Лилит




Ни одной демонессе не удавалось сделать такую фантастическую карьеру, как это удалось Лилит, которая поднялась с самых низов, провалилась как предполагаемая супруга Адама, стала любовницей похотливых духов, поднялась до супруги Самаэля и Царя-демона, правила, как царица Савская, и стала супругой самого Бога. Главные черты мифологической биографии Лилит впервые появились у шумеров в середине III тысячелетия до н. э. Можно только предполагать, что она значила для иудеев библейского времени, но в период Талмуда (IIV вв. н. э.) она полностью оформилась как злая демонесса, а в эпоху каббалы поднялась до высочайшего положения супруги Бога.

***

Самое раннее упоминание о демонессе с именем, сходным с Лилит, находится в шумерском царском списке, датируемом 2400 г. до н. э. В нем сказано, что отцом великого героя Гильгамеша был Лиллу-демон (Лилу), один из четырех демонов, принадлежавших к вампирам или инкубам-суккубам. Тремя остальными были демонесса Лилиту (Лилит); Ардат Лили (или служанка Лилит), которая посещала мужчин по ночам и приносила им детей-духов; Ирду Лили, который был мужским двойником Лилит и мог посещать женщин и зачинать детей в их утробе. Первоначально это были демоны непогоды, но из-за ошибочной этимологии их стали рассматривать как демонов ночи.
Лилит называли «прекрасной девой», но она была также шлюхой и вампиршей; выбрав любовника, она не отпускала его, но и не давала ему настоящего удовлетворения. Она была неспособна носить детей и не имела молока в своих грудях. Согласно шумерскому эпосу «Гильгамеш и дерево хулуппу» (датируется 2000 г. до н. э.), Лилит (Лилак) устроила себе дом в чудесном дереве хулуппу (ива), которое росло на берегу Евфрата со времени Творения. Дракон устроил себе гнездо в корнях дерева, а птица Зу вывела птенцов в гнезде на ветке. Гильгамеш зарубил змея большим бронзовым топором, и Лилит в ужасе сбежала в пустыню.

Вавилонский терракотовый барельеф примерно того же времени, что и эпос, показывает, какой виделась Лилит людям. Стройная, с отличной фигурой, прекрасная и обнаженная, с крыльями и лапами совы, она стоит, выпрямившись, на спинах двух лежащих львов с поднятыми головами, которые смотрят в разные стороны, около львов сидят совы. На ее головном уборе несколько пар рогов, в руках она держит кольца из прута. Очевидно, что это уже не демонесса низкого уровня, а богиня, которая усмиряет диких зверей и, как подтверждают совы на барельефе, правит ночью.
В последующие века внешний вид Лилит изменился. Табличка VII в. до н. э., найденная в Северной Сирии (Arslan Tash), показывает ее в виде крылатого сфинкса, поперек тела которого написано на финикийско-ханаанейском наречии:

О, Летящая во тьме покоев,
Лети прочь, о Лили!

Эти строчки есть часть заклинания, которое читалось в помощь рожающим женщинам, — одно из многих, дошедших до нас из времени Ассирийской империи и нового Вавилонского царства, — они показывают, что уже тогда миф о Лилит содержал все те главные черты, которые были подробно разработаны каббалистическим иудаизмом двумя тысячами лет позже.
В общем, этимология  имени Лилит – несемитская.

Рельеф Бёрни («Царица ночи»); согласно одной из версий — изображение демоницы Лилит, по другой версии - Иштар или Эрешкигаль. Начало II тыс. до н. э. Вавилон. Британский музей :


Шумерская статуя "Protectorate Lilitu" :


Это, как полагают, греческая статуя Лилит, найденная при раскопках на территории современной Турции:


Глиняная панель (шумеры) с изображением Лилит, датированная 2000-1600 г.г до н.э. Париж, Лувр :


Лампа с изображением Лилит. Вероятно, фальсифицированный римский период :




***

В Библии есть одно короткое — и сомнительное — упоминание Лилит. Описывая день мести Яхве, когда земля станет безжизненной пустыней, Исайя пишет:

И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками, и лешие будут перекликаться один с другим; там будет отдыхать ночное привидение* и находить себе покой.

*Эта часть стиха на английском языке звучит так: «"Yеа! Lilith shall repose there...»

Рассмотренные выше материалы из Месопотамии и Северной Сирии вполне сочетаются с этим пророчеством. Очевидно, что Лилит была известной демонессой в Израиле VIII в. до н. э., чье имя следовало упоминать лишь для изгнания связанных с ней верований. То, что ей было уготовано место в пустыне, по-видимому, соотносится с эпизодом в шумерском эпосе о Гильгамеше: сбежав в пустыню, Лилит в самом деле нашла там покой.

***

Скудна информация о Лилит в Талмуде и мидрашах периода Талмуда. В одном тексте утверждается, что у нее были крылья; в другом — что у нее были длинные волосы. На этом основании Раши (Шломо Ицхаки, 1040—1105), средневековый комментатор Талмуда, делает вывод, что у Лилин (мн. ч. муж. рода от Лили, тогда как ед. ч. жен. рода — Лилит) обличье обыкновенного смертного, если не считать крыльев, в отличие от демонов, у которых вообще нет никаких отличий от людей, которые едят и пьют, как смертные, и в отличие от духов, у которых нет ни тела, ни личины. Получается, что Лилит казалась очень похожей на херувимов. Это будет очень важно в связи с зогарическим мифом об отношении Лилит к херувимам.

Немного больше известно об истории Лилит и ее нечестивой жизни, как это представлялось людям в талмудический период. Как известно, Лилит была первой женой Адама. Однако Адам с Лилит не были счастливы вместе, они даже не смогли найти взаимопонимания. Когда Адам пожелал лечь с Лилит, она возмутилась: «Почему я должна быть внизу, — спросила она. — Ведь я ровня тебе, ведь нас обоих Бог слепил из праха». Увидев, что Адам собирается взять ее силой, Лилит произнесла магическое имя Бога, поднялась в воздух и улетела на берег Красного моря, известного своей дурной славой и большим количеством похотливых демонов.
Там Лилит спала со всеми демонами без разбора и рожала больше ста демонов каждый день. Бог послал за ней трех ангелов по имени Сеной, Сансеной и Семангелоф, которые вскоре обнаружили ее в тех же местах, где египтянам суждено было утонуть в дни Исхода. Ангелы передали Лилит послание Бога, но она не захотела вернуться. Когда же они пригрозили, что утопят ее в море, она сказала: «Ну уж нет, ведь я была создана, чтобы отбирать силы у младенцев: если родится мальчик, то он в моей власти до восьмого дня (то есть до обрезания, после чего мальчика начинает опекать Бог), а если девочка, то до двадцатого дня». Ангелы продолжали стоять на своем, и Лилит, чтобы они отстали от нее, поклялась именем Бога: «Если я увижу вас, или ваши имена, или ваши изображения на амулете, то не причиню вред ребенку». Более того, она согласилась на смерть ста своих собственных детей каждый день — наверное, поэтому так много демонов умирает изо дня в день. Это соглашение между тремя ангелами и Лилит стало причиной для написания имен Сеной, Сансеной и Семангелоф на амулетах, которые вешали новорожденным на шеи: стоит Лилит увидеть одно из этих имен, как она вспоминает о своем обещании и оставляет ребенка в покое.

Однако, несмотря на решительный отказ вернуться к Адаму, Лилит вскоре вновь почувствовала влечение к нему и против его воли спала с ним. Тем временем Адам получил в жены Еву, которая заставила его съесть плод с древа познания, и был изгнан из райского сада с проклятием, обрекшим его на смерть. Когда Адам осознал, что из-за его греха Бог обрек его и всех его потомков на смерть, то погрузился в раскаяние, которое длилось сто тридцать лет. Адам голодал, не приближался к Еве и, умертвляя плоть, носил на нагом теле пояс из твердых фиговых прутьев. Тем не менее он не мог контролировать себя в ночном сне, поэтому к нему слетались женские духи, совокуплялись с ним, рожали ему детей-духов, демонов и лилин. В это же время прилетали мужские духи и брюхатили Еву, которая таким образом стала матерью бесчисленного количества демонов. Родившиеся демоны стали наказанием для человечества.

Следует заметить, что суккубы и инкубы, которые соблазняли Адама и Еву все сто тридцать лет их добровольного воздержания, остаются неизвестными во всех источниках, датируемых талмудическим периодом и более поздним временем. Однако есть основания подозревать, что Лилит была одной из адамовых суккуб, потому что соблазнение Адама служило мифологическим прототипом и придавало законную силу вере в ее власть над мужчинами, которые проводят ночь в одиночестве. Опасность, которой подвергался мужчина, считалась такой страшной, что рабби Ханина, учитель I в. н. э., предостерегал: запрещается мужчине спать одному в доме, чтобы им не завладела Лилит.

***

Относительно скудный талмудический материал, касающийся Лилит, возмещается куда более богатым собранием арамейских заклинаний, найденных в Ниппуре в Вавилонии, примерно в пятидесяти милях на юго-восток от современной Хиллы в Ираке. В результате разработок, предпринятых Пенсильванским университетом, на свет появилось несколько десятков чаш с написанными на них магическими текстами (заклинаниями), которые были обращены, в частности, против Лилит или многих лилит. Чаши датируются примерно 600 г. н. э.; другими словами, они примерно на сто лет младше Вавилонского талмуда (он относится к 500 г.). Однако есть все основания предполагать, что заклинания против Лилит принадлежат не к VI в., а к более раннему периоду. В Ниппуре VI в. была довольно большая еврейская колония (помимо других колоний), и некоторые из самых интересных чаш были надписаны и использовались евреями, судя по их собственному неопровержимому свидетельству. Если в Талмуде сосредоточены знания просвещенной элиты о Лилит, то эти чаши показывают, что она значила для простого люда. Удивительно, до какой степени мудрецы и знахари разделяли страх перед Лилит и веру в ее злую природу.

Из краткого обзора заклинаний становится очевидным, что Лилит рассматривалась как призрачная любовница смертных мужчин, представлявшая собой особую опасность для женщин в разные периоды их жизни: перед дефлорацией, во время менструации и т. д. Почти совершенно беззащитными перед ней оказываются роженица и новорожденный младенец, поэтому они требуют особого внимания. Дом, арки, пороги — любимые места лилит, откуда они совершали нападения на людей, настолько глупых, что не заботились о защите.

Из 40 найденных чаш, 26 явно упоминают Лилит, и по крайней мере три на 3-х из них изображение Лилит является центральным . Чаши использовались главным образом иудеями, деталь, обоснованная фактом того, что крупная иудейская колония была расположена в Ниппуре в течение шестого столетия, а также некоторыми из «неопровержимых свидетельств» содержащихся на чашах непосредственно. В целом, тексты этих чаш – «магические заклинания против различных форм болезней и демонов». Те же, на которых изображена Лилит, однако, дают достаточно дополнительной информации, чтобы сделать вывод о том, как «простые люди» видели ее в то время.



Примитивный рисунок, воспроизведенный на одной из иудейских чаш, показывает обнаженную Лилит с длинными распущенными волосами, торчащими грудями, без крыльев, особо подчеркнутыми гениталиями, с цепочкой на лодыжках. Ночью женщины-лилит соединялись со смертными мужчинами, а мужчины-лилин соединялись со смертными женщинами и производили демоническое потомство. Стоило им прилепиться к смертному, как они обретали права на совместное житье, но поэтому могли получить get, или развод, и таким образом их можно было изгнать из дома. Ревнуя своих сексуальных партнеров к партнерам смертным, они ненавидели детей, рожденных у смертных пар, нападали на них, причиняли им зло, пили их кровь, душили их. Умели лилит и препятствовать деторождению, насылая на женщин бесплодие, устраивая выкидыши или сложности во время родов. Монтгомери писал больше полутора веков назад: «Лилит были самыми продуманными образчиками патологического воображения — бесплодных женщин, невротичек, матерей, которым дети не дают спать».
Стоит привести несколько примеров, иллюстрирующих общий словесный стиль магических заклинаний. Пример текста на чаше с изображением Лилит, о котором говорилось выше. Вот оно:

«Именем Бога-Спасителя. Чаша предназначена для запечатывания дома Геёнаи бар Мамай, чтобы покинули его все злые лилит, именем „Яхве Элла были изгнаны прочь“; Лилит, и мужчины-лилин и женщины-лилит, ведьма [призрак?] и похитительница, трое вас, четверо, пятеро. Нагими вы посланы сюда, нет на вас одежд, распущены у вас волосы, летят они вольно у вас за спинами. Вам известно, чьего отца зовут Палхас и чью мать — Пелахдад. Слушайте и подчиняйтесь: идите прочь из этого дома, где живут Геёнаи бар Мамай и его жена Рашнои, дочь Марафа.

