Лев пожирающий солнце



«Зеленый лев пожирает солнце» (alchemical and Rosicrucian compendium, ca. 1760.)



Алхимия - это духовная традиция, представляющая собой инструмент исследования нашего внутреннего пространства и тех пластов, что покрывают сущность души. Это путь, способ, практический метод изучения субстанции нашего бытия, посредством созерцания химического процесса. Алхимики трудились над своими ретортами, нагревая, прокаливая, сублимируя, дистиллируя субстанции, наблюдая все это время за трансформациями в своих экспериментах. Они использовали происходящее во время своих экспериментов как семенные образы для созерцаний, составляя визуальные мантры из изображений химических преобразований. Алхимики отражали и отображали эти внешние события в своем внутреннем мире. Они рассматривали процессы в своих колбах как взаимодействие и соединение духовного и материального. Дух возносился, отделяясь от вещества на дне их сосудов, и нисходил вновь, чтобы одухотворить материальное в эссенции или тинктуре. Когда алхимики воспроизводили эти эксперименты в своих душах, то проводили параллели с великой лабораторией Природы. Они рассматривали делание в своих сосудах как род микрокосма макрокосмической Природы. Живые энергии и существа Природы метафорически заключались в их сосуды, и они начали изображать алхимический процесс посредством символики животных.

Конечно, алхимики были индивидуалистами, кои работали в одиночестве, нежели, в составе братств или тайных орденов, но даже, несмотря на то, что их писания были результатами их личного опыта, метафоры животных вскоре превратились в универсальный язык. Ключевые алхимические манускрипты, зачастую украшенные прекрасными иллюстрациями были весьма широко распространены за сотни лет до изобретения книгопечатания. Работы наподобие Aurora Consurgens (приписываемой Фоме Аквинскому), Buch der Heiligen Dreigaltigheit , трудов Раймонда Луллия, Роджера Бэкона, Арнольда из Вилла Нова есть во множестве коллекций манускриптов, относящихся к тому периоду, и с этим взаимообменом идей в Европейской Алхимической традиции появился вполне понятный набор метафор. Ясность и универсальность этого набора алхимических символов привели Карла Юнга к концепции коллективного бессознательного.

Способность увидеть алхимию как психологическое и символическое искусство стала главным прорывом Юнговской мысли и ключом к пониманию ее тайн. Исследование алхимии привело Юнга в конечном счете к тому, что он увидел в ней основание и подтверждение своей психологии бессознательного. Его воображение было захвачено в плен символами и метафорами алхимии: ее драконами, петушиными хвостами, колбами, Атанорами, красными и зелеными львами, королями и королевами, глазами рыб, философскими древами, саламандрами и гермафродитами, черным солнцем и белой землей, металлами (свинцом, серебром, золотом), различными цветами (черным, белым, желтым и красным), дистилляцией и коагуляцией, а также необъятным множеством латинских терминов. Эти богатые символические выражения психической мистерии и непознанного расширили его видение параллелей между алхимией и собственной психологией бессознательного. Подобные образы Юнг видел спроецированными алхимиками на материю. А конечной целью алхимиков являлось привнесение единства в расщепленные части психики, создание «химической свадьбы».

Хотя алхимики занимались своим внутренним деланием индивидуально и самостоятельно, но, тем не менее, они находили в погружении в собственные глубины понятный и для других язык символов.
В центре этих представлений лежало видение алхимического процесса, осуществляющегося как цикл цветовых изменений, от первоначальной черноты до совершенства квинтэссенции. Алхимик представлял себе каждую стадию процесса возвещенной изменением цвета и встречей с соответствующим животным.

Черная стадия – Черная Ворона, Ворон, Жаба, Massa Confusa.
Белая стадия – Белый Лебедь, Белый Орел, скелет.
Зеленая стадия – Зеленый Лев.
Быстрые переливы радужных цветов – Павлиний Хвост.
Белый Камень – Единорог.
Красная стадия – Пеликан, кормящий птенцов собственной кровью, петух.
Окончательная трансмутация – Феникс, возрожденный из пламени.

Нужно сказать, что символы алхимиков зачастую могут иметь разные значения в зависимости от контекста, или о них нет точно сложившегося мнения из-за того, что многие адепты применяли один и тот же символ для обозначения разных (или почти разных) веществ…

***

Иллюстрации с Зеленым Львом, проглатывающим Солнце, происходят из "Розария философов" /Rosarium philosophorum sive pretiosissimum donum Dei – алхимического трактата, опубликованного во Франкфурте в 1550 году с иллюстрациями из 20 гравюр-ксилографий. "Розарий философов" признается одним из самых важных текстов европейской алхимии. Трактат широко цитировался в последующих алхимических текстах. Он впервые напечатан в качестве второй части большого труда "De Alchimia Opuscula complura veterum philosophorum". Распространялось сочинение и в рукописных списках. Сохранилось их достаточно, но все они были изготовлены не ранее печатной версии.
Термин в названии трактата Розарий /лат. rosarium употребляется в значении "Сад роз", определяя метафорическую антологию, собрание мудрых изречений. Как часто бывает с алхимическими текстами, автор труда не известен. Rosarius Philosophorum приписывался в числе прочих сочинений знаменитому испанскому врачу и алхимику Арнальдо де Вилланова (около 1235/1240-1313) /Арнольду из Виллановы /Arnaldus de Villa, но его авторство сомнительно.


Подобными аллегорическими рисунками иллюстрировались алхимические процессы. Можно сказать, что это некая наглядная инструкция, для непосвященных загадочная.
Алхимические изображения так же, как и тексты, допускают различные варианты толкования в зависимости от того, о каком уровне работы идет речь. Вот один из вариантов объяснения Зеленого Льва, съедающего Солнце: философский меркурий, т.е. Лев растворяет обычное золото, т.е. Солнце, при этом происходит процесс ферментации, или спецификации Льва семенем золота.


