удобстве его жизни…


По всем признакам Норвегия является классической страной западного мира. Здесь давно и прочно укоренились традиции либеральной демократии и свободного предпринимательства. Право собственности священно, в общественных нравах царит исключительная вольность, а в политике господствует дух терпимости и уважения к оппоненту.
И вместе с тем для Норвегии характерно весьма серьезное участие государства в стратегических секторах экономики (прежде всего, нефтегазовом), а также исключительное внимание к социальным вопросам.
Норвегия являет собой удивительный пример равновесия между частными и общественными интересами. С известными оговорками в северном королевстве построено общество взаимной солидарности. Кому-то угодно называть это «норвежской моделью», кому-то — «социализмом по-норвежски».
Собственно, именно общественная солидарность, справедливое распределение материальных благ и есть фундамент социалистической идеи.

Именно идеи социализма, выраженные социал-демократическими партиями, позволили построить современную благополучную Европу. Характерно, что крупнейшей политической партией Норвегии с 1930-х годов бессменно является Норвежская рабочая партия (НРП). Она была основана в 1887-м как социал-демократическая партия и опирается в первую очередь на профсоюзное движение страны.

Маркс, предрекая неизбежную мировую революцию, не учел одного — его пророчества будут услышаны. И из них будет сделан вывод. Жесточайшие противоречия раннего капитализма были разрешены вовсе не свободным рынком, а заблаговременным воплощением в жизнь ряда социалистических идей. Выражаясь грубо и примитивно — капитал принудили делиться с обществом. Тем самым, соединение идей социализма и демократии (социал-демократия) дало возможность избежать социальных потрясений и достичь небывало высокого уровня жизни обычных граждан.

Евроскептики


Норвегия показывает всему миру — Европа и Евросоюз не одно и тоже. Уже на протяжении нескольких десятилетий страна упорно не желает присоединяться к Евросоюзу.
Лестное предложение войти в тогда еще Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) было сделано Норвегии в начале 70-х годов.
Но на референдуме, состоявшемся в сентябре 1972 года, 53,49% населения высказались против членства в ЕЭС.
Прошло более 20 лет, и норвежские политики вновь поддались на уговоры Брюсселя и вновь вынесли на решение народа старый вопрос — быть Норвегии в единой Европе или нет. Референдум состоялся в 1994 году.
Уже были подписаны знаменитые Маастрихтские соглашения, европейские страны были полны интеграционного энтузиазма. Более того — рухнул коммунизм и идеи европейского единства, казалось, достигли пика своей популярности. Но норвежцы вновь сказали твердое «нет». С тех пор Норвегия приобрела славу твердого евроскептика.
«Евросоюз хорош для транснациональных корпораций, но плох для наших фермеров, наших небольших компаний, наших бедняков и нашей природы», — так определила политику Норвегии в отношении к ЕС один из ведущих норвежских политиков Анна Энгер Ланстейн.
Действительно, в случае присоединения к ЕС угроза разорения нависла бы над множеством небольших фирм и предприятий, а выгоды от вступления в ЕС выглядели сомнительными и туманными.
Норвежцы прекрасно понимали и то, что сельское хозяйство страны было бы разрушено вступлением в ЕС. Опыт Финляндии полностью оправдал самые мрачные предчувствия в этой сфере — после вступления страны в Евросоюз было разорено около 90% (!) фермеров.
Некоторые пытались объяснить евроскептицизм норвежцев тем, что Норвегия — это нефтяной оазис, который стремится отгородиться от всей Европы. Но дело не в этом. Швейцария, например, не обладает никакими особыми природными ресурсами, но, находясь в самом центре Западной Европы, вполне комфортно чувствует себя вне паневропейских структур.
Вероятно, дважды отвергнув идею о вступлении страны в ЕС, норвежцы размышляли примерно так — все блага, которые евроинтеграция дает простым людям, можно получить и на том уровне отношений, который уже есть у Норвегии с иными европейскими странами, а вот дальнейшая интеграция уже начинает работать на интересы евробюрократии и против интересов обычного человека.
Последние события (провал Евроконституции) показывают, что неторопливые норвежцы были не так уж и неправы в своих опасениях. Все больше рядовых европейцев стали приходить к совершенно определенному выводу — структуры ЕС работают не на благо народов Европы, а на свои собственные интересы и интересы транснациональных корпораций -  норвежцы предчувствовали это гораздо раньше. И, похоже, оказались правы…
Однако настороженных  и дальнозорких норвежских экономистов несколько «напряшает» раздувающийся пузырь на рынке недвижимости, растущий непрерывно два последних десятилетия. Некоторые проблемы наметились и в системе образования. На данный момент больше 20% детей старше 16 лет не оканчивают среднюю школу, уровень знаний норвежских школьников оценивается ниже международных стандартов.
Учитывая все это, руководство Норвегии все больше уделяет внимание «зеленым» и «синим» (разноплановое использование экономического потенциала морей) технологиям.