...Знайте, что рабби Иисус бар Перахья послал проклятие вам... Письмо с разводом пришло к нам с небес, и в нем вам сообщение и угроза именем Палса-Пелисы [Разводящий-Разведенный], который дает тебе развод и разделение и всем остальным — развод и разделение. Ты, Лилит, муж-лили и жена-лилит, ведьма и похитительница, покоритесь решению о разводе Иисуса бар Перахьи, который сказал так: Разводное письмо пришло вам из-за моря... Выслушайте его и покиньте дом Геёнаи бар Мамай и его жены Рашнои, дочери Марафа. Никогда больше не возвращайтесь к ним, ни в ночном сне, ни в дневной дремоте, потому что вы запечатаны печатью дома Иисуса бар Перахья и семерых, кто был до него. Ты, Лилит, муж-лили и жена-лилит, ведьма и похитительница, я заклинаю вас Силой Авраама, Горой Исаака, Лестницей Иакова, его именем Ях... поминовением Ях... я заклинаю вас покинуть Рашнои, дочь Марафа и Геёнаи, ее мужа и сына Мамай. Ваш развод и письмо о разводе... посланы со святыми ангелами... Огненное Небесное воинство, колесницы Эл Паним стоят перед ним, звери поклоняются Ему в огне и в воде... Аминь, аминь, села, аллилуйя!».


Устрашающая слава Лилит распространилась из Вавилонии на Восток, в Персию, где магическими чашами пользовались разные пласты населения так же, как в Вавилонии. На персидских чашах есть Лилит в единственном числе и есть много «лилит» как категория женских злых, опасных демонов в дополнение к мужским «дьяволам» и мужским «демонам». Следующая надпись сделана на арамейском языке вокруг изображения Лилит :

«Ты связана и запечатана, и все твои демоны, и дьяволы, и лилит, крепко и туго теми же узами, что связаны Сизон и Сизин... Злая Лилит, увлекающая сердца мужчин, являющаяся в ночных снах и дневных видениях, крушащая и сжигающая все в ночном кошмаре, нападающая на детей, отроков и отроковиц и убивающая их, — она поймана и изгнана из дома, изгнана с порога Бахрам-Гушнаспа, сына Иштар-Нахид с помощью талисмана Метатрон, великой царицы, называемой Великой Милосердной Целительницей... которая побеждает демонов и дьяволов, черную магию и могучие заговоры и не пускает их в дом и на порог Бахрам-Гушнаспа, сына Иштар-Нахид. Аминь, аминь, села. Побеждены черная магия и могучие заговоры, проклятия и заклинания, нет им прохода к четырем стенам дома Бахрам-Гушнаспа, сына Иштар-Нахид. Побеждены и затоптаны колдующие женщины, побеждены на земле и побеждены на небесах. Побеждены их созвездия и звезды. Запечатаны труды их рук. Аминь, аминь, села».

Имена мужчины, для которого было написано заклинание, и его матери свидетельствуют о том, что они исповедовали религию персов (parsi). Как сказано в самом тексте, Лилит как будто угрожала Бахрам-Гушнаспу, наслав на его дом в результате колдовства ведьм — своих служанок.
В тексте, написанном на другой чаше из Персии, на сей раз написанном на языческом арамейском языке (mandate), Лилит становится безвредной благодаря еще более сильному заклинанию. Ее заставляют покинуть дом некоего Закоя и лишают сил следующим образом:

«Обездвижена колдунья Лилит железным колом, вонзенным в ее нос; обездвижена колдунья Лилит железными клешнями у нее во рту; обездвижена колдунья Лилит, которая поселилась в доме Закоя, железной цепью на шее; обездвижена колдунья Лилит железными оковами у нее на руках; обездвижена колдунья Лилит камнями, привязанными к ее ногам...».

***

Тогда как главные характеристики Лилит были достаточно разработаны к концу талмудического периода, каббалистическому мистицизму оставалось только установить ее связь, и очень близкую, с Богом. В течение шести веков, что разделяют вавилонские заклинания на арамейском языке и раннеиспанские каббалистические сочинения, Лилит, по-видимому, очень расширила свое влияние, потому что, когда она появляется в XIII в., она не только привлекает к себе большее внимание, но и имеет более многочисленную свиту, и ее жизнь известна гораздо подробнее, чем прежде.

Начать надо с ее рождения, описанного во многих противоречивых версиях. Согласно одной, она была создана до Адама — в пятый день Творения, потому что «живое существо», которым во множестве Бог наполнил воды, была никто иная, как Лилит.
Интересно что именно в каббалистических текстах, появляется мужчина-Адам, созданный по образу Господа, а женщина-Лилит, по поздним каббалистическим представлениям, созданная раньше Адама лишь «одна из тварей земных».

В другой версии, которая восходит непосредственно к раннему (талмудическому) образу Лилит, сказано, что она была создана Богом таким же образом, как незадолго до того Адам. То есть Бог вновь взял землю как исходный материал, но на сей раз вместо чистой земли, какая пошла на Адама, Он — по непонятным причинам — использовал грязную плохую землю для создания женщины. Как и следовало ожидать, женщина стала злым духом.

Согласно третьей версии, Бог одновременно создал Адама и Лилит, но таким образом, что Лилит была внутри Адама. Душа Лилит поначалу обитала в Великой Бездне, откуда ее вызволил Бог, чтобы отдать Адаму. Когда Адам был создан, то есть было создано его тело, тысяча душ с левой (то есть злых душ) стороны старалась войти в него. Однако Бог прикрикнул на них и прогнал прочь. Все это происходило, пока Адам лежал на земле, зеленоватое тело без души. Потом опустилось облако, и Бог приказал земле дать Ему живую душу, которую Он вдохнул в Адама, обретшего способность подняться, и, обратите внимание, к его боку прилепилась женщина. Однако Бог разделил Свое творение на два, так что Лилит убежала в приморские города, где она до сих пор готова навредить человечеству.

Еще одна версия представляет Лилит не как существо, сотворенное Богом, а как божественную сущность, появившуюся спонтанно то ли из Великой Бездны, то ли из аспекта силы Самого Бога (the Cevurah or Dirt), который являет себя в основном в божественных актах сурового приговора или наказания. Этот суровый, карательный аспект Бога, один из Его десяти мистических аспектов (sefirot), имеет на самом низшем уровне некую близость с ареалом зла («винный осадок»), и отсюда появилась Лилит вместе с Самаэлем:

«Тайна тайн: Из силы света Исаакова расцвета (то есть Gevurah), из винного осадка появился росток, свитый из мужского и женского начал. Они были красные, как розы, и устремились в разные стороны, на разные пути. Мужской был назван Самаэлем, а женский [Лилит] всегда внутри него. Так же, как в Святой стороне, на другой (злой) стороне мужское и женское начала находятся одно в другом. Женское начало Самаэля называется Змеей, Шлюхой, Концом Всякой Плоти, Концом Дней».

Демоны и разные духи, согласно традиционным представлениям, были созданы Богом после сотворения мира на исходе первой недели, то есть в конце шестого дня Творения. Таким образом, Лилит, как и все прочие демоны, первоначально была включена в божественный план Творения. Но так как шестой день подходил к концу и наступала Суббота (Шабат), которую надлежало освятить и пребывать «в покое», Бог был вынужден прервать Свою работу. В результате создание демонов не было завершено и они не получили телесной субстанции, состоя лишь из одной духовной (Авот 5:6). Некоторые ученые авторитеты, правда, не соглашались с такой трактовкой, полагая, что демоны могут иметь и телесную оболочку. Согласно этой точке зрения, демоны – нечто среднее между ангелами и людьми. У них нередко есть крылья, как у ангелов, и они могут передвигаться по воздуху с огромной скоростью. Они также едят, пьют, производят потомство, как люди, иногда даже умирают. Они обычно невидимы (хотя в определенных обстоятельствах их можно видеть) и не отбрасывают тени (Trachtenberg, 1961. С. 31).

В мистических сочинениях двух братьев Иакова и Исаака Хакоэн из Сеговии (Кастилия), которые предшествовали Зогар, сказано, что Лилит и Самаэль были рождены эманацией из-под Престола славы как андрогин, двуликая сущность, соответствующая в духовном ареале родившимся Адаму и Еве, которые тоже были рождены гермафродитом. Две андрогинные пары близнецов не только были похожи, но «были как образ того, что Наверху»; это значит, что они являлись видимой формой, подобной андрогинному божеству.

Но есть и еще одна версия, которая соединяет рождение Лилит с созданием светил, однако тщательно обходя утверждение, будто бы Бог создал ее. «Первый свет», который был светом Добра (еще одна из десяти sefirot), появился, когда в первый день Творения Бог сказал: «Да будет свет». Когда этот свет сделался невидим, сумрак Зла окружил святость. Эта мысль выражена в утверждении, что «сумрак (q’lippa) был создан вокруг мозга» и этот сумрак, в свою очередь, распространился, и появился другой сумрак, который как раз и стал Лилит.

Здесь стоит упомянуть о втором появление Лилит в священной книге Зохар, Ситреи Тора (Sitrei Torah). Она - «женщина Самаэля», Князя Демонов. Она соблазнительна и красива и, после совращения людей, она убивает их.

Тайна тайн:

Из знойного полдня Исаака
Из осадка вина
Плесень появилась, рой
Женское и мужское вместе
Красное, как роза
Разрослось по многим направлениям
Расползлось по тропам
Мужское зовется Самаэль
Его женское всегда заключено в Нем.
Как одно на стороне святости
Так другое – на другой стороне -
Так женское и мужское объемлют друг друга.
Имя женскому в Самаэле – Змея,
Женщина Распутства,
Конец (Погибель) всей плоти, Конец Дней (Конец света)
Два злых духа соединены вместе:
Дух мужской – тонкий/проницательный
Дух женский рассеян/распространен по многим путям и тропам,
Но соединен с духом мужским.
Она украшает себя всеми драгоценностями
Как претящая проститутка, позирующая в углу, соблазняя мужчину.
Глупцы те, кто приблизится к Ней –
Она хватает его и целует
Поит его вином мутным из яда гадов.
Как напьется, так следует за Ней.
Уводя его с пути истинного,
Она обнажает себя от всех своих пышных нарядов и убранств,
Которыми соблазнила глупца,
От украшений, соблазняющих мужчину
Ее волосы убраны, красные, как роза,
Ее лицо белое и красное
Шесть кулонов висят в Ее ушах
Ее постель покрыта тканью из Египта
На Ее шее все драгоценные камни Востока
Ее уста спокойны, изящно приоткрыты.
Какая чудная внешность.
Язык отточен, как меч
Ее слова приятны как масло
Ее губы красивы, красные, как розы
Сладкие всеми сладостями мира
Она одета в пурпур
Украшена сорока украшениями без одного
Этот глупец следует за Ней, испивает вина из чаши
Распутничает с Ней, отступничает вослед Ей
Что Она делает?
Она оставляет его спать в постели.
Она восходит, осуждает его, получает разрешение и нисходит обратно.
Глупец просыпается и собирается поиграть с Ней как прежде
Но Она убирает свои наряды
И предстает могущественным Воином, противостоящим ему,
Облаченным в доспех пылающего огня.
Его ужасающий страх сотрясает тело и душу жертвы.
Его глаза полны страха
В Его руке острый меч, с лезвия капают капли горечи
Он убивает того глупца и швыряет его в Ад.

(Мудрость Зохар 538-539)

В то время как Лилит явно не названа в этом отрывке, то современному читателю, незнакомому с Зохар, нужно пояснить что идентификация этой загадочной женщины как Лилит - очевидна, и любой, кто знаком с каббалистическим учением - и, потому, и с Зохар - способен идентифицировать эту «женщину» Самаэля (как женщину Сатаны).