Зелёный Левпожирающий СолнцеИз книги «Розарий философов», Франкфуртоколо 1550 / ‘The Green Lion Eating the Sun’; illustration from the ‘Rosarium Philosophorum’ [The Rosary of the Philosophers], first printed at Frankfurt as the second part of the alchemical compendium ‘De Alchimia opuscula complura veterum philosophorum’, c.1550.


Нераскашенная ксилография Зеленого Льва, пожирающего Солнце из печатной версии Rosarium Philosophorum.


«Зеленый лев пожирает солнце» (The Booke of the Rosary of Philosophers. Germany [Lübeck]; 1588.)



Говорят, что многие алхимики рекомендовали в своих текстах Зеленого Льва в качестве начальной материи для получения Философского Камня. Их последователи, считая, что под этими кодовыми словами скрыты обычные соли меди, такие, как медный купорос или ацетат меди, пытались приготовить из них Философский Камень. В лучшем случае они не получали никакого результата, а в худшем – умирали в жутких мучениях, употребив получившийся ядовитый продукт.
Алхимики часто прибегали к умышленному введению в заблуждение читателей. Это делалось, чтобы оградить науку алхимию от недостойных, кто мог бы воспользоваться полученными результатами в дурных целях. Кроме того, авторы часто просили своих читателей не воспринимать буквально то, что они пишут.

Естественно тут всё очень запутано. К примеру, в научном обороте было как минимум семь различных Зеленых Львов. Они упоминаются в фундаментальном труде теоретика европейской алхимии Иоганна Зегера Вайденфельда. Из семи Зеленых Львов один является сульфатом меди зеленого цвета, он же называется в книгах алхимиков Зеленым Львом глупцов. Остальные шесть Львов не имеют с ним совсем ничего общего.



Уильям Уайли (род.1937). Алхимический Лев 2005, смешанная техника на холсте. Частная коллекцияНью-Йорк / William T. Wiley, Alchemical Lyon Tortured With Abstraction, 2005, mixed media on canvas, 62 x 73″, © William T. Wiley, Private Collection, New York, Photograph by Donald Felton, Almac Camera, San Francisco, California.


Для тех же алхимиков, что работали главным образом с растительной материей и процессами, нежели имели дело с минералами, Зеленый Лев был образом зеленой грубой энергии природы, «зеленый запал, что управляет цветком», как элегантно выразил это в одной из своих поэм Томас Дилан. Здесь Зеленый Лев, пожирающий солнце, - это зеленый пигмент хлорофилл. Зеленая листва растений улавливала энергию солнечного света.
Часто алхимики пытались воссоздать в своих колбах жизненный процесс и особые надежды возлагали на осадки и кристаллы, что напоминали по форме листву или растения. Здесь Зеленый Лев мог бы быть экстрактом растительного сока, который часто являлся первоматерией для их алхимического делания. Грифон, полулев и полуорел, иногда ассоциировался с завершением этой стадии. Орлиная природа Грифона давала этому гибридному существу способность подниматься в сосуде, как было отмечено выше, в известном смысле, спиритуализации Зеленого Льва.
Либо лев изображается зелёным не потому, что он обозначает вещество зелёного цвета, а потому, что он способен расти и развиваться — созревать, как созревают зелёные яблоки. Также, Зеленый лев - это символ юного бога зерна перед тем, как он созреет до золотого зерна. Львиная голова, служащая фонтаном, символизирует дневное Солнце, дар воды, извергающейся на Землю.

Эмблема 37. Для делания достаточно обладать тремя вещами: белым дымом, который есть вода; зеленым львом, который есть руда Гермеса; и зловонной влагой


Эпиграмма 37

                               Три семени нужны адепту: гнилая влага,
                               Снежно-белый пар, и ЛЕВ с зеленой шкурой:
                               Вода питает все другие элементы,
                               Она — начало делания камня, и конец.
                               Зеленый ЛЕВ — руда Гермеса, камень,
                               Который книги называют дымом белым и водой.


«Убегающая Аталанта», Михаэль Майер. 1617


В алхимии красный лев символизирует мужской принцип (сера), а единорог - женский (ртуть). Зеленый лев означает начало работы алхимика, все трансмутирующий эликсир.

Также, Лев, пожирающий Солнце — символ растворения золота в царской водке. Золото не растворяется в кислотах и щелочах. Исключение составляет именно царская водка (смесь концентрированных азотных и соляных кислот). Алхимики иллюстрировали растворение золота царской водкой изображением льва, пожирающего солнце, пожирающая, словно голодный лев, все, что ему будет предложено.
Так как в алхимии лев является символом одновременно и солнца и ртути, подобные изображения также могут изображать растворение золота в ртути - процесс амальгамирования. Алхимики первыми начали применять амальгаму золота (раствор золота в ртути) для золочения изделий из меди и железа. Они научились с помощью ртути извлекать золото из бедных золотоносных песков. Золото (химически инертный металл) в природе находится в основном в самородном состоянии. При обработке золотоносных песков ртутью она растворяет крупинки золота, образуя тяжелую и жидкую амальгаму. Амальгаму отделяли от песка и нагревали в печах, ртуть испарялась и оставалось чистое золото.