Так, на упомянутой конференции премьер-министр страны Эрна Сульберг отметила, что будущее Норвегии — это уникальные природные возможности Арктики, но связаны они не с добычей углеводородов, а с инновационном ростом имеющегося человеческого и научного потенциала. То есть норвежцы прекрасно понимают, что рано или поздно нефть кончится и придется диверсифицировать свою экономику, используя так называемый «зеленый рост». Именно нефтегазовые компании Норвегии сегодня вкладываются в «зеленые» технологии, так как это позволит уменьшить затраты на разработку месторождений, в том числе арктических, и сделать добычу в высоких широтах безопасной для окружающей флоры и фауны. Благодаря инновационным экологичным технологиям в некоторых частях Арктики можно добиться сравнительно невысоких затрат при освоении шельфовых запасов. Примером может послужить месторождение «Юхан Кастберг» в Баренцевом море, которое уже сейчас приносит прибыль при ценах на нефть на уровне 40 долларов за баррель.



По словам норвежского министра по вопросам климата и окружающей среды Видара Хельгесена, Норвегия вступает на путь масштабных преобразований, которые к 2050 году должны сделать экономику низкоуглеродной. Экономика может стать низкоуглеродной только при серьезном развитии альтернативной энергетики. Норвежцы вкладывают серьезные ресурсы в получение электричества за счет силы ветра, солнечного света, приливов или разницы в солености речной и морской воды. Государственная энергокомпания «Statkraft» активно развивает ветроэнергетическое направление, причем с прицелом на экспорт электричества, которым страна полностью обеспечивает себя за счет «зеленой» гидроэнергии. Эта же компания испытывает в приморском городке Туфте первую в мире осмотическую (использует разницу между пресной и соленой водой) электростанцию. Проводятся эксперименты с ядерным топливом на основе тория (также с ориентацией на экспорт), так как в стране нет и не предвидится своих АЭС.

В сфере транспорта и строительства также развиваются энергосберегающие технологии. Разрабатываются аккумуляторы высокой емкости, способные запасать энергию для использования в промышленности  и домохозяйствах.  «Зеленые» технологии помогают перерабатывать отходы и захоронения СO2. Все больше жилых домов и водоочистных заводов не только тратят, но и сами производят энергию. Есть даже такие экзотические разработки, как технология получения корма для рыбы из углекислого газа с помощью специальных водорослей.
Не останутся без использования и опустевшие нефтегазовые скважины норвежского шельфа и вечной мерзлоты Шпицбергена. Ученые предлагают захоронять большие объемы углекислоты, что в перспективе сможет приносить большой доход, если европейская система квот и штрафов на выбросы парниковых газов будет достаточно строгой. Технологии по улавливанию углекислоты и ее хранения в геологических структурах (carbon capture and storage, CCS) не более 20 лет, однако на сегодняшний день в мире реализуются уже 22 крупномасштабных CCS-проекта. Два из них находятся как раз в Норвегии – на газовых месторождениях «Слейпнер» и «Снёвит». Большинство экологов уверены, что закачивание под землю углекислого газа в недалеком будущем будет играть весомую роль в борьбе с потеплением мирового климата. Норвежцы на этом направлении видят себя далеко не на последних ролях, так как многие опустевшие месторождения на шельфе страны идеально подходят для долгосрочного хранения газа.