Этот отрывок особенно важен из-за его ассоциации Лилит со змеей. Сноска объясняет: «Самаэль подобен душе и Lilith подобна плоти. Дела Лилит совершаются властью Самаэля» . Идея того, что Лилит и Самаэль, ее «муж», связаны именно таким образом - концепция, характерная для каббалистического учения. В пояснении есть следующее определение : «душа была продуктом слияния мужчины и женщины в сефирот, она объединяла мужчину и женщину, так как Адам и Ева были изначально созданы соединенными вместе» . Это соединение Адама и Евы не было исключительно неким видом духовной связи, как это можно интерпретировать сейчас, но, скорее, полагалось, что они были фактически гермафродитным существом. Эта идея, которая, кажется конфликтующей с другими аспектами истории создания, объясняется следующим образом: «женщина была прикреплена к спине мужчины, пока Адам не назвал всех животных. Тогда бог погружает Адама в глубокий сон, и отделяет женщину от Адама. Бог украшает ее подобно невесте, и затем приносит женщину Адаму» . Этого аспекта касается Зохар : «я нашел в старой книге, что эта женщина не отличалась ничем от своего оригинала (Лилит), кто была с ним и происходила от него» . В то же время, касательно явного противоречия: включал ли гермафродитный Адам - Лилит, или он состоял из Адама и Евы, источники умалчивают.

Сама идея, что мужчина и женщина являлись одним целым, очень важна. Так как «женщина Самаэля названа 'змеей'», и так как сам Самаэль представляет Дьявола - Сатану - то имеет смысл, что образы змеи и Лилит были объединены в литературе и искусстве. Это можно заметить во множестве экспонатов, датированных от 1400 г. и позже: змея (либо другое рептилоидное), которая совращает Еву вкусить запретный плод, имеет лицо (и волосы) Лилит. Вероятно, именно этот отрывок стал первопричиной такого объединения.

"Адам, Ева и Лилит" миниатюра XV века


Картина Хуго ван дер Гуса "Грехопадение":


Фрагмент фрески Микеланджело из Сикстинской капеллы,"Грехопадение и изгнание из Рая" :


Скульптура Адама, Евы и Лилит на фасаде Собора Парижской Богоматери, Париж :


Работа немецкого художника Мастера Бертрама из Миндена :


"Искушение", работа Lutwin (Lutwinus zu Mettlach?) :


Фрагменты картин Иеронима Босха :


Француская миниатюра (автор неизвестен) :


Картина голландца Aert van den Bossche "Адам и Ева" :


Фрагмент картины Ганса Гольбейна младшего "Аллегория Ветхого и Нового заветов" :


Еще змеи - искусительницы :




Встречается Лилит в образе змеи не только в компании Адама и Евы.
Картина Луки Момбелло (Luca Mombello) "Незапятнанная и Бог Отец" :


***

Как только Лилит родилась, или появилась одним из таинственных способов, о которых сказано выше, сразу же стало очевидным ее стремление к мужскому обществу. Она принялась летать повсюду, поднималась до самых высоких высот, спускалась вниз, пока не нашла херувимов, окружавших престол Господа и называемых в Зогар, так как лица у них будто у маленьких мальчиков, «маленькими лицами». Их-то как будто искала Лилит, которая проникла в их тела и не пожелала расстаться с ними. Однако, когда Бог создал мужчину, что Он сделал, дабы мир стал полным, Он силой вытащил Лилит из херувимов и отправил на землю. Думая стать подружкой Адама, Лилит подошла к нему, но ее ждало разочарование, ибо к боку Адама была прилеплена Ева, красота которой была сравнима с небесной красотой. Стоило Лилит увидеть Адама и Еву вместе, она поняла, что у нее нет шансов, и полетела обратно на небо к херувимам. Но на сей раз смотрители Верхних Врат преградили ей путь, и Бог с суровым нагоняем отправил ее в глубины моря.

***

Как было отмечено выше, древние источники не утверждают со всей оределенностью, что именно Лилит, пожив на Красном море, вернулась к Адаму в качестве суккуба . В Зогар сказано, будто Адам обрюхатил Лилит во время их короткого пребывания вместе, после чего Лилит, недовольная своим положением жены, бросила его, но потом опять явилась и навязала себя ему. Но до этого ей удалось вступить в связь с Каином и родить ему бесчисленных духов и демонов.

Первым средневековым источником, который подробно рассказывал миф о Лилит и Адаме, был утерянный Midrash Abkir (X в.), за ним следует Зогар и более поздние каббалистические сочинения. Адам, как известно, был совершенным святым и, когда он осознал это, когда из-за его прегрешения — или в результате содеянного Каином — смерть пришла на землю, он отделился от Евы, стал спать с ней врозь и постился сто тридцать лет. Однако Лилит, чье имя — Пизна, или, согласно Зогар, два женских духа Лилит и Наама отыскали его, пожелали его за солнцеподобную красоту и возлегли с ним. В результате их близости появились демоны и духи, называемые «бедствием человечества». Они прячутся под дверьми, в колодцах, уборных и увлекают за собой мужчин.

Согласно мистической космологии родившегося в Германии палестинского каббалиста Нафтали Герц бен Иаков Эльянана (жил во второй половине XVI в.), во втором из семи земных слоев, считая снизу, живут «...гигантские „люди“, очень высокие, которые были рождены Адамом в те сто тридцать лет, когда он зачинал демонов, духов и лилин. Обычно Лилит приходила к нему против его воли и беременела от него (и вынашивала этих существ). Все они печальные, всегда горюют и вздыхают, и нет среди них никакой радости. Они могут размножаться (и подниматься) со своего уровня земли на тот, на котором находимся мы, и тогда они становятся зловредным духами, и (потом) они возвращаются... ».
То, что Адам и Лилит породили духов, демонов и лилин, стало общим местом в мистической литературе XIV—XVII вв., к которому часто присовокупляли объяснение, будто бы грех, совершенный Адамом, позволял Лилит властвовать над ним против его воли.

***

Следующий период своей жизни Лилит занималась двумя вещами: совращением мужчин и убийством детей. Что касается первого, то в Зогар сказано следующее:

«Она [Лилит] странствует ночью по всему миру, сближается с мужчинами и заставляет их извергать семя. Везде, где мужчина спит один в доме, она тут как тут, прижимается к нему и удовлетворяет свою страсть, и беременеет от него. А ему она оставляет на память болезнь, о чем он не подозревает, и все это происходит, когда луна убывает».

Самопроизвольное ночное семяизвержение является видимым знаком того, что Лилит пробудила желание у спящего мужчины и удовлетворила собственную похоть. Чтобы добиться этого, она принимала облик зрелой молодой женщины или юной девственницы. В результате этой близости Лилит рожала злых духов:

«Она бросает того мужа, который был у нее в юности [то есть Самаэля], спускается на землю и вступает в нечистые связи с земными мужчинами. От этих мужчин рождаются демоны, духи и лилин, и их называют „бедствием человечества”».

Однако Лилит вполне способна соблазнять мужчин не только во сне, но и наяву. Правда, стоит ей преуспеть, и она из прелестной искусительницы тотчас превращается в злую фурию и убивает свою жертву:
«Она украшает себя чрезмерно, как презренная шлюха, и обычно поджидает на перекрестках сыновей мужчин. Когда дурак подходит близко, она хватает его, целует и поит его вином из желчи вампира. Стоит ему отпить, и он послушно следует за ней. Когда же она видит, что он идет следом, свернув с правильного пути, она снимает с себя все украшения, которые надела ради глупца. Украшена же она для искушения сыновей мужчин длинными и рыжими, как роза, волосами, щеками как кровь с молоком, в уши она вдевала шесть украшений, к тому же египетские и все украшения Востока висели у нее на шее. Рот у нее, как узкая дверь, приятный для взгляда, язык острый, как меч, речи гладкие, как масло, губы красные, словно розы, и сладкие, как все сладости мира. Одевается она в алое платье, украшенное сорока орнаментами без одного. Не удивительно, что дурак идет за ней и пьет из чаши вино, и вступает с нею в связь, и послушен ей. И что же она делает? Она оставляет его, пока он спит, летит на небо, обо всем рассказывает, после чего опять возвращается на землю. Дурак просыпается и думает, будто может опять наслаждаться ею, а она снимает все украшения и превращается в грозную фигуру.

Она стоит перед ним в огненных одеждах, напуская на него ужас, заставляя его трепетать и дрожать телом и душой, в глазах у нее не-нависть, в руке — меч, с которого стекают горькие капли. Она убивает дурака и отправляет его в Геенну».

Лилит попыталась было также расправиться с Иаковом, но у нее ничего не вышло:

«Иаков отправился к ней и пришел к ней... и увидел украшения ее дома, и не захотел ее, из-за чего ее возлюбленный Самаэль напал на него и дрался с ним, но не смог его одолеть».

Даже когда мужчина собирается законно сблизиться с собственной женой, не исключена угроза появления Лилит:

«Слушайте, твердая раковина [то есть оболочка зла] Лилит всегда в кровати рядом с мужем и женой, когда они желают близости, чтобы подобрать пролитые капли семени — потому что невозможно соединиться и не пролить ни капли, — а она создаст из них демонов, духов и лилин... Но есть заклинание, защищающее от этого, прогоняющее Лилит от постели и призывающее чистые души... в то мгновение, когда мужчина соединяется со своей женой, он должен отдать сердце на усмотрение святости своего Господина и сказать:

Именем Бога.
О ты, облаченная в бархат [то есть Лилит],
Ты явилась сюда.
Не трогай меня, не трогай!
Не приходи и не уходи!
Мое семя не для тебя,
Не для твоего потомства.
Уходи, уходи!
Море ярится,
Волны ждут тебя.
Я полагаюсь на Всесвятого,
Облачаюсь в Царскую святость.
Потом он и его жена покрывают головы на час...»

Некоторые формы отсутствия святости в сексуальных отношениях описаны рабби Нафтали:

«Лилит, спаси нас Господь, имеет власть над детьми того, кто соединялся с женой при свете свечи, или с обнаженной женой, или в запретное для нее время. Все дети, которые рождаются потом, могут быть убиты Лилит, как только она пожелает, потому что они отданы в ее власть. В этом тайна младенческих улыбок — они улыбаются из-за Лилит, которая играет с ними».

Помимо магических формул, которые защищают мужчин от ночных посягательств Лилит, суккуба, есть заклинание, целью которого является прямо противоположное: призвать суккуба на ночь другой демонессы-царицы Играт бат Махалат. Эта формула сохранилась в тексте XV в.:
«„Я заклинаю тебя, Ограт [то есть Играт] бат Махалат, Царица демонов, великим, сильным, ужасным Именем, именами его святых ангелов и именем Билара, героическим именем Царя демонов, чтобы ты прислала ко мне X, дочь Y, прекрасную девицу из девиц твоей свиты, число которой соответствует числу дней в году и имя которой Метатрон и Сандалфон, AAA NNN SSS“. И это должно быть сделано накануне воскресенья или накануне среды. И должна быть отдельная комната, и чистая белая постель и одежда, и комната и кровать — из дерева алоэ. И узнанное будет понято».
Заклинание типа этого, по-видимому, произносил рабби Иосеф делла Рейна, призывая Лилит себе в любовницы. Этот рабби Иосеф, очевидно, известный испанский каббалист, который примерно в 1470 г. попытался спасти Израиль с помощью грандиозного мистико-магического ритуала. Потерпев поражение в благородной, но чрезвычайно опасной попытке уничтожить Сатану, чьи действия мешали спасению, во всяком случае, так гласит история, Иосеф разочаровался в святости и обратился ко злу, требуя, чтобы силы другой стороны подчинились его воле. Полная, украшенная фольклорными элементами версия истории Иосефа, записанная Соломоном Наварро (род. в 1606 г.), содержит также рассказ о любовных приключениях Иосефа сначала с Лилит, а потом с Царицей Греции (отсюда его имя делла Рейна):

«После этого рабби Иосеф приехал в город Сидон и поселился там. И он отверг святой путь, увидев, что его план [привести Мессию] провалился. Тем паче, услыхав грозный небесный глас, он потерял надежду на будущую жизнь, заключил договор с грешной Лилит и отдался в ее власть — и она стала его женой. Он же стал нечист всякой нечистотой до того, что принялся во зло пользоваться Святыми именами и другими именами и заклинаниями, ему известными. От духов и демонов он каждую ночь требовал принести то, чего ему хотелось. Так продолжалось много дней, пока он не пожелал жену царя Греции больше любой другой женщины. Почти каждую ночь ему доставляли царицу, а утром он приказывал [духам] вернуть ее царю.
И вот наступил день, когда царица призналась царю: „Каждую ночь во сне меня переносят в другое место, и там мужчина возлежит со мной, а утром я вновь оказываюсь на своей кровати, испачканная мужским семенем, и не знаю, откуда оно взялось”. Царь все понял, послал за магами и приказал им следить за домом, где обитала царица со служанками, предупредив, что они должны приготовиться и вспомнить заклинания и нечистые имена, чтобы остановить тех, которые явятся за царицей. Маги приготовились и стали ждать.
Вот, ночью демоны явились, как приказал им рабби Иосеф, и стражи немедленно учуяли их, совершили обряды и заклинания, так что демоны сразу поняли, что и почем. И демоны сказали: „Мы — посланцы рабби Иосефа, который живет в Сидоне”. Тогда царь послал командующего его армией с письмами и подарком к царю Сидона [с просьбой] немедленно доставить ему рабби Иосефа живым, чтобы [царь мог] отомстить ему, подвергнув его жестоким пыткам. Но случилось иначе. Рабби Иосеф понял, что кончилась его власть над злом — он узнал об этом из уст призванных им демонов до того, как письма достигли царя Сидона, — и тогда он пошел к морю, и бросился в море, и утонул».

***

После того как Лилит была отвергнута херувимами, она оставалась в морской пучине, пока не согрешили Адам с Евой, «...тогда Священный и Благословенный поднял ее со дна моря, и она обрела власть над теми детьми — „маленькими лицами” человечества, — которые заслуживали наказания за грехи их отцов. Она летает над миром, потом приближается к вратам Эдемского сада и смотрит на херувимов, охраняющих врата. Она сидит там, рядом с огненным мечом, ибо из этого огня появилась на свет. Когда огонь поворачивается [показывая, что мир вступил в фазу наказания], она соскакивает с места и вновь летает над миром в поисках детей, заслуживающих наказания. Она улыбается им и убивает их...».
После нападений на людей Лилит возвращается в приморские города, где обычно обитает. Лишь только когда Бог разрушит Греховное Царство в Риме, она поселится там в руинах.

А тем временем Лилит «...облетает землю в поисках детей, а завидев их, прилепляется к ним, и убивает их, и подчиняет себе их души. Но когда она уже готова завладеть такой душой, появляются святые духи [то есть три ангела Сеной, Сансеной и Семангелоф] и отнимают у нее душу, чтобы представить ее Священному и Благословенному, и перед Ним [дети] учатся».
Если ангелы не в силах спасти самих детей, то они хотя бы спасают их души. Чтобы быть уверенными в безопасности ребенка, в его недостижимости для Лилит, акт близости родители должны совершать, следуя всем правилам:

«Если мужчина в состоянии святости, то ему нет дела до нее [Лилит], ибо Священный и Благословенный пошлет упомянутых выше трех святых ангелов, и они присмотрят за младенцем [зачатым], чтобы она не навредила ему... Но если мужчина не в состоянии святости, если душа побывала на нечистой стороне, то она свободно приходит и играет с младенцем, а если убивает его, то проникает в его душу и не отпускает ее».

Хотя вышеприведенные цитаты были взяты из Зогар, защита матери и новорожденного от Лилит с помощью трех ангелов Саноя, Сансеноя и Семангелофа известна с гораздо более древних времен не только на Востоке, но и на Западе. Например, знаменитый мистический трактат «Sefer Raziel» (Книга Разиэля), написанный или, возможно, составленный Елеазаром бен Иуда бен Калонимос из Вормса (1176—1238), содержит несколько подобных заклинаний.
«Книга Разиэля» следует классическому образцу заклинания и всего ритуала, что несет в себе гарантию эффективности благодаря пересказу или хотя бы упоминанию заложенного в основе мифа. Упоминания древнего мифа о Лилит и трех ангелах достаточно, чтобы обеспечить заклинание беспредельной силой.
Миф о Лилит как убийце детей оставался важным фактором в жизни традиционно мыслящих евреев вплоть до XIX в. Чтобы защитить от Лиллит новорожденного мальчика, они углем рисовали на стене той комнаты, где он появился на свет, круг и писали внутри него: «Адам и Ева! Прочь, Лилит!» А на двери они писали имена трех ангелов Сеноя, Сансеноя и Семангелофа.

Амулеты, навешиваемые на шею родильнице для ограждения ее от чар Лилит (из коллекции Р. Готгейля) :

(при рождении девочки)


 (при рождении мальчика)


Еще такой вариант амулета в ограждение от Лилит



Защитный амулет для младенца, по центру изображена фигура Лилит 


«Если дети смеялись во сне или смеялись не во сне, но в одиночестве, это был знак того, что с ними играет Лилит, тем более в ночь нарождающейся луны. Кто бы ни увидел, как ребенок смеется, должен пальцем коснуться его носика и сказать: „Прочь, Пелонит [то есть Лилит], тебе здесь нечего делать, ты здесь ничего не получишь!" Потом пусть ребенок произнесет от начала до конца молитву „Wihi no’am“ и сделает это трижды...».


Первые амулеты против соблазнительницы Лилит историки датируют веком нашей эры. Самые распространенные из них – это изображение ладони с написанными на ней магическими словами. Особенного размаха подобные ритуальные практики приобрели в эпоху средневековья. В средние века, в еврейских семьях юноши, достигшие 13 лет, не имели права ночевать в одиночестве во избежание быть соблазненными Лилит, которой молва приписывала необычайную красоту, наравне с присутствием копыт, перепончатых крыльев и прочих демонических атрибутов.




Власть Соломона над Лилит, которая стала неотъемлемой частью средневековой иудейской и мусульманско-арабской демонологии, сохраняла важную роль в ближневосточных иудейских экзорцизмах вплоть до XX в. Рафаэль Охана пишет в собрании магических средств:
«В еще одной рукописной книге я обнаружил следующее: Защита от Лилит. Нарисуйте печать царя Соломона, мир ему, ведь он приказал Лилит и ее свите лететь прочь, когда она увидит его печать, ибо у нее не будет возможности причинить ему зло. Если же она увидит печать на доме, то не посмеет войти в него ни она, ни ее свита, ни ее слуги. Если печать будет выгравирована на чистом серебре, то и того лучше. Вот эта печать».
Та же магическая печать Соломона защищает от Лилит больных, если признано, что она наслала болезнь.
Та же книга содержит еще два предложения, как защитить от Лилит рожающую женщину:

«Если положить иголку близко к подсвечнику [к лампе], который находится в доме рожающей женщины, то ей не грозит появление Лилит. И еще, если она возьмет меру, которой измеряют пшеницу, и положит ее рядом с кроватью, то, будь Лилит в доме, она сядет на меру и не сдвинется с места, пока не подвинут меру. (Из Вавилонской рукописной книги)».

***

Во многих преступных деяниях Лилит принимала участие Наама, еще одна демонесса высокого ранга. Ее происхождение неясно, но имя Наама (Чаровница) говорит о том, что она является демонессой немыслимой красоты, которой невозможно противостоять.
В более ранней мидрашистско-талмудической литературе Наама все еще была женщиной в плоти и крови, дочерью Ламеха и Циллы и сестрой Тувалкаина, которая получила свое имя из-за того, что очаровывала мужчин призывными звуками цимбал, когда совершала обряды перед идолами, хотя, согласно единственному, отличному от других мнению Аббы бар Каханы, она была благочестивой и скромной женщиной, ставшей женой Ноя. Наама все еще считается смертной женщиной, если верить тем мифам, которые рассказывают о ее роли в искушении сыновей Божьих. Она была столь прекрасна, что сбила ангелов с толку, и от ее близости с ангелом Шамдоном (или Шомроном) родился Асмодей (Ашмодей), которому было предназначено стать Царем дьяволов.

Из смертной матери демонического потомства Шамдона каббалисты трансформировали Нааму в получеловеческое бессмертное существо, которое, подобно Лилит, выполняло двойную задачу совращения мужчин и убиения детей во сне. Она была так прекрасна, что «...сыновья земли и даже духи и демоны подчинялись ей. Рабби Ицхак сказал: Сыны Бога Аза и Аза’эль подчинились ей. Рабби Симеон сказал: Она была матерью демонов, ибо явилась в мир со стороны Каина, и ей, подобно Лилит, было назначено убивать (askara) детей.

С мифологическим образом, напоминающем Дантов ад, Зогар сравнивает красоту Наамы, перед которой не могут устоять даже самые ужасные ночные монстры: в ночной тьме огромные чудовища преследуют Нааму: их зовут Африра и Кастимон, и они представляют собой вождей демонического мира, которые «плавают в Великом море и, когда наступает ночь, бегут оттуда к Нааме, матери демонов, навсегда очаровавшей древних божеств. Они стараются приблизиться к ней, но она отпрыгивает на шесть тысяч парасангов и принимает разные обличья в глазах мужчин, чтобы соблазнить их».

Когда Наама появляется в нашем мире, «то спит с сынами земли и тяжелеет от них, не будя их, но беря их мужскую страсть и прилепляясь к ним. Она отбирает у них желание, ничего больше, но от этого желания она беременеет и производит на свет демонов всех видов. Ее сыновья, которых она рожает от земных мужей, приходят к земным женщинам, и те беременеют от них и рожают духов. Все младенцы отправляются к первой Лилит, и она растит их...
Временами бывает так, что, когда Наама снисходит к смертным мужам, мужчина столь очаровывается ею, что просыпается и соединяется со своей женой, хотя источник его страсти в его сне. В таком случае рожденный ребенок считается пришедшим со стороны Наамы, ведь он был зачат в страсти, обращенной к ней. Когда приходит Лилит и видит это дитя, она сразу все понимает, приближается к нему и воспитывает его, как других детей Наамы, она часто приходит к нему и не убивает его... Каждый раз, когда нарождается новая луна, Лилит посещает всех тех, кого она растила, ласкает их, и в это время мужчина испытывает слабость».
Если в какой-то момент Лилит и Наама и стали настоящими злыми духами, то по крайней мере еще один раз они принимали человеческое обличье. Это случилось, когда они решили испытать мудрость Соломона. Преобразившись в проституток, они отправились к Соломону и попросили рассудить их в споре из-за ребенка.

«Две шлюхи пришли к царю Соломону, и были это Лилит и Играт [согласно другим источникам, Лилит и Наама]. Лилит, которая душит детей, потому что не может оторваться от них, хотя бы от одного из них, соорудить завесу и спрятаться за ней (?). И другая — Играт... Однажды ночью Давид спал в пустыне и во сне соединился с Играт, которая понесла Адада [или Адера Идуменянина]. И когда спрашивали его: „Как тебя зовут?“ — он отвечал: „Меня зовут Ад, Ад — мое имя" [Ad sh’mi — на древнееврейском языке]. И его называли Ашм’дей. Он и есть Асмодей [Ашмодей] — царь демонов, который отобрал у Соломона его царство...»

Отметим, что царь Соломон «имел власть над демонами, духами, лилин и знал их языки... и когда его сердце веселилось от вина, он приказывал диким зверям, птицам небесным и ползающим тварям земли, а также демонам, духам и лилин плясать перед ним».
Благодаря власти над демонами, сумел Соломон противостоять царице Савской, которая была никем иным, как Лилит. И еще в одном царстве правила Лилит (Zemargad).

***

Идея, будто есть много Лилит, не нова. В вавилонских текстах заклинаний есть мужские лилин, а не только женские лилит, наследницы III тысячелетия до н. э. Шумерские демоны мужского и женского пола называются так же. Однако лишь в XIII в. каббалисты разделили Лилит на двух Лилит и стали различать Старшую Лилит и Младшую Лилит.
В сочинениях рабби Исаака Акоэна, испанского каббалиста середины XIII столетия, мы читаем, что Лилит, которая родилась как андрогин с Самаэлем и потом стала женой этого «Великого Властителя и Великого Царя всех демонов», есть Лилит Старшая. Не только Самаэль, но и другие демоны сближались с Лилит Старшей, которая — что весьма примечательно — «есть лестница, по которой можно подняться до пророческих высот». Это может означать только одно: Лилит помогает тем, кого привечает — или кто взял власть над ней, — обрести силу пророка или приблизиться к этому. Еще одним божественным персонажем в этом мифе является Кафцефони, Властелин и Царь Небес, чью супругу зовут Мегетавеель, дочерью Матреды. Дочерью этой мистической пары стала Лилит Младшая. Однако, похоже, что существует некая путаница между Лилит Младшей и Лилит Старшей, потому что Лилит Старшую называют Цефонит (Северная), что делает ее, а не Лилит Младшую, дочерью Кафцефони:

«Знайте, вся ревность и все ссоры царей скандалов и царей мира... на совести Самаэля и Лилит, которую зовут Северной (Цефонит), как написано: „От севера откроется бедствие на обитателей сей земли". Они оба [Самаэль и Лилит] появились на свет в духовном рождении как андрогин, соответствующий Адаму и Еве, — две пары близнецов внизу и наверху. Самаэль и Лилит Старшую, то есть Цефонит, упоминают так же, как древо познания добра и зла...».

Итак, Лилит Младшая стала женой царя демонов Асмодея, и от этого союза появился на свет великий царь Арба диАсм’дей (Меч Асмодея), который правит 80000 демонов разрушения и бесчисленным количеством других демонов. Однако «Лилит Младшая, у которой торс прекрасной женщины, а вместо ног огненное пламя — что мать, что дочь» пробудила страсть Самаэля. Это привело к яростной ревности между Самаэлем и Асмодеем, а также постоянным дракам между Лилит Младшей и Лилит Старшей, женой Самаэля.

Примерно тремя веками после Исаака Акоэна рабби Моисей Кордоверо (1522—1570), лидер цфатских каббалистов, пересказал миф о двух Лилит, добавив несколько интересных подробностей: Лилит Старшая, как он пишет, имела в своем подчинении 480 групп демонов, число которых взято из цифровых значений букв lilit (30, 10, 30, 10, 400), составляющих имя Лилит. В День искупления Лилит Старшая уходит в пустыню и, будучи демонессой крика — ее имя восходит к глаголу yll, то есть «кричать», целый день кричит там. У Самаэля есть также наложница по имени Махалафа, дочь Измаила, у которой в подчинении было 478 групп демонов — вновь буквы ее имени дают нам ключ к разгадке (mhlt = 40, 8, 30, 400), — и «она гуляет и распевает песни и гимны на священном языке. А когда обе Лилит встречаются в День искупления, вступают в драку. Это происходит в пустыне, они насмехаются друг над другом, голоса их достигают неба, а земля дрожит от их крика. Но все это происходит так, по милости Божьей, что они не могут позволить себе обвинений в адрес Израиля [в День искупления]...»

Лилит Младшей помогает в противостоянии с Лилит Старшей ее мать Мегетавеель.

Сторонницы Лилит, и в первую очередь сама Лилит, представлялись в это время покрытыми волосами с головы до ног, даже лица у них были покрыты волосами, и только макушки были голыми. Их четырнадцать имен, восходящие прямиком к текстам более ранних заклинаний, звучат так: Лилин, Абито, Абизо, Амо(з)рфо, Агаш, Одам, (l)Кефидо, Айло, Еферота, Абникта, Шатрина, Калубца, Тилтои, Пиртша.

***

Довольно трудно оценить положение Лилит в иудейской религии и ее значение для иудеев. Тот факт, что вплоть до XVIII и даже до XIX в. вера в нее не только сохранялась, но и оставалась немаловажным фактором в религиозном сознании и поведении, сам по себе удивителен. Замечательно и то, что эти верования и, всего вероятнее, обряды преимущественно оставались в том же виде, в каком появились четыре тысячи лет назад у шумеров. У шумера около 2500 г. до н. э. и восточноевропейского хасида 1880 г. не было почти ничего общего, если иметь в виду высшие уровни религии. Но они мгновенно нашли бы общий язык, едва речь зашла бы о пагубной деятельности Лилит и принимаемых мерах, чтобы изгнать ее или избежать ее соблазнов.

Более того, интересно отметить, что и в древнем Шумере и в каббалистическом иудаизме «карьера» Лилит развивалась примерно одинаково. В обеих религиях она начинала как демонесса низкого уровня, чья деятельность ограничена нижними ареалами (ад, земля), чье существо ассоциировалось с нечистыми ночными животными, чье злодейство низводило мужчину до ее низкого уровня. Потом в обеих религиях она сумела достичь более высокого уровня и в конце концов стала бесспорной богиней у шумеров и возлюбленной (супругой) Бога в каббализме. Все же, несмотря на очевидное возвышение, Лилит не изменила своей природе: она оставалась прекрасной совратительницей, преследующей одиноких мужчин в их ночном непокое, добивающейся близости с ними и рожающей демоническое потомство, она также находила время для смертельных игр с детьми, которые счастливо смеялись во сне, безжалостно душила их, чтобы завладеть невинными душами. Нет сомнений в том, что демонесса, сопровождавшая человечество — во всяком случае, часть человечества — с первых шагов до эпохи Просвещения, должна быть проекцией, воплощением человеческих страхов и желаний, которые, в сущности, тождественны часто упоминаемым «бедствиям человечества», в каббалистической литературе — детям Лилит, а нами определены как ее психогенные прародители.

Значение Лилит легче понять, если рассмотреть базовое сходство между ней и Матронит, богиней каббалы. Конечно же, Лилит — воплощение всего плохого и опасного в сексуальной жизни, тогда как Матронит — полная ее противоположность: добрый, даже святой персонаж. Все же Лилит неотвратимо прекрасна, тогда как Матронит сурова и воинственна. Более близкий взгляд легко определит маски, якобы скрывающие противоположные натуры: за злой маской Лилит и доброй маской Матронит скрываются божества, воплощающие страхи и желания людей и пусть странно, но утешительно одинаковые. Ее мистическая биография, рассматривающая ее как Лилит или Матронит, в основе неизменна.
Обе, и Матронит (тождественная Шехине) и Лилит, согласно каббалистической доктрине, появились из эманации божества. Мы не можем не вспомнить о девственности Матронит. Но Лилит тоже была девственницей, во всяком случае принимала облик девственницы, когда ложилась рядом с одиноким мужчиной, обнимавшим ее в бессознательной страсти. С другой стороны, и Матронит и Лилит шлюхи: стоит мужчине, хотя бы временно, разлучиться со своей женой, как к нему тотчас приходит Матронит, соединяется с ним и, таким образом, дарит ему целостность, которую могут обрести лишь мужчина и женщина вместе. Лилит делает то же самое, правда с той разницей, что, в отличие от святого союза мужчины с Матронит, союз с Лилит делает его нечистым.

И Матронит и Лилит — царицы: Матронит — небесная царица Израиля, а Лилит — царица Савы и Земаргада.
Материнский аспект и Матронит и Лилит выражен в их постоянных родах, когда они дают жизнь бесчисленным душам: но и тут души, рожденные Матронит, чистые и входят в тела детей, зачатых мужем и женой в чистоте, тогда как души, рожденные Лилит, нечистые, демонические, «бедствия человечества».

Матронит является также богиней войны; она убивает не только врагов Бога и Израиля, но забирает также души благочестивых людей, заменяя в их последний час ангела смерти. Лилит тоже убийца мужчин и детей, и радостный смех ее жертв заставляет нас думать, что им также радостна смерть от ее рук, как если бы это был поцелуй Матронит.
Матронит была женой Иакова и Моисея; Лилит была женой Адама и Каина. Матронит была также супругой Бога — ее свадьба была отмечена строительством Иерусалимского храма. Лилит тоже стала супругой Бога, но в тот час, когда тот же Храм был разрушен. Обеими плотски наслаждался Самаэль, Сатана .
Наконец, образы Матронит и Лилит были разделены: то есть появились Верхняя Матронит и Нижняя Матронит, так же как Старшая Лилит и Младшая Лилит.

Таким образом,  становится очевидным сходство противоположностей или, лучше сказать, амбивалентность религиозно-сексуального опыта. Одинаковый импульс, или опыт, в случае одного человека может быть благом, а в случае другого — злом. В одном случае действо мужчины способствует священному союзу Бога и Матронит, в другом — то же действо, или как бы то же действо, способствует усилению сил зла, сил другой стороны. Таким образом, не только воля Бога непостижима; мужчина тоже шагает по непредсказуемым дорогам, и он редко знает, если когда-нибудь знает, какой шаг приблизит его к Богу, а какой уведет от него.

Взаимоотношения мужчины и двух на удивление одинаковых и антитетических богинь указывают на великий союз, существующий между ареалами божественными и человеческими в мистическом иудейском мировоззрении. Всё рассматривается как перевернутый треугольник, стоящий на одной вершине — на человеке. Наверху на двух других вершинах треугольника — на расстоянии, затрудняющем видение, но все же до того близко, что почти соединяются с ним — Бог и Богиня. Бог один, но Богиня, которая часть его, разделяется на две: Матронит и Лилит. Она появляется как пламень обращающийся меча херувимов из древнего мифа: то показывая лицо Матронит, то лицо Лилит. Пламя обращается так стремительно, что невозможно разглядеть их по отдельности. Хотя Бог и Богиня едины, бесчисленные искры (нити) притяжения и отталкивания пробегают между ними — и точно так же между человеком и божеством. Далекий от того, чтобы «хранить молчание и поддерживать вселенную», божество так же подвергается воздействию человека, как человек — его воздействию, да и два аспекта женского компонента божества постоянно сражаются за человека и внутри человека.

***


Лилит становится символом феминизма.

У Лилит – недоступных созвездий венец,
В ее странах алмазные солнца цветут;
А у Евы – и дети, и стадо овец,
В огороде картофель и в доме уют

Николай Гумилев.

Сколько правды в легендах о женщине, которую на протяжении веков всеми способами пытались очернить за право быть не «под мужем», а рядом с ним? За право решать свою судьбу и быть личностью? Всем известная истина: роковая женщина — это, прежде всего, несчастная женщина, если она спит со всеми, значит, по-настоящему не нужна никому. А женщина, не похожая на всех остальных, умная, независимая, сильная, очень часто бывает обречена на одиночество. Лилит - страстная, неукротимая и свободная - не желает признавать верховенство в буквальном смысле мужчины в интимных делах. Она настойчиво пытается сама занять положение Неба, предоставив Адаму место Земли, что символизирует царство матриархата. Но Адам не уступил и берет верх силой. Лилит оскорблена и обижена, и, поднявшись в воздух, навсегда покидает Адама. Этот уход Лилит – не что иное, как поражение идеи матриархата и, соответственно, феминизма.

Вавилонская блудница есть «жена, оседлавшая зверя» - сексуальные коннотации этого образа наверняка подразумевались Иоанном, особенно если учитывать, что миф о Лилит оформился примерно в то же время и в том же историческом контексте, что и мифологема «Апокалипсиса».
Интересно, что страх перед «позой Лилит» был унаследован и христианской традицией. Так в православном Епитимнике написано 

«Аще жена мужа сверху седлает, то сатана его седлает и понужает, и богопротивно то превосходство жены над мужем и за тот грех обоим пост пять лет»

Эти же коннотации можно обнаружить и в романе Гоголя «Вий», где Панночка оседлала Хому Брута.

Один вектор связан с отождествлением женщины и земли и мужчины и неба, другой отождествляет женщину с небом, а мужчину с землей. Иными словами, мы имеем дело с двумя формами сакральности, которые находятся в непрерывном противостоянии и не могут найти компромисс. 


«Поза Лилит» - это символ, указывающий на признание женского начала небесным и принципиально иного способа мыслить и чувствовать, который исходит из этого. Если даже небольшое изменение в религиозном символе Веры, в конечном счете, приводит к формированию принципиально различных культур, то насколько же различие в персонификации земли и неба означает различие основ, из которых произрастает культура? Здесь – конфликт между космическими религиями и религией Яхве.
Отождествление мужского принципа с принципом небесным - это одна из самых больших ловушек, в которых попало человечество. При такой ситуации индивидуальное сознание оказывается обречено на пассивное восприятие и следование спускаемых свыше догматов, а самые правильные и самые мудрые идеи, превратившись в догму, становятся могильными камнями индивидуации. Активное начало исходит исключительно «свыше», оплодотворяя землю и индивидуальное сознание. Но само по себе сознание не обладает автономией и, в конечном счете, низводится до статуса «раба божьего». Небо, отождествленное с мужским принципом, становится экраном для проекции авторитарного отца, директивно дающего предписания, законы и заповеди. Человек принадлежит к небу не своими силами, но по благодати, которой авторитарный хозяин неба наделяет тех или иных людей по своему выбору.

С другой стороны, проекция женского начала на землю, в конечном счете, приводит к ложному отождествлению женского начала и материи. Иными словами, женское начало оказывается сведено к статической Еве-Матери, стремящейся привязать мужской дух к земле. А поскольку и на небе его ничего не ждет, кроме отца-деспота, это удается на все сто процентов. В такой диспозиции победа «небесного отца» означает теократическое общество, лишенное какой бы то ни было индивидуальной свободы, а победа «земной матери» - к современной псевдолиберальной цивилизации потребления, где человек сводится всего лишь к функции производства и потребления. Мужчина мечется между образом «бездушного патриарха» неба и «маменькиного сынка» земли. Конечный проигрыш очевиден, какую бы позицию мы ни взяли.

Теперь попробуем смоделировать иную диспозицию, утверждающую парадигму «небесной сексуальности» и отождествляющую небо с женским, а землю с мужским началом. Мужское начало здесь отождествляется с горами и скалами, а вулканическое извержение оказывается символом извержения семени в небо. Крайний динамизм подземной огненной мужской сексуальности, стремящейся извергнуть себя в небо, дает нам модель «страстного восхождения». Мужское оказывается уже не небесным тираном, но героем, бхактом и воином неистовым в своей любви к небесной богине, которой он отдает свое семя. Небесная сексуальность женского оказывается одновременно вулканической сексуальностью мужского, так что мы имеем гораздо более выгодную символическую модель. Творческий мужской дух земли получает абсолютную свободу в своем неистовом стремлении ввысь.
Если с точки зрения патриархальной парадигмы, Лилит нарушает естественный порядок, претендуя на место неба, то с точки зрения парадигмы небесной сексуальности, напротив, Адам, чье имя означает «земля», как раз должен быть «внизу», тогда как Лилит, чья природа - Огонь и свет, оказывается «небесной женщиной», чье тело – звёзды.


Современные феминистки любят противопоставлять Лилит Еве. Лилит и Ева антиподы: Лилит олицетворяет  сексуальность, гордость, ум, своеволие и независимость. Она самодостаточна и экспрессивна, а потому удержать мужчину не может. Ева - гибкость, нежность, привязанность, преданность и забота, готовность к самоотречению и компромиссу. Она может реализоваться только через мужчину и материнство.

Возникает вопрос: нужна ли была церкви незаурядная личность с острым, пытливым умом, утверждающая, что мужчина — не бог, а всего лишь человек? Той церкви, где всегда главенствовали мужчины? Ответ: нет. Во все века мужчины боялись силы женщины, ее несокрушимого разума, ее мужества и жажды жизни, ее красоты и способности влиять на них, мужчин, и которые всегда стремились, найти виноватых в своих грехах. Какая сладость — перекладывать вину на другого! Этим пользовались средневековые мужчины: виноват не он, а… Лилит. Мол, не удержался один раз, а вообще, он белый и пушистый. Ева бы с удовольствием поверила. Лилит — нет.

Элизабет Дженевей, автор классической работы «Мужской мир, женское место» отмечает, что любая позитивная социальная роль имеет свою грубую изнанку, «теневую роль», по определению исследователя. Мегера-карьеристка является теневой ролью приятной светской дамы; стерва – любящей женщины, нежной любовницы; деспотичная ведьма - беззаветно преданной матери. Позитивные и негативные женские роли одинаково служат для поддержания патриархального уклада. Первые в роли образца, а теневые, как угроза. В такой модели Ева играет роль опоры, а Лилит - теневую угрожающую роль разрушительницы. Своим отказом и требованием равенства Лилит ослабляет, подрывает и разрушает Адама, тоже занимавшегося, согласно талмудической традиции, в раю изучением Торы.



Здесь стоит более подробно привести текст из «Алфавита Бен-Сира» где Лилит представляется как первая жена Адама. История этого текста, однако, является важной в понимании и интерпретации его содержания, так что ее описание необходимо.

Пассаж, который сообщает историю Лилит, пятый из ответов Бен-Сира царю Небучаднеззару:

Вскоре маленький сын царя заболел. И сказал Небучаднеззар: «Излечи моего сына. Если не сделаешь этого, я убью тебя».
Бен-Сира немедленно сел и сделал амулет со святым именем, и он изобразил на нем ангелов, отвечающий за лечение их именами, знаками, и образами, и их крыльями, руками, и ногами.
Небучаднеззар посмотрел на амулет, - «Кто они?»
«Ангелы, кто отвечает за лечение: Snvi, Snsvi, и Smnglof.

  После создание богом первого человеческого существа, Адама, он сказал: “Нехорошо, чтобы Адам был один” (Быт 2:18). Он создал женщину, тоже из праха и назвал ее Лилит.
     Они немедленно побранились. Она сказала: «Я никогда не лягу под тебя!
     Он сказал: «Я не лягу под тебя, а лишь сверху тебя. Тебе быть пригодной (готовой) быть подо мной, и мне сверху тебя».
     Она отвечала: «Мы оба равны, потому, что мы оба из праха (земли)». Никто из них не слушал другого. Когда Лилит поняла, что произойдет, то произнесла Невыразимое Имя бога и улетела прочь.

     Адам же вознес свои молитвы Творцу, говоря: «Владыка вселенной! Женщина, которую Ты дал мне, улетела от меня». Немедленно бог, послал трех ангелов за ней.
     Всевышний сказал Адаму: «Если она вернется, то все хорошо. Если она откажется, то должна будет примириться с тем, что сто ее детей будут умирать ежедневно».
     Ангелы пошли за ней и настигли ее в море, в мощных водах, где суждено было пропасть египтянам. Ангелы сказали ей Божье слово, но она не захотела вернуться.
Ангелы сказали: «Мы утопим тебя в море».
«Оставьте меня!» - ответила она: «Я была создана, чтобы причинять болезни младенцам. Если младенец мальчик, я властвую над ним в течение восьми дней после его рождения, и если девочка, в течение двадцати дней».

Когда ангелы услышали слова Лилит, они продолжали настаивать, чтобы она возвратилась. Но она поклялась им именем вечного бога: «Всякий раз, когда я увижу вас или ваши имена, или ваши знаки на амулете, я не буду иметь никакой власти над тем младенцем». Она также согласилась, чтобы сотня ее детей умирала каждый день. Соответственно, каждый день одна сотня демонов погибает, и по той же самой причине, мы пишем имена ангелов на амулетах для маленьких детей. Когда Лилит видит их имена, она вспоминает свою клятву, и ребенок поправляется».

Отказ Лилит «лежать ниже», не был, конечно, чем-то, что раввины могут приветствовать. Скорее, это было отмечено, как саркастическое развлечение, что-то невообразимое и, таким образом, смехотворное. Ассоциация Лилит с Адамом и Евой, кроме того, была наиболее вероятно сделана, чтобы нарисовать пародию на Библию, которая будет легко признана.

Так, история о Лилит, как первой Еве, кажется чисто случайной, чем-то, что могло бы объяснить традицию амулетов, тем, что могло также вызвать интерес и смех; некой пародией на Библию и Талмуд, идущей наряду с непочтительным тоном остальной части этой средневековой работы. То, что является особенно странным относительно этого текста, это - то, что история - та, которая, как предполагалось, не должна была приниматься всерьез, - глубоко пустила корни в современной культуре. Действительно, именно на этот отрывок ссылаются больше, чем на любой другой, в объяснении мифа о Лилит, в то время как аспекты амулетов, детоубийства, и мифы о суккубах обычно игнорируются.
На что действительно необходимо обратить внимание - это, что история о Лилит, как первой жены Адама, впервые появляется, провоцируя дальнейшее развитие и получая определенную известность, именно в Алфавите, и что именно эта работа содержит первую верную литературную ссылку на эту историю.

Этот текст является, вероятно, наиболее важным, среди всех тех, что послужили основой для мифа о Лилит, поскольку представляет собой ту часть истории, на которую больше всего ссылаются, ищут соответствия и провозглашают сегодня: Лилит, первая жена Адама, бежит из райского сада, потому что она отказывается быть в подчинении.
У большинства народов есть мифы о женском бунте. Многочисленны и мотивы, вызывающие такой бунт. Миф о Лилит, вероятно, в этом плане уникален. Нам не известен другой миф, когда женщина восстала ради равноправия. Рассказывая миф о Лилит, мужчина говорил женщине: «Если ты будешь требовательной, ассертивной, независимой, свободной, как Лилит, то и кончишь ты плохо: нимфоманкой, фригидной, бездетной ведьмой!».

Она вызывает выкидыши, вредит роженицам; калечит и губит новорожденных – мальчиков до обрезания, а девочек – до 20-и дней. Лилит - ночная ведьма искушает и истощает мужчин во сне, крадет их сперму для создания демонических детей, взамен собственных. В огромном числе легенд и поверий о Лилит, именно эти три качества присутствуют неизменно. Авива Кантор, автор классической работы «Вопрос Лилит» отмечает, что качества эти отражают извечный мужской страх перед импотенцией и потерей «мужской силы»; тревогу перед потерей женской поддержки в семье и страх перед угрозой выживанию всего народа. Каждый из этих страхов в отдельности находил свое отражение и в нееврейских источниках. Однако соединение их в одном мифологическом персонаже уникально для еврейского мифа. В стрессовой ситуации галута еврейский мужчина боялся потерять свои мужские качества, боялся крушения семейной морали и угасания еврейства.

В патриархальном обществе статус мужчины во многом, а часто и целиком определяется по способности быть отцом. Пример тому арабский обычай, называть мужчину по имени сына. Поэтому страх перед женщиной-Лилит, могущей отказать в этом мужу, рассматривается как абсолютная угроза самой мужской сущности общества. В условиях галута, лишенный многих властных прерогатив, свойственных патриархальному обществу, еврейский мужчина особенно остро нуждался в сильном мифе, отличающем его от женщины. Недаром в текст одной из главных еврейских молитв мужчина благодарит Господа за то, что не создал его женщиной. В стрессовых условиях, еврейский мужчина боялся, что женщина откажется ухаживать за ним, лишит его своей поддержки и даже уйдет. Для еврейского мужчины в галуте угрожающим было то, что Лилит оставила Адама. Семья была оплотом и центром еврейского существования и мужская тревога быть оставленным, страх, что женщина откажется от роли быть опорой дома, сублимировались в извечную вину женщины. Тревога эта проецировалась на саму женщину, выражался в стремлении оставить ее в подчиненной роли, отобрать важные социальные функции, как, например изучение Торы и участие в принятии решений.

Интересно, что мужские страхи, сопровождавшиеся созданием негативных ролей для женщин, усиливались во времена социальных перемен. В такие времена людская нервозность растет, поскольку в жизни общества появляются новые социальные роли и люди не знают, чего от них ожидать.
Многочисленные попытки осознания образа Лилит делаются в современным искусстве. Лилит является мощным архетипическим образом, вдохновлявшим многочисленные нееврейские легенды. Образ Лилит стал одним из ведущих в формировании «женского» искусства. Ассертивность и стремление Лилит к независимости вдохновил многочисленные труды феминисток. Подобно образу Ильи-пророка, от карающего громовержца эпохи Первого Храма до скитающегося с котомкой от штейтла к штейтлу неунывающего еврейского коробейника-чудотворца, образ Лилит преобразуется у них в образ положительный и творческий.

Интересна и связь уже гностицизма с женским началом на принципиально ином уровне (то есть на уровне сознательного равенства женщин как индивидуальностей) - уже сама по себе относит его к принципу Лилит. 

Исследователь гностического этоса Александр Рычков пишет следующее:

«Подчеркнуто патриархальный ветхозаветный Закон был признан ими созданным для «ветхого человека», послушника локального божества-демиурга по имени Ялдаваоф. Осознавшие же свою духовную природу гностики встали перед необходимостью поиска равноуважительных видов сожительства, новых социальных норм и традиций. К примеру, гностики первыми в европейской истории озадачиваются необходимостью для мужчин не изливать свою сперму в женщину, если та не договорилась с ним о скорейшем рождении от него ребёнка. Техника предохранения, знакомая нам из элементарных пособий по сексу и «учебных порнофильмов» создавалась гностиками в окружении полного непонимания патриархально настроенных современников, воспринимавших женщину как предмет удовольствия и объект для исполнения заповеди «плодитесь и размножайтесь». Так, «не осмеливаясь высказать всё ‹…› о безрассудных их делах ‹…› в этом великом помрачении» (Id.,3), Епифаний приводит следующие примеры гностического осквернения нравов, ставшие, ныне, неотъемлемой частью цивилизованного женского бытия и гражданских прав сексуальных меньшинств:

5. Посему и в апокрифах читая: «видел древо, приносящее двенадцать плодов ежегодно, и сказал мне: это — древо жизни», — видят в сем иносказание о месячном женском очищении.
При взаимном же друг с другом совокуплении возбраняют деторождение, ибо и растление у них допускается не для рождения чад, но для удовольствия. Смех диавола над таковыми и издевательство над заблудшим Божиим созданием! Но удовольствия совершают, получая друг от друга нечистоту своих сперм — не на деторождение роняют… Подобие такого блуда и непотребства можно видеть в страшном пресмыкающемся, которому древние дали имя: не изведывающая мук рождения ехидна; потому что свойство такой ехидны подобно их развращению. Совершая срамоту мужеского или женского естества, воспрещают они извержение семян, уничтожая данное от Бога тварям чадородие, как и апостол говорит: возмездие, еже подобаще прелести, в себе восприемлюще (Рим.1:27),

Итак, можно смело утверждать, что в начальные века нашей эры в христианизирующемся европейском мире под влиянием гностического мировоззрения происходит первая гендерная революция. Ценой неимоверных усилий (и жестокостей) она была затушена, и лишь однажды тлеющий ее уголек, сохранившийся через армянских павликиан и болгарских богомилов в Восточном христианстве, вновь вспыхнул на несколько веков в средневековом Лангедоке катаро-трубадурской культурой. (Александр Рычков «Веки Софии в эпоху демиурга»)
Таким образом, косвенно высвечивается и другой аспект архетипа Лилит в гностическом этосе – препятствование естественному биологическому порядку зачатия, что вполне могло быть скрыто под символизмом «беззаконного убийства детей». То, с каким фанатизмом сторонники патриархата и поныне обрушиваются на практику абортов, подтверждает идею глубинной связи.

***

  • У Гёте Фауст видит красавицу и получает предупреждение, что это первая жена Адама и что её волос следует остерегаться:

    …Остерегись её волос:
    Она не одного подростка
    Сгубила этою причёской.
     
  • У Анатоля Франса в рассказе «Дочь Лилит» Лилит — мать женщины, совратившей главного героя. В рассказе Лилит не знает добра и зла, страдания и смерти: «Над ней не тяготеют страдание и смерть, у неё нет души, о спасении которой ей надо заботиться, ей неведомы ни добро, ни зло»
  • Философ Даниил Андреев предрекает пришествие в наш мир так называемого анти-Логоса - небывалого существа, обладающего признаками гениальности и являющегося одновременно своеобразным воплощением дьявола, т.е. антихриста, который приобретет власть над умами и душами людей. Он - согласно видениям Андреева - вытеснит из людских душ образ Христа и сам займет его место. А рядом с ним будет Лилит в образе прекрасной женщины, воплощения Вечной Женственности. Вокруг себя, - пишет Андреев, - и воплощенной Лилит антихрист создаст кощунственный культ мирового совокупления, и гнусные действия между ними, окруженные сказочными эффектами и одурманивающим великолепием, будут разыгрываться перед лицом всех и вся, якобы отображая в нашем мире космический брак двух ипостасей Троицы". 
  • У русского писателя-символиста Фёдора Сологуба в сборнике «Пламенный круг» это не мрачный образ, а кусочек лунного света. Образ героини рассказа «Красногубая гостья» также вдохновлен Лилит.
  • Романтическую окраску Лилит получила и в рассказе Аветика Исаакяна «Лилит», где прекрасная, неземная, сделанная из огня Лилит противопоставляется обыденной Еве:
    Каждою ночью в ужасных снах представала ему коварная Лилит в объятиях сатаны.
    И душа Адама лишилась надежды и, проклиная бога и бессмертие, возжелал он себе кончины.
    И внял господь стананиям Адама и, преисполнясь к нему жалостью, размышлял о том, что невозможен союз устремленного ввысь огня со льнующей в земле перстью.
    И погрузил он Адама в сон и из ребра его создал ему новую подругу - Еву - чтоб по происхождению своему была бы Адаму покорна, могла бы любить только его и умела бы утешать его.
  • Романтическое противопоставление Лилит и Евы, как двух сторон, двух ликов одной женщины, находится у Николая Гумилёва в стихотворении «Ева и Лилит» (1911).
  • Противопоставление Лилит земным женщинам имеется в стихотворении Марины Цветаевой «Попытка ревности».
    Из Письма Б. Пастернаку.14 февраля 1925 г.

    Борис, а ты помнишь Лилит? Борис, а не было ли кого-нибудь до Адама?
    Твоя тоска по мне — Тоска Адама по Лилит, до — первой и нечислящейся. (Отсюда моя ненависть к Еве!)
  • Переосмысленные мотивы мифа о Лилит содержатся в фантастической повести Лидии Обуховой «Лилит» (1966).
  • В 1930 году Владимир Набоков написал стихотворение «Лилит» (опубликовано в 1970 году), в котором дано описание юной обольстительной девочки, соблазняющей героя (первый набросок сюжета, позднее обработанного в повести «Волшебник» и романе «Лолита». Созвучие имён Лилит—Лолита не случайно.
  • стихотворение «Лилит»поэта Вадима Шефнера : ЗДЕСЬ

  • Милорад Павич, знаменитый сербский писатель, написал книгу«Кровать для троих», в которой расписана вся история, произошедшая между Адамом, Евой и Лилит в прошлом : ЗДЕСЬ

  • Не обошел своим вниманием тему "Лилит" и БГ - у группы«Аквариум» есть альбом «Лилит». Этот альбом является 19-м «естественным» альбомом группы и первым альбомом в 4-м составе. После этого альбома группа стала носить имя «Aquarium Lilith Blues Band».

    ....В наше время, когда крылья - это признак паденья
    В этом городе нервных сердец и запертых глаз
    Ты одна знаешь, что у бога нет денег
    Ты одна помнишь, что нет никакого завтра, есть только сейчас....

Шотландскому романисту и сказочнику Джону Мак-Дональдсу (1824-1905 гг.) принадлежит очень известный в свое время роман "Лилит".

Безусловно, классическая и современная живопись и скульптура также не обошли этот образ стороной.

Джон Кальер "Лилит" :


Роберто Ферри "Лилит" :



Франц фон Штук "Грех" :



Лилиан Брока "Лилит - сталкер" :



Современная скульптура Лилит :




Образ Лилит, одновременно чарующей и демонической, приносящей несказанные удовольствия и одновременно разрушающей жизнь и убивающей младенцев, долго не давал покоя не только писателям, но и всем, кого привлекали ужас и очарование восточных легенд. И только в наше время, время полного равноправия мужчин и женщин почти во всех вопросах жизни, о Лилит как-то забыли. А ведь это она была первой, кто выступил в защиту этого равноправия, понимаемого ею, правда, несколько своеобразно. А не добившись его, стала мстить людям своим, необычным способом.

Каббалистическая традиция оказала значительное влияние на еврейский фольклор. Однако в нем, а также в магической практике, направленной на борьбу с Лилит, нашли также отражение фольклор и магическая практика окружавших евреев народов. Так, в ашкеназском фольклоре образ Лилит иногда сливается с образом Елены Троянской или некоторых персонажей из германской мифологии. С другой стороны, каббалистические представления оказали несомненное влияние на воззрения ряда европейских народов и в особенности европейских мистиков. Так, в средневековых европейских легендах Лилит также иногда называют женой или сожительницей Сатаны (например, в английском фольклоре), или его бабкой (в фольклоре немецком, где она иногда описывается как танцующая соблазнительница – обычный мотив еврейского фольклора, в том числе новозаветного – например, легенде о Саломее, а позднее в ашкеназских заклинаниях против Лилит, предстающей в образе царицы Савской).
Очень распространен также в фольклоре разных общин, особенно восточных, сюжет о женитьбе мужчины, оказавшегося в стране демонов, на прекрасном демоне женского пола, нередко отождествляемом с дочерью Лилит. Согласно этим легендам (впервые вариант одной из них встречается в XIII в.), молодой человек, не имеющий средств на содержание своей семьи, отправляется на заработки. Проезжая мимо безлюдного места, он встречает незнакомца, который завлекает его в край, населенный демонами, которые, однако, чтут Тору и боятся Бога. Молодой человек остается у них, женится на демоне женского пола, и у них рождаются дети (тоже демонической природы). Но, мучимый тоской по прежней семье, человек упрашивает свою жену-демона (иногда – порождение Лилит) отпустить его на определенный срок домой (на месяц, на год), при этом с него берут страшную клятву вернуться назад точно в срок, помогают добраться домой и дают денег, чтобы его прежняя семья в дальнейшем ни в чем не нуждалась. Однако, вернувшись домой, молодой человек вольно или невольно забывает о своей клятве. Демоны вызывают его через посланцев, но он отказывается вернуться. Тогда его жена-демон, в облике ослепительно прекрасной женщины, сама (иногда вместе с их детьми) является за ним. Сначала она пытается уговорить человека, соблазняя его или взывая к его отцовским чувствам, при этом он непрерывно читает Тору, чтобы оградить себя от искушения. Тогда она, признав свое поражение, просит у него разрешения поцеловать его на прощание (в другом варианте она обращается в суд для решения своего дела и, после того как суд признает ее правоту, тоже просит о поцелуе). Он соглашается и на мгновение перестает учить Тору; в этот момент она целует его и, извлекши в момент поцелуя его душу, исчезает навсегда.

***

В хиромантии «дорогой  Лилит»  часто называют пояс Венеры.  Венерин пояс соединяет полукольцом безымянный и средний пальцы, иногда идет через бугор Меркурия. Показывает на трансформацию сексуальной энергии. Разорванная, нечетко выраженная линия свидетельствует о том, что использование сексуальной энергии может реализоваться у человека на низших планах, поэтому она еще называется линией похоти. В высшем смысле - это тантрический знак. В некоторых книгах пишут, что пояс Венеры не говорит о чрезмерной сексуальности или беспорядочности любовных связей. Эти авторы и правы и нет. Все дело в том, что пояса, очень часто, находятся не на руках «половых гигантов» или «похотливых жеребцов», составляющих свой список любовниц, а на руках обходительных, изысканных, иногда и несколько неуверенных в своих силах людей. Таким людям важнее качество, а не количество, поэтому говорить о беспорядочности связей тут не приходится. А вот о сексуальности можно и поспорить, так как такие люди очень страстные и не прочь поэкспериментировать в сексе. Пояс Венеры, как правило, отражает степень восприимчивости, говорит о богатом воображении и творческих способностях, о любви к роскоши и чувственным излишествам. Такие люди часто живут своими идеалистическими мечтами, воспоминаниями и иллюзиями, а не реальностью. Пояс Венеры часто встречается у людей творчества.


Вообще образ совершенной женщины в культуре ассоциируется с архетипами Великой Матери и Вечной Жены (Женственности), которые в норме образуют уникальный узор в реальной женщине . В иудео-христианском мире эти два архетипа вполне укладываются в два женских персонажа: Еву (Луна) и Лилит (Венера).Образ Лилит есть выражение архетипа Вечной Жены (чистой женственности). В силу вероучительных особенностей  в условиях патриархальности данный архетип в культуре существовал, во-первых, скрытно, а, во-вторых, если и упоминался, то только с негативной стороны как символ демонической женщины , убивающей детей и соблазняющей, губящей душу мужчины . В высокой, официальной (не только в различных эзотерических направлениях), культуре её позитивное воплощение и осмысление состоялось в произведениях например авторов русского Серебряного века, вдохновившихся идеей Софии Владимира Соловьева. Приоритетными формами любви Лилит являются любовь-эрос (она – любовница) и любовь-агапэ, где последняя также – продолжение первой (то есть Лилит вне эроса практически не способна любить агапически). Её любовь – это не самоутверждение, это – развитие, преображение себя в любви, она – вдохновительница, ибо она любит не себя-в-другом (как Ева), а другого-в-себе; её любовь – это любовь - служение как создание условий для максимального раскрытия любимого.

Так, в католицизме женщина – и в первую, и в последнюю очередь – мать, она не должна быть объектом сексуального желания, как и субъектом такого же влечения. Вот этот самый аспект десексуализации женщины, игнорирования её чувственности и подчеркивается в девственности Богородицы. Всё, что связано с телом, с чувственностью, то – от Сатаны, а мифологический женский образ, который выражает это сатанинское начало в женщине, – Лилит (которая, по мифологии, не только соблазняет мужчин, но и убивает детей – явный антипод архетипа Великой Матери).


В оккультизме архетип Лилит связывается с темной стороной природы Венеры (Афродиты) чаще всего как блудницы.
Лилит - "Венера пораженная или гипертрофированная". Ее сексуальность имеет ненормальный характер. (w)ardat lili - это девушка, с которой, как говорят тексты, мужчина не спал так, как спят с женой. С этой точки зрения этих демонов можно сравнить с Иштар, стоящей у окна и высматривающей мужчин, чтобы соблазнить и убить. Иштар - богиня плодородия и плотской любви, войны и распри; ассоциируется с пятницей. В вавилонском пантеоне  астральное божество, олицетворение планеты Венера. Соответствует шумерской Инанне. Иштар считалась покровительницей проституток, гетер и гомосексуалистов. Дочь Эля и жена Баала, а также Сета (в египетской мифологии). Ненормальность сексуальности Лилит также подтверждается ее неспособностью иметь детей. В этом аспекте характер Лилит близок с характером Ламашту. Реже она связывается с архетипом богини Гекаты. В этом смысле в имени Лилит скрыто значение — Тёмная Мать, Чёрная женственность. В любом случае, сохраняется и изначальное значение — Чёрная Богиня, губительница зародышей Света.

Как говорилось ранее, образ Лилит занял одно из центральных мест в каббалистической демонологии. Лилит, как и прочие демоны, подчинена планете Марс и живет долго, до Страшного Суда. Иногда в каббалистических сочинениях Лилит подчиняется власти не Марса, но Сатурна – планеты, которая еще в эпоху первого Храма считалась зловещей; поэтому все люди, расположенные к меланхолии – «черному состоянию духа», особенно подвержены ее (Лилит) власти.

Вообще для сефардской магической практики, как и для практики восточных евреев, больше характерно стремление не напугать и обратить в бегство Лилит и другую нечистую силу, а умилостивить ее и даже подружиться с нею. Ярким примером тому служит умилостивительный обряд индульсо, совершавшийся у сефардов Палестины, Марокко и др. над заболевшим или соблазняемым Лилит человеком. Обряд состоял в том, что в доме, откуда предварительно выносили все сакральные предметы (молитвенники, свитки Торы, тфилин и пр.), оставался только больной и женщина, которая ночью совершала обряд. Она ставила на стол сладости и зерна пшеницы, разбрызгивала в углах молоко и мед, обращаясь к духам как к шедим и сеирим – своим повелителям – с особой молитвой с просьбой принять эти предметы в обмен на душу заболевшего человека. Иногда индульсо дополняли роскошным пиром, во время которого убивали черного петуха, предварительно произнеся над ним специальный текст-формулу (произносимый также во время типологически сходного с ним обряда капарот / капорес): «Душа за душу. Это будет жертвой моей, заменой моей, искуплением моим…». Иногда этот обряд проделывают не в доме, а в бане или рядом с источником, где Лилит и шедим, согласно многочисленным поверьям, восходящих к культу источников, имеют обыкновение поселяться (Patai. 1983. Р. 302-307). Таким образом, обряд индульсо типологически сходен с умилостивительным и искупительным обрядом каппарот (каппорес), а также ритуалом «козла отпущения», совершавшимся в эпоху второго Храма в День искупления.

Современная магия.

В каббалистических трактатах и книгах по демонологии часто можно встретить упоминание о четырех Матерях Демонов или четырех женах Самаэля.  Из этих текстов понятно, что четыре Матери Демонов олицетворяют воплощение Темной Силы в мир – представляя власть Сатаны через Лилит на четыре мира сефирот, четыре времени года и четыре стороны света – в духовной сфере, во времени и в пространстве.


Также, как и в западной магической традиции, для каббалы свойственно разграничение мира на сферы влияния – восток  связан с огнем и обозначает божественное начало, высший мир и соответствует лету, запад – связан с воздухом и весной и олицетворяет ментальность, ум, легкость, подвижность, и т.д.   Как видно, также,  как и для западной традиции, для каббалы свойственно восприятие подчиненности, иерархии миров, и связанных с ними стихий, сторон света и времен года. В их системе наиважнейшая роль отдается огню, который воспринимается как проявление божественного духа,  и востоку – стороне, откуда восходит солнце – то есть патриархальному и солярному началам. Этот же подход, как видно из анализа источников, они применяют и к описанию Матерей Демонов.

Каббалистическая модель восприятия Матерей Демонов





Лилит – главная из четырех Дьяволиц.  Может восприниматься как отдельная Дьяволица, одна из четырех жен Самаэля, или как сущность, объединяющая всех четырех Матерей Демонов. Плоскость колдовской работы с Лилит, как одной из четырех Дьяволиц – достаточно обширна – от ритуалов поклонения, взаимодействия, до ритуалов проведения ее силы и свиты.
Знак Лилит.
Используется для медитаций, открытия врат Лилит.


Ламен Лилит,
Используется для работы в традиции западной магии и каббалы.
Применяется для взаимодействия с более низкими проявлениями силы Лилит.



---

Считают, что есть связь между Лилит и богиней этрусков Лейнт, которая вместе с богинями Эйтой и Персипнеей (в греческом варианте Гадес и Персефоной) встречала мертвых у ворот Подземного царства.

---

Имя Лилит является популярным женским именем у армян. В отличие от сложившегося в мировой истории и культуре стереотипа, в Армении это имя считается дающим его обладательнице такие свойства и черты характера, как женственность, хозяйственность, плодовитость.

***


Шумерская Легенда о Лилит. Ч.А. Моффат


Следующий текст - перевод древнееврейской версии шумерской легенды о Лилит (носящей имя Лилиту (Lilitu) у шумеров).

Прежде, чем были рождены звезды
Прежде, чем люди построили большие города
Большая гора Атлен (Atlen) колебалась
И кровоточила пламенной кровью,
И породила Лилиту (Lilitu)

Вся земля вокруг была выжжена
И звери, и люди погибли
Когда Лилиту открыла глаза свои
И видела пепел своего рождения
И плакала слезами, подобно дождю

Слезы Лилиту стали реками и потоками
Цветы росли там, где ступала Лилиту
Деревья росли там, где сидела Лилиту
И пепел стал плодородной почвой
И сад стал домом Лилиту

В сад Лилиту пришло много животных
И люди пришли, чтобы жить в ее раю
Лилиту дала им зерно и учила их земледелию
Дала им хлеб и пиво
И люди радовались, ели и пили

Однажды великий князь прибыл в землю Атлен
Он следовал всюду за Лилиту, и добивался ее
Но Лилиту отвергла его, и отвергнутый
Князь, обуянный злостью
Выследил двух львов и убил их

Лилиту заплакала о львах своих
Она держала головы их в руках своих
И львы пробудились ее слезами
И пили слезы ее, и обрели силу
И стали друзьями Лилиту

Великий князь увидел это
И вновь стал преследовать Лилиту
Но Лилиту стала птицей
Она улетела от него, разгневанного,
И князь стал охотиться на птиц

Лилиту увидев это, опечалилась
Злости князя, и бранила его
И возлегла со змеей
И понесла вскорости, и родила,
Ее дитя не было подобно никому другому

Дитя ее имело шесть рук
Дитя ее имело змеиный хвост
И имело великую силу
Лилиту назвала ребенка марилиту (marilitu)
Марилиту напал на великого князя

Великий князь и марилиту сражались
День и ночь
И ночь за ночью
И день за днем
Но ни один не мог выиграть битву

Лилиту видела это и возлегла снова
И другой марилиту был рожден
И еще один, и еще
Две сотни и шестнадцать были рождены
И в большом страхе бежал великий князь

Люди, живущие в саду, радовались
Марилиту обрабатывали земли
Марилиту защищали людей
Но великий князь поклялся отмстить
Он проклял гору Атлен и землю ее

Атлен рассердилась на это проклятие
И колебались гора и земля
Атлен колебалась, и кровоточила, и кричала
Ее пламенная кровь возжигала пожары
И ее слезы вызвали наводнения

В страхе Лилиту превратилась в большую птицу
Она схватила людей своими ногами
Она несла животных на своей спине
Марилиту и львы тоже несли людей
Вместе они бежали из земли Атлен

Лилиту отправилась на запад и восток
Лилиту отправилась на север и юг
Наконец она пришла в сухие земли
Люди благодарили Лилиту
Люди построили статуи в ее честь

Лилиту плакала о своем потерянном доме
Ее слезы стали двумя реками
Реками, соединенными вместе
Они текли в океан
Люди вырастили зерно у реки

Люди вырастили большие сады
Они построили здания и башни из камня
Люди стали здоровыми, а земля - богатой
Торговцы из далеких стран приходили туда
Новости разносились о богатстве земли

Великий князь услышал о земле
Он послал вестника, чтобы узнать о хозяйке земли,
Но Лилиту скормила его вестника своим львам
Великий князь послал армию
Но марилиту разбили его армию

Наконец великий князь достиг земли
И когда он увидел красивые сады
Когда он увидел шести-руких марилиту
Великий князь понял, что хозяйкой была Лилиту
В страхе он оделся как женщина

Великий князь пошел к храму Лилиту
Его одежды обманули людей
Но львы знали его запах
Львы предупредили Лилиту
И Лилиту подготовила ловушку

Лилиту позвала тридцать шесть юношей
Она заполнила зал тридцатью шестью серебряными блюдами
Она приказала зарезать тридцать шесть животных
Наконец она была готова
И пригласила людей на пиршество

Люди прибыли со всей земли
И великий князь пришел тоже
Великий князь пришел переодетым
Но Лилиту узнала его
Она приветствовала его как почетного гостя

Великий князь принял ее гостеприимство
Он воссел перед всеми
Тридцать шесть юношей ввели на пиршество
«Пожалуйста, выбирай любого», - сказала Лилиту
Не желая быть невежливым, князь выбрал одного

Лилиту пригласила юношу сесть рядом с князем
И принесли серебряные блюда
Люди вкушали мясо тридцати шести животных
И принесли много даров
Лилиту отдала их великому князю

Перепуганный князь принимал дары
И когда пиршество наконец закончилось
Князь спрашивал Лилиту:
«Вы всегда даете такие великие дары незнакомцам?»
«Только когда кто-то вступает в брак» - отвечала Лилиту

Поняв, что случилось, князь пришел в ярость
Он сорвал с себя женскую одежду
Он выхватил свой меч и кинжал
«Почему вы заставили меня жениться на этом человеке?», - закричал он
«Поскольку вы никогда не сможете жениться на мне», - ответила Лилиту

Разгневанный князь напал на Лилиту
Они сражались бесконечно, так как Лилиту была очень сильна
Всякий раз, когда князь становился слишком смелым
Лилиту превращалась в птицу
Великий князь упал на землю и плакал в отчаянии

Великий князь говорил о своей любви
Он обещал, что никогда не уйдет
Он был готов перерезать свое горло
Наконец Лилиту утомила эта игра
Она пожалела великого князя

«Я поцелую вас один раз», - сказала Лилиту
В отчаянии, князь согласился
И как только она подарила ему поцелуй
Его тело затопила жизнь, и затем смерть
Так велико было удовольствие от поцелуя, что он умер


Лилиту плакала о великом князе
Но он оставался мертвым
Опечаленная Лилиту знала, что она никогда не сможет любить
Никто из смертных людей не сможет принимать ее поцелуи и оставаться живым
Ее слезы приносят жизнь, но ее поцелуи приносят смерть.

++++

Использованные материалы:

Рафаэль Патай, « Иудейская богиня».
Е.Носенко, «Амбивалентность образа Лилит в народной еврейской демонологии и народные магические приемы, направленные на борьбу с ней».
Н.А. Хафизова, «Архетипы великой матери и вечной женственности».