В первом варианте толкования «зелёного льва» полагается, что это сырая форма всё той же Философской ртути. Об этом пишет Джордж Рипли: «Он называется зелёным, потому что его Материя ещё едкая и зелёная, не фиксированная (и.в.) и не доведённая Природой до совершенства». Из этого можно сделать вывод, что лев, пожирающий солнце — это растворение золота в Философской ртути. В процессе растворения золота ртуть как бы выделяет из него Философскую серу — а она имеет красный цвет, поэтому её часто сравнивают с кровью. Это также одна из трёх частей, из которых получается Философский камень. Фламель описывает выделение Философской серы в своём «Завещании» такими словами:
«Ты можешь предположить, что этот Меркурий вкусил немного от тела Короля, и что он будет в дальнейшем обладать большей силой… Меркурий уже воспламенён, приведён в действие, полностью обогащён и полон мужского сульфура».

Выделение Философского сульфура (серы) из металла при помощи ртути можно сравнить с завариванием чая. Горячая прозрачная вода как бы вытягивает из сухого растения какие-то вещества, при этом окрашиваясь в тёмный цвет, насыщаясь; так и ртуть, вытягивая серу из минерала, окрашивается в красный цвет — обогащается серой.
Во второй версии толкования под Зелёным львом понимается Первоматерия, из которой выгоняют (выделяют перегонкой) Философскую ртуть, также её именуют ВИТРИОЛ (от латинского VITRIOL). Алхимический ВИТРИОЛ — это не слово, а аббревиатура:
Visita Interiora Terrae Recctificado Invenietis Occultum Lapidem
(Посети внутренность земли, очистившись, найдёшь тайный камень).

Возможно этот термин был введён  монахом-бенедиктинцем и алхимиком Василием Валентином. И обозначает, по мнению химиков, Сульфат железа (II).
Что касается семи звёзд на теле льва, которые встречаются на некоторых изображениях, то это более поздний атрибут. Звёзды обозначают семь металлов (Золото, Серебро, Медь, Железо, Олово, Свинец, Ртуть). Философский Меркурий, как и легендарная Первоматерия, называется «Корнем металлов» или «Металлическим древом», что выражает положение алхимической теории о том, что все металлы произошли из Философской ртути.


Существуют и более поздние изображения, где на хвосте льва изображены знаки.



Возможно это показывает параллель между Зелёным львом и Сатурнией Фламеля, так как, нужно было сплавлять Сатурнию с золотом для получения сплава, называемого «Королевской Сатурнией»:
«Итак, ты должен заставить этого старика, или прожорливого волка, поглотить золото или серебро в том количестве, о котором я скажу тебе далее…»
Николя Фламель

В своих работах этот легендарный алхимик обозначал «Сатурнию» знаком, который традиционно понимают как знак сурьмы. Что сбило многих алхимиков с правильного пути…

***

Психологическая трактовка пожирания солнца львом символизирует потерю человеком сознания. Непросветленный ум, которого символизирует лев, «уничтожает» сознание, которое представлено в образе солнца.

Лев это бессознательное. Это филогенетические планы психики, связанный с слепыми амбициями, страстями и аффектами. Как символ - лев эталонный образ животной природы, природы не конроллируемой но по крайней мере отчасти понятной. Как ""царь зверей" и подобный солнцу, Лев может символизировать амбиции, гордость, волю к власти в её самой примитивной форме. Однако лев это еще не самый глубокий уровень - скажем образ змеи или рептилии значительно глубже и имеет отношение к чистому "Иному". Съесть льва еще возможно, но "съесть" змею - нет - достаточно вспомнить сновидение Ницше перед безумием когда к нему в рот заползла змея.
В герметической традиции образ льва часто появляется. Это и Зеленый лев который поглощает солнце, и лев с обрубленными лапами. Лев - солнечное животное, но одновременно он тот кто поглощает солнце, он - символ сознания, но эта форма сознания оказывается враждебна Сознанию. Можно сказать что в некотором смысле Лев это символ теневого то есть животного двойника эго, связанного с слепой волей к власти.
Лев пожирающий солнце у алхимиков и лев пожирающий "человека" у гностиков - это скрытый синонимический ряд.
Метафора поедания в символическом ключе означает слияние или ассимиляцию. В обычном состоянии элементы сознания и бессознательного могут быть разведены по разным берегам, это защищает от опыта ассимиляции. Сознание имеет кажущуюся автономность. Но эта автономность обретается за счет реальной живой силы. Автономное, но излишне абстрагированное сознание "все понимает а сделать ничего не может", это сублимированное состояние особенно было характерно для людей девятнадцатого века полностью потерявших связь со своим "львом". Как правило такая потеря связи имеет один закономерный конец "лев станет человеком" съев человека. (с)

***

Мария-Луиза фон Франц (1915-1998), ближайшая коллега Карла Густава Юнга, раскрывая психологический смысл этого образа, трактует алхимического зеленого льва, пожирающего солнце, как олицетворение сознания, которым овладели необузданные, фрустрированные желания, нередко скрытые под покровом депрессии.
Вот что она пишет :

Вспомним легенду о том, как Сет убил Озириса. Сначала он изготовил свинцовый гроб, а затем, напоив допьяна присутствовавших на пиршестве гостей, предложил каждому из них примерить гроб под предлогом выяснения, кому этот гроб окажется впору. Когда Озирис забрался в гроб, Сет немедленно закрыл его крышкой, залил свинцом и бросил в море. Озирис погиб от удушья в свинцовом гробу. Следовательно, гробница Озириса — свинцовый гроб, гроб с герметическим покрытием из свинца, в котором находится мертвый бог, или божественный дух, в том виде, который он принял в момент смерти.
С точки зрения химии это заключение, вероятно, опирается на ядовитые свойства свинца. Данный химический аспект проблемы, безусловно, соотносится с начальным этапом анализа, когда при соприкосновении с бессознательным обычно проявляются настолько сильные инстинктивные побуждения и эмоции, что человек переживает ряд состояний, способных привести к безумию. Утверждение алхимиков о том, что многие из них потеряли голову, можно понять в буквальном смысле.
В представлении древних свинец был металлом планеты Сатурн и обладал такими же свойствами, что и Сатурн: депрессией с негативной стороны и творческой депрессией с позитивной стороны. Сатурн был богом не только увечных, убогих и злодеев, но и художников, литераторов и других творческих личностей. На современном языке это означает, что некоторые виды депрессии обладают странной особенностью, а именно: находясь в депрессивном состоянии, человек буквально испытывает свинцовую тяжесть. Не задумываясь о подобной алхимической аналогии, люди нередко говорят: «Сегодня на меня навалилась свинцовая усталость». В состоянии острой депрессии человек чувствует, что он не в силах встать со стула или объяснить, что он испытывает. Он просто сидит, напоминая тяжелую глыбу. Признания людей, которые находятся в таком состоянии, изобилуют сравнениями со свинцом.

Слово «депрессия» означает, что человек испытывает давление подвергается сжатию поскольку либидо обычно вытесняется на поверхность. Жизненная энергия личности оказывается подавленной и добраться к ней можно только с помощью депрессии. Поэтому при отсутствии латентного психоза необходимо рекомендовать пациенту погружаться в депрессивное состояние, вместо того чтобы спасаться от него любыми средствами. И если в депрессивном состоянии жизнь покажется вам бессмысленной, необходимо погружаться в глубины до уровня психологической энергии, и тогда может внезапно проявиться творческая мысль, жизненный порыв и созидательные способности, которые оставались доселе незамеченными. Лицам творческих профессий — художникам и великим актерам — известно, что перед созданием новой картины или перед спектаклем может возникнуть подавленное настроение. Депрессия может проявляться и в более мягкой форме. Например, перед каждой лекцией у меня бывает неважное настроение, поскольку снижает уровень либидо. Это означает, что часть либидо была затрачена творчество, что в результате вызвало безразличие и вялость.

Свинец заключает в себе элемент безумия этом свидетельствует тот факт, что в основе депрессивных состояний лежат либо творческие мотивы, либо необузданные желания от которых невозможно отказаться. В состоянии депрессии людям нередко снятся кровожадные львы и другие пожирающие добычу животные, например драконы. Это означает, что они испытывают уныние, поскольку не осуществились их необузданные желания, например занять руководящую должность, иметь самую красивую супругу или деньги. Такими людьми овладевают детские желания — овладеть всем. В то же время они достаточно разумны, чтобы понять, что жизнь отличается от их представлений, и тогда желания принимают форму мрачной депрессивности. Депрессия несет на себе отпечаток несбывшихся желаний, и как будто бы после несчастной любви человеком овладевает мрачное уныние. Их лев испытал разочарование и в унынии вернулся в свое логово.

Некоторые люди в душе — разочарованные дети. Обычно они ведут себя очень корректно, вежливо и не требуют многого от аналитика. Однако их чрезмерная вежливость, корректность и тактичность всегда бывают подозрительны. Мы знаем, что они, подобно льву, хотели бы проглотить аналитика, предъявляя ему детские претензии и устраивая нелепые сцены, например, потому, что аналитик закончил консультацию на пять минут раньше положенного времени, перенес консультацию на другое время или простудился. Такие взыскательные инфантильные люди компенсируют свои несбывшиеся желания за счет чрезмерной корректности. Они знают, что предъявив свои претензии, они выпустят на волю кровожадного льва, и тогда аналитик, несомненно, нанесет ответный удар. В жизни они нередко оказывались в таком положении, когда, осмелившись дать волю потаенным чувствам, они получали удар по голове. Подобно ребенку, испытывающему горькую обиду и разочарование, они прячутся в своем укрытии, и тогда появляется кровожадный лев — депрессия. Все проблемы, связанные с желанием удовлетворить чувство голода и невозможностью насытиться, имеют в своей основе первобытные архаические реакции, первобытную природу, в результате чего начинает господствовать депрессивная мания.

Мы рассмотрели символизм безумия, заключенного в свинце. Но наряду с 
безумием он заключает в себе и Озириса, бессмертную личность. Поэтому, признав существование его в своей душе, мы придем к творческому началу, в котором кроется Самость. Как разочарованное дитя, так и кровожадный лев олицетворяет образ Самости.

В том случае, если человек думает, что ему во всем быть первым, то он фантазирует о рае. В основе этой фантазии лежит проекция Самости. Желание испытать все без промедления в данном случае по сути является ребячеством. Сама по себе эта фантазия вполне оправдана, так как заключает в себе идею конъюнкции, состояния гармонии. Это идея — религиозная, но она, несомненно, становится несбыточной, когда ее проецируют на внешнюю жизнь. Способы, с помощью которых человек стремится реализовать свои фантазии; несерьезны, но не содержат в себе ничего дурного или нездорового.
Таким образом, неконтролируемое безумие или неистовство личности является символом  Самости. При этом люди, как правило, эту энергию Самости не в силах подавить. Когда они поступают разумно, отказываясь от своей затеи, и осознают, что должны смириться и приспособиться к жизни, тогда они чувствуют, что исцелились. Но при том они также испытывают чувство разочарования.

Возвращаясь к алхимической терминологии, можно сказать, что извлечение Озириса из свинца, спасение фантазии, дарующей жизнь, и освобождение от наивного стремления воплотить эту фантазию сопряжены с существенными трудностями. Проблема заключается в том, чтобы спасти сердцевину, фантазию Самости, отсекая все несущественное (примитивные желания и т. п.), сопряженное с ней — таков смысл извлечения Озириса из свинцового гроба. Алхимик осуществлял это с помощью проекции, когда говорит о необходимости извлечь божественного человека из свинцового гроба и освободить его от власти материи, подверженной распаду.

***

Ганс Себальд Бехам, "Sol"



Солнце символизирует царскую власть, короля. Как и лев, собственно. Солнце – это и ЭГО, «Я».
Возможно с психоаналитической точки зрения, ЛЕВ ПОЖИРАЮЩИЙ СОЛНЦЕ – это смерть ЭГО, ранение ЭГО. «Я» - есть человек, пожирающий свое собственное внутреннее СОЛНЦЕ. Смерть Эго является, вместе с расширением сознания, повышенной чувствительностью всех сенсорных потенциалов, распадением границ мира собственного “Я”, разрушением корковой профильтрованной системы оценок, повышенной способностью к эмоциональному возбуждению и сокращением расстояния между осознанными и бессознательными процессами.

Смерть Эго является разрушением сферы чувств, направлением внимания и активности к глубинным пластам психики. Понятие смерти собственного Эго фальсифицировано, так как Эго никогда не умирает и никогда не растворяется, но устанавливает связи с остальным миром и преступает границы своего изолированного бытия. Те, кто пережил подобное изменение сознания, почти не обнаруживают боязни перед потерей духовного или мотивационного контроля, перед двойными толкованиями, парадоксами и паралогическими процессами, перед неизвестным и перед смертью (с).

Астрологически я это вижу как активное включение работы VIII поля гороскопа с возможным нахождением там, собственно самого Солнца. Меняется система ценностей. В то время как большинство людей чувствуют себя обиженными и оскорбленными, подвергаясь например словесному нападению, душа, пережившая смерть эго, может вообще не реагировать на подобные оскорбления. Для такого человека, жизнь обретает большее значение, а такие игры кажутся глупыми и не важными.
На психическом уровне VIII поле гороскопа связывается с покорением личного «Я», духовной эволюцией, осуществляемой посредством страданий человека, умением возрождаться и изменять направление действования. Это трансформация жизни, кризисы и переломы, оккультные поиски, глубинно-психологические прозрения, алхимия души. Благодаря страданиям, под влиянием VIII поля сгорают эгоистические желания, как бы высвобождая просветленную самоотверженность духа.
VIII поле – это также скрытое, кулисы «видимой реальности». Также, символически - это некие продукты переработки (по сути – экскременты), которые служат «удобрением». Уходя в землю, от всеобщего взора на них вызревает нечто новое, контекст «смерти – возрождения». Это и магическое и медицинское – алхимическое.  Тот самый процесс растворения царской водкой или рутью солнца - золота.

В искусстве врачевания античности и средних веков экскременты людей и животных были ценнейшим медикаментом. Однако в реальных рецептах их использование скрывалось за такими эвфемизмами, как «западная сера» и «цибет». Врач и естествоиспытатель Парацельс называл их человеческим углём (carbon humanum) и однажды приобрёл кучу врагов, представив коллегам ночную вазу полную экскрементов, и сказав: «Если Вы не хотите ознакомиться с секретами гнилостного брожения, вы недостойны называться врачами». Начала зарождаться новая область науки: скатология. Она была смесью магических и медицинских концепций, касающихся целительной силы экскрементов, и объединяла эти фекальные идеи в прикладной мифологии.
Многие рецепты напоминают алхимические предписания по набору ингредиентов, кторые сложно,и даже едва ли возможно, заполучить. Скатология открывала окно в сюрреалистичный, пограничный психоделический мир. Люди были убеждены, что особыми свойствами и силами, которые могут послужить человеку, обладают не тоько зубы, перьяи когти животных, но также и их помёт. Помёт остроглазого сокола восстановит слабое зрение, если втирать его в уголки глаз по утрам. Мужчин, разбитых частичным параличом, обмазывали змеиными фекалиями, чтобы они снова обрели гибкость. Женщины применяли этот же метод, если желали,чтобы роды прошли без осложнений. Те, кто жаждал оставаться молодыми, прибегали к использованию экскрементов мальчиков или девочек. Мужчины,боявшиеся потери сексуальной потенции, ели дерьмо оленей, быков и козлов. Женщины, желавшие забеременеть, целый день носили с собой повсюду мешочек с кроличьем помётом, поскольку кролик считался плодовитости.

Неужели человеческие и звериные экскременты и есть та самая таинственная и драгоценная первичная материя (prima materia), которая может трансмутировать в золото? Многие алхимики боялись замарать руки, используя в своей магической работе фекалии. Но других, тех, кто практиковал черную магию, исследователей-фа-устианцев, ничто не могло отпугнуть. Надеясь сделать открытие, они принимали «черную магию» буквально и спускались в темные камеры и выгребные ямы с тем, чтобы раскрыть золотую тайну экскрементов: они выходили на алхимический Путь Левой Руки.
Немецкий автор Михаэль Д. Эхнер в своей книге «Тайное учение сексуальной магии Зверя 666» пишет:

Анализируя субстанции, которые обычно считаются нечистыми, средневековый алхимик, вероятно, ближе всего подбирался к старым учениям. Он сознавал, что грязь есть внешний облик скрытого Бога, и что бесценное сверкающее золото находят в рудах и металлах, отвергаемых теми, кто не может отличить ценное от никчемного.

Подобные взгляды бытовали не только в Средневековье, в некоторых оккультных течениях они просуществовали вплоть до XX века. Фриц фон Герцмановский-Орландо 22 декабря 1914 года писал своему другу, художнику-символисту Альфреду Кубину: «Писсуары, туалеты и ночные вазы, являющиеся центром оккультной чувственности, все еще недооценены».

В начале этого столетия писатель и оккультист Густав Мейринк предпринял в Праге кое-какие алхимические эксперименты. Во всех областях он был человеком, жаждавшим заглянуть за кулисы «видимой реальности» для того, чтобы больше познать мир сокрытый. О своих алхимических приключениях он написал в отчете «Как я пытался сделать золото в Праге». У букиниста он набрел на средневековый текст графа Милано, в котором утверждал, что алхимическая prima materia может быть получена из человеческих или звериных экскрементов. Текст содержал подробные описания. И Мейринк решил посветить себя этой алхимической задаче метаморфозы. Он договорился со стариком, работавшим в канализации, и получил от него ведро фекалий:

Алхимики старины почти единогласно утверждали, что процесс приготовления эликсира охраняется темными силами подземного мира и поэтому может привести к ужасной беде: нищете, неизлечимому недугу или насильственной смерти. Любой ценой нужно предохраняться от взрыва стеклянного сосуда, содержащего субстанцию, неторопливо трансформирующуюся над медленным огнем. Согласно предписанию, я в течение недель монотонно подогревал ее. Я и мой химический консультант были удивлены, заметив необъяснимо прекрасные перемены цвета, который, в конце концов, достиг радужности павлиньего хвоста. Однажды, когда я стоял перед ретортой, она с громким хлопком взорвалась, а ее содержимое брызнуло мне в лицо. Я повторил эксперимент — на этот раз с открытым сосудом. Игра цветов утихомирилась на первой стадии черноты. Для меня до сих пор остается абсолютно непостижимым, почему колба взорвалась снова — и именно тогда, когда перед ней стоял я. Когда я возжелал повторить операцию в третий раз, меня охватил ужасный недуг....

В одном из мистических фильмов чилийского режиссера Алехандро Ходоровски экскременты превращаются в золото после прохождения черной, красной и белой алхимических стадий. Это уравнение фекалий с золотом служило также важным элементом множества картин и сочинений каталонского художника Сальвадора Дали, что, вероятнее всего, было результатом влияния обширных трудов Карла Густава Юнга на тему алхимии и состояний психики. Как он восклицал:

Я воспринимаю существование с алхимической точки зрения. Не верю в абстрактную концепцию человека. Его пол, его запахи, его экскременты, гены в его крови, его эрос, его мечты и его смерть являются важными аспектами его существования…. Я верю в силу гниения…. Любое великое искусство рождается из алхимии и преодоления смерти…. Я делаю золото, сверхсознательно опустошая кишечник…

Подобная концепция также играет значительную роль в некоторых тантрических доктринах. В упражнении, называемом «вайпарита», чувства и ощущения должны быть вывернуты до такой степени, что вещи, вызывающие ужас и отвращение, теряют для психики всякую угрозу.
Вещи, вызывающие отвращение, анализируются, очищаются и из них извлекается их ценность, они используются для совершенствования человека.

«Чёрное ремесло» играло значительную роль не только в тантре, средневековой и античной медицинской практике. Можно обнаружить его следы и в алхимии. Первый этап работы был назван Nigredo: чернотой. Его атрибутами были гниение, разрушение, смерть - именно такой мрачный символизм превалирует в описаниях чёрной фазы. В некоторых манускриптах присутствуют также изображения стеклянных сосудов, содержащих загадочные чёрные ингредиенты и тёмные поблескивающие жидкости. Их авторы частенько указывали на то,что эта «таинственная субстанция» в повседневной реальности может быть найдена повсюду - хотя люди её недооценивают или пренебригают ей.

Удивительно, что фекалии, пепел и прочие остатки считаются тем, что "Сын Ремесла" должен ценить и сохранять, поскольку именно из них и сделано Золото, или, если точнее, они и есть Золото - не обыкновенное, а истинно, или "Философское Золото"...

- Юлиус Эвола. "Алхимическая традиция".

***

Итак, смерть ЭГО....

При падении с горы мы узнаем о своеобразной последовательности изменения восприятий. Если во время опасных ситуаций человек бывает парализован страхом, переживает шок и становится недееспособным, то в тяжелых случаях, с вероятным смертельным исходом, ситуаций шока не возникает. Поначалу попавший в беду неистово сопротивляется, охваченный страхом, борется за выживание, но в силу безвыходности ситуации, он прекращает эти действия и всецело смиряется.
Отказ от самого себя, примирение с ситуацией и готовность умереть являются, по-видимому, движущей силой для развертывания всех последующих действий. Ввиду смертельной опасности тело пребывает в свободном падении ввиду отказа всех возможных для человека средств спасения, сознание отдает себя судьбе. Страх перед возможностью растворения своего Эго исчезает, разрушается идентификация с собственной историей и соб­ственным существованием.
...Освобожденная от смутных страхов своего Эго, личность занимает позицию, свободную от каких-либо эмоций. Человек находится теперь во власти ясного сознания, мыслительная деятельность активизируется, подобно быстро движущейся киноленте, во много раз усиливается точность мышления, исход и течение несчастного случая просчитываются молниеносно, как на компьютере. Реалистически определяются шансы выжить, проигрываются возможные варианты спасения и при всем этом личность пытается еще действовать спонтанно. Вместо того, чтобы прийти в полное замешательство, мышление исполнено ясности, объективно, характеризуется чрезвычайным внутренним покоем и крайней серьезностью. Так как не производится никаких судорожных попыток выжить, тело остается совершенно расслабленным. Бездействие, невозмутимость и ощущение покоя преобладают, личность отдается судьбе и не противится неизбежным последствиям свободного падения (c).

Некоторые подтверждения этому я нашел в этом тексте (Стантон Марлан. «Черное Солнце: Алхимия и Искусство Тьмы») :

Солнечный Король является отражением господствующей силы исторической, культурной и психической реальности. Существует долгая традиция поклонения Королю и Солнцу, воспевающая качества рационального порядка, стабильности, жизненной силы, живучести, благословения, радости и света. Однако же работа Мура и Джиллетта оспаривает то, что внутренний Король, как выражение зрелого мужского начала, не может быть низведен до оборотной стороны патриархальности и тени Короля - Тирана. Как архетипические принципы, Солнце и Король не являются сами по себе деструктивными и проблемными для культуры и психической жизни человека. Они символизируют жизненную силу и являются естественными для психе. Проблема начинается, когда эти архетипические силы поражают слабо развитое или слепое эго, раздувая и развращая его. Когда эго идентифицируется с трансперсональной силой Короля и само становится Королем, приближается Тиран, который поглощает жизненную энергию Короля .



Король, пожирающий сам себя, 1625. Йоханнес Фабрициус, Алхимия: Средневековые Алхимики и их Королевское Искусство, стр. 75

Мур и Джиллет описывают этот образ как Короля, сидящего на своем троне в центре мира, где «мир» определяется как та часть реальности, которая организовывается и управляется Королем. То, что находится за пределами границ его влияния - это хаос, демоническое и внеземное. Создается замкнутое пространство, которое отвергает любые другие формы и принципы внутри своей самовлюбленной отгороженности.

Возможно ли утверждать, что в бессознательном укоренилось отождествление с Королем или Светом? Если да, то такое неосознанное отождествление окрашивает психе и имеет важные личные и культурные последствия.

На самом личном уровне аналитики уже приблизились вплотную к решению подобных проблем, которые становятся очевидными в клинических случаях. В «Анатомии психе» юнгианский аналитик Эдвард Эдингер, к примеру, ссылается на выражение бессознательных королевских содержаний в «вспышках аффекта, негодовании, удовольствии». Освобождение от влияния этих содержаний – сложный процесс. Внутренняя фигура примитивного Короля/эго должна испытать трансформацию не только в культуре, но и в жизни каждого конкретного человека. Алхимия говорит об этом Короле как самом начальном этапе, состоянии необработанного вещества философского камня, который должен быть очищен и освобожден испытанием серии алхимических процессов, в конечном счете умирая и заново рождаясь.

В алхимии умирание и почернение - часть процесса мортификации. Это является необходимым компонентом процесса трансформации Короля и других образов primamateria, таких как Солнце, Дракон, Жаба.

Алхимическая градация хорошо помогает визуализировать данные процессы. Конечное место назначения в процессе умерщвления Короля - это очищение, смерть и трансформация. Этот процесс обозначен серией мощных и комплексных алхимических образов, которые были воспроизведены Юнгом, Эдингером, Фон Франц и другими. Трансформируемые субъекты обычно представлены старым Королем, Драконом, Жабой или Солнцем, убитым или раненым дубинкой, мечом или ядом; утонувшим или проглоченным. Феноменология этого процесса имеет своей целью изменить старые господствующие функции сознательного эго. Символические раны или смерть готовят примитивное «я» для фундаментальных изменений.

В «Смерти Короля» Столциуса мы видим Короля сидящего на своем троне в окружении десяти фигур, собравшихся, чтобы убить его. В другой картине под названием «Солнце и Луна убивают дракона» символически представлен тот же процесс. Как уже отмечалось, Дракон часто является «олицетворением инстинктивной части психики». Борьба с бессознательным также изображена в Книге Лембспринка, где воин с мечом в руках встречает дракона, чью голову он должен отрезать:

Вот твой путь,
что приведет тебя к ужасному чудищу в лесу,
чья кожа чернее ночи.
Но если ты сможешь отрубить ему голову,
темнота его развеется навсегда.

Встреча с драконом подразумевает под собой опасную встречу с бессознательной основой психики, символически выражаемой процессом убийства.


На рисунке  представлен «Танец Смерти» Ханса Холбейна. На картине изображена Смерть, предлагающая отравленный напиток Королю. Тема отравления также связана с алхимическим образом Жабы, которая является символической вариацией «ядовитого дракона» и символизирует собой необузданную, неструктурированную жизненную энергию. «Жаба, materia prima, тонет в собственной жадности и голоде. Она умирает, становится черной, разлагается и наполняется ядом. Алхимик нагревает остатки жабы, и ее цвет изменяется от черного до многих цветов от белого до красного,что указывает на преобразующей процесс. Яд, который она содержит, затем преобразуется в pharmakon, эликсир, который может привести к гибели и / или восстановлению».

Король идет ко дну и испытывает процесс solutio(растворение). Он символизирует завышенное эго, растворяющееся в своих чрезмерных водах. Данный процесс подразумевает возможность омоложения короля.


Другие изображения, такие как алхимические иллюстрации семнадцатого века гравера Валтасара Швона на тему ранения Солнца Луной, изображают проникновение бессознательного в тело сознательного «я». На известных графических картинах  изображено Солнце, которое ранено укусом зеленого Льва. Впервые это изображение было прикреплено к рукописи Philosophorum Rosarium в 16 веке. Оно показывает льва, пожирающего Солнце, с кровью, исходящей из его рта.


Rosarium philosophorum /Розарий философов, 1578 г. Чешский перевод. Иллюстрации — рисунки / Jaroš Griemiller z Tøebska, Rosarium Philosophorum, f. 177r, Prague, 1578

Солнце здесь отождествляется с алхимическим необработанным веществом, «золотом», которое съедено и растворено в целях получения «спермы» золота, живых семян, из которых можно вырастить чистое философское золото. Здесь «семя» золота не имеет отношения к обычной человеческой семенной жидкости, но является«asemi-materialprinciple» (полуматериальным принципом) илиауреseminales, потенциальной плодородной возможностью, которая готовит Солнце к священному браку с его супругой Тьмой. Она, как полагали алхимики, и производитфилософского ребенка или камень, кормясь живойкровью, которая течет из ран, нанесенных в результате столкновения Солнца и Льва. Кровь, называемая красной ртутью, считается сильным растворителем. Она размывает любую крепкую защиту. И это разрушение старых барьеров может стать началом нового рождения. Во снах образы крови часто приходят в моменты, когда возможны реальные изменения.
Помимо всего этого мотив раны символизирует скрытую невинность, которая также является объектом умерщвления. Зеленый цвет льва символизирует как рост и плодовитость, так и нечто юное, невинное, незрелое. Алхимики представляют эту невинность, иногда называемую virgin-milk(«молоком девы»), как первичное состояние, нечто неискушенное и не почерневшее. Типичные образы virgin-milk часто сохраняются в эмоциональной сфере интеллектуально развитых людей. Бессознательно поддерживаемые идеи могут выражаться в таких мнениях и жизненных установках, как «Жизни следует быть честной», «Бог защитит и позаботится обо мне, как хороший родитель», «Плохие вещи не случатся со мной, потому что я жил в соответствии с теми или иными принципами», «Я был хорошим или справедливым, ел здоровую пищу и т.п., поэтому я прав» и так далее. Подобные установки защищают невинное и незрелое эго от боли, неуверенности и жалости к себе.

Ранение эго может закончиться различными вариантами. Процесс потемнения может привести к своего рода слепоте и опасному застою духа, который затем окажется запертым в этой ране – «замерзшим в камне или во льду, или заточенным в огне». С алхимической точки зрения, эта невинность не должна застаиваться на этапе потемнения и должна быть умерщвлена, только тогда будет выполнена необходимая работа.
Хилманн отмечает, что «почернение начинается в жестокой, раненной, проклинающей, гниющей невинности духа и развращении и угнетении ее в nigredo, которое мы распознаем по его зловонию, его материалистичным вопросам, почему все вышло не так, как предполагалось».

Согласно Эдингеру, это тот момент, когда душа «входит в ворота черноты». Юнг называет падение в темноту - nekyia. В психологии и алхимии он использует это греческое слово, чтобы обозначить «путешествие в Хэдес», падение в земли мертвых. В мифах и литературе есть много примеров таких путешествий. Например, Юнг упоминает «Божественную комедию» Данте, которую тот начинает с описания опыта nigredo:

В середине пути моей жизни
Я обнаружил, что я в темном лесу;
Правильная тропинка, с которой я сбился, потеряна.
Ах! Как трудно описать
Дикость этого необитаемого и беспощадного места,
Те мысли, в которых возвращаются все мои страхи!
Это так горько, и смерть так близка…
Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.
Каков он был, о, как произнесу,
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу!
Так горек он, что смерть едва ль не слаще.

Юнг также приводит в пример Вальпургиеву Ночь в «Фаусте» Гете и апокрифические падения Христа в ад. Эдингер дает в дальнейшем примеры nekyia, ссылаясь на описания из книги Джона Баниана «Путешествие Пилигрима» и Т.С. Элиота «Пустошь» Его собственный вклад в исследование этого вопроса описан в работе «Белый кит Мелвилля», которую он еще называет как «Американская Nekyia». Дополнительные параллели подмечены также Сильвией Перера, которая вспоминает японскую Изанами, греческую Персефону, римскую Психею, и сказочных героев, идущих к Матери Хилде или Бабе-Яге. В «Падении к Богине», ее собственной работе, она изучает предмет с точки зрения женщин и рассматривает шумерскую историю Инанны и Эрешкигаль, Темной Богини. Продолжать приводить многочисленные примеры из истории и культуры можно бесконечно. Как отмечает Эдингер, «предмет не имеет национальных или расовых границ. Его можно найти везде, потому что он исходит из врожденного, необходимого движения, которое проявится рано или поздно, когда сознательное эго истратит все свои ресурсы». В конце концовnekyia приводит к погашению света эго и смерти, хорошо описанной в “Невидимках” Элиота:

Это мертвая земля,
Земля кактусов.
Здесь каменные изваяния
Воскрешены. Они получают
Мольбы из мертвых рук
Под мерцание меркнущих звезд.


Изображению исчезающей звезды Элиота или потере света дано графическое представление в рисунке (ниже), на котором изображен человек в «свинцовой депрессии» - смертельном страдании в долине меркнущих звезд.


Свинцовая депрессия. Йоханнес Фабрициус, Алхимия: Средневековые Алхимики и их Искусство, стр. 105

В алхимии потеря света подразумевает душу, сгоревшую, высохшую, обнаженную, оставляющую только скелет. Это изображено на рисунке (ниже) который Фабрициус называет «Страхи и ужасы проклятых».


В алхимической работе «Блеск Солнца» (1582) смерть изображена как черное солнце, сгорающее дотла на фоне пустынного пейзажа. Это сгоревшее дотла место души, куда мы должны войти, если способны и хотим понять суть образа Solniger и процесс nigredo :



Использованная литература :

Стантон Марлан, «Черное Солнце: Алхимия и Искусство Тьмы» ;
Франц фон М.,  «Алхимия, Лекция 3, Греческая алхимия»;
Хольгер Кальвайт, « Шаманы, целители, знахари»;
И. Вольф , «Об алхимических символах».