С «зелеными» технологиями все более менее понятно, а как же быть с «синими»? «Синие» технологии это ресурсы океана. В Норвегии к «синим» технологиям чаще всего относят транспортный и туристический потенциал морей, перспективы для развития биотехнологий (особенно в сфере разработки новых лекарств), и, конечно же, аквакультуры. На данный момент Норвегия в 6 раз опережает ближайших европейских конкурентов по объему производства рыбы, выращенной искусственно. Каждый год страна экспортирует 1,3 млн. тонн форели и семги искусственного разведения, и, по мнению экспертов, к 2050 году сможет поставлять в другие страны до 5 млн тонн, так как мировой спрос на продовольствие продолжит расти.

Пик нефтегазовой добычи в Норвегии пройден. Запасы еще есть, и их достаточно много. До 2020-2021 года хватит. Правда, даже в этом случае общий объем добычи будет снижаться. Но медленно. Резкие перемены наступят после указанного рубежа.Т.е нефть и газ рано или поздно закончатся, но в Норвегии, в отличие от других «нефтяных стран», уже пришло осознание важности расширения экономической базы и диверсификации экономики. Падение мировых цен на нефть для Норвегии, конечно, является проблемой. Но прагматичные норвежцы никогда не испытывали иллюзий, что нефть по 100 долларов за баррель будет всегда. В стране стараются максимально продумать любой негативный сценарий событий и в целом с задачей справляются.


***



Итак, отчасти этой стране повезло. «Нефтяную» Норвегию природа одарила исключительно щедро. И снова к теме нефти и нефтескважин...
Чудо инженерной мысли - нефтегазовая платформа «Тролль-А» принадлежит этой стране.
Платформа «Тролль-А» является настоящим чудом инженерной мысли. Платформа предназначена для добычи газа и нефти, располагается в газовом месторождении Тролль у западного побережья Норвегии. Огромное сооружение высотой в 472 метра, подводной бетонной конструкцией на 369 метров и сухим весом в 656 000 тонн, в сумме весит примерно 1,2 миллионов тонн.



Вся платформа была собрана в одном месте, а затем перевезена в море. Платформа «Тролль-А» была отбуксирована более чем на 200 километров от Ватс (Vats), в северной части Ругаланна (Rogaland), в поле Тролль, находящееся в 80 километрах к северо-западу от Бергена (Bergen). На буксировку потребовалось семь дней.

Платформа стоит на дне моря на глубине 303 метров и в одной из бетонных цилиндрических опор есть лифт. Чтобы на этом лифте добраться от платформы над поверхностью воды до морского дна требуется девять минут.



Толщина опор платформы «Тролль-А» составляет 1 метр, и сделаны они из бетона, укреплённого металлом, причём эти опоры являются монолитами. Опоры зафиксированы в грязи морского дна при помощи группы из шести 40-метровых вакуумных якорей.
В 1996 году платформа попала в Книгу рекордов Гиннеса как «крупнейшая морская платформа по добыче газа»,правда  сейчас это звание  принадлежит платформе «Petronius».




Находясь на вертолетной площадке, на высоте 76 метров над уровнем моря, легко забываешь, что большая часть конструкции находится под водой. Высота вертолетной площадки в точности совпадает с высотой знаменитого небоскреба Эмпайр-стейт-билдинг.
Так же на бурильной вышке находится химический завод по переработке нефти.

***

Кое что из моих путешествий по этой стране :